ЯЗЫК И СИМВОЛЫ ЭТНОКУЛЬТУР В ОПОСРЕДОВАННОЙ КОММУНИКАЦИИ

Главная » Социология » ЯЗЫК И СИМВОЛЫ ЭТНОКУЛЬТУР В ОПОСРЕДОВАННОЙ КОММУНИКАЦИИ
Социология Комментариев нет

E-mail: iabykova5@rambler. ru

Статья посвящена сопоставительному исследованию процесса опосредованной коммуникации, языко — вых, культурных и исторических пресуппозиций общения с позиций порождения и восприятия смысла при интерпретации символов этнокультур.

Ключевые слова: язык; межкультурная коммуникация; перевод; эквивалентность; смысл; имплицит-

ность; языковая картина мира.

I. А. Bykova

LANGUAGE END ETHNIC CULTURE SYMBOLS IN THE MEDIATE BILINGUAL COMMUNICATION

Peoples’ Friendship University of Russia

The article is devoted to the comparative analysis of the mediate bilingual communication in connection with language, cultural and historical presuppositions of communication when dealing with sense generating and percep — tion at the level of ethnic culture symbols interpretation.

Keywords: language; intercultural communication; translation; equivalence; sense; implicity; language picture of the world.

Под влиянием новых парадигм знания, главным образом, когнитивной и коммуника — тивной, в современной науке о языке усилилось внимание к дискурсивным аспектам языка. В рамках когнитивно-дискурсивного направле — ния на протяжении двух последних десятиле- тий происходило формирование собственного видения явлений сознания, языка и коммуника — ции. «Когнитивная наука поставила перед со — бой воистину глобальные задачи и, вовлекая в их решение специалистов по лингвистике, за — ставила последних пересмотреть …и само по — нимание языка, и его роль в познавательных процессах человека» [5, с. 13]. Пересмотр ранее сложившихся представлений о языке и его свя — зях с другими областями знания нашел прояв — ление также и в тенденции к поиску и обеспе — чению новых ракурсов его изучения через призму явлений когниции и дискурса.

В рамках исследования исключительной роли, которая принадлежит языку в осмысле-

нии мира и в процессе общения людей, несо-

мненный интерес представляет проблема взаи-

модействия языка и культуры в переводе. Со — поставление оригинала и перевода, с точки зре — ния качественных и количественных различий в условиях общения носителей разных культур (и обычно разных языков), а в конечном итоге носителей разных национальных сознаний, ил — люстрирует необходимость осуществления оп — ределенных модификаций исходного текста в целях достижения равноценного восприятия оригинала и перевода и адаптации последнего к лингвоэтнической коммуникативной компе — тенции иноязычного адресата. При этом речь идет о необходимости адекватно передать в другом языке и культуре своеобразие соци — ально-коммуникативного опыта соответствую — щей языковой общности.

Следует отметить, что при одинаковом на-

боре универсальных для большинства народов и культур концептов существуют присущие конкретному народу соотношения между этими концептами, что создает основу для нацио — нального видения и оценки мира. Немаловаж — ным в этой связи представляется тот факт, что

в национальных языках такие общечеловече — ские концепты группируются и вербализуются различным образом, собственно в зависимости от лингвистических, прагматических и культу — рологических факторов а, следовательно, и фик — сируются в разных значениях. Так, Т. ван Дейк утверждает, что «успешная вербальная комму — никация возможна, если только пользователи языка обладают общими значениями и зна — ниями» [3, с. 14].

В силу того, что отправные точки теории перевода связаны с одним из видов когнитив — ной деятельности человека, а именно, речевой деятельностью, то есть коммуникативным уров — нем, который предполагает выявление общих закономерностей взаимодействия лингвистиче — ских и экстралингвистических формантов смы — сла как в процессе порождения, так и воспри — ятия текста в исходном языке (ИЯ) и языке пе — ревода (ПЯ), обращение к структурам знания и конвенциональным способам их объективации, иными словам, лексической объективации оп — ределенным знаком в конкретной коммуника — тивной ситуации, представляет значительный интерес с точки зрения теории перевода и ком — паративистики в целом, где перевод использу — ется в качестве метода сопоставления.

В вербальной коммуникации атрибутом лю-

бого высказывания является имплицитный смысл. В рамках одноязычной коммуникации он формируется на основе таких формантов, как фоновые знания коммуникантов, пре — суппозиции общения, которые соотносятся с невыраженными, но легко восстанавливаемыми в сознании коммуникантов признаками ситуа — ции; дополнительной ситуативной информаци — ей и знаниями об интенции адресанта (контек — стуальный смысл); включая импликцию (как когнитивную операцию сознания по выведе — нию дополнительного смысла из общего смыс — ла высказывания) и ее результата – импликатур (при этом вероятность значительных расхожде — ний относительно эксплицитно выраженного языкового содержания, как правило, достаточ — но высока). В условиях диалога культур, в ко — торый они вступают в процессе опосредован — ной коммуникации, дополнительно к указан — ным относятся также и части смысловой струк — туры исходного текста (ИТ), которые при адекватной передаче эксплицитно выраженного смысла в языковом содержании оригинала мо — гут оказаться недоступными для понимания ад — ресата на ПЯ. Трудности в передаче имплицит-

ного смысла на языке перевода могут быть обусловлены различиями когнитивной среды коммуникантов на ИЯ и ПЯ; расхождениями в представлении когнитивной среды через язы — ковое содержание высказывания (характерной для каждого из контактирующих языков степе — ни эксплицитности / имплицитности в отраже — нии мира, которая проявляется при сопоставле — нии ИТ и текста перевода (ПТ); различиями в способности адресатов на ИЯ и ПЯ к выведе — нию импликатур из языкового содержания вы- сказывания и т. д.

Так, можно констатировать, что имплицит-

ность оригинала в значительной степени сохра — няется или остается неизменной при переводе в случае, если это не требует актуализации не- известных для адресата на ПЯ фоновых знаний, на основе которых происходит формирование имплицитного смысла оригинала. Сходство ок — ружающей действительности (и как результат сходство описываемых в ИТ и ПТ ситуаций) порождает близость концептуальных систем разноязычных коммуникантов, что обусловли — вает привлечение сходных пресуппозиций и приводит при адекватном переводе к совпа — дающим смысловым выводам из содержания высказывания. Сохранение в переводе импли — катур оригинала, их невыраженности и воз — можности выведения смысловых выводов из адекватно переданного общего смысла и смыс — ла контекста ИТ основывается на связи импли — катур с общим смыслом высказывания на ПЯ и способности иноязычного адресата к установ — лению подобной связи (Ср.: «дедовщина» (Рус.) –

«novatadas militares» (Esp.) – «hazing» (Am.)).

В силу того, что в процессе восприятия тек — ста иноязычным адресатом могут возникать определенные трудности как объективного, так и субъективного характера, встает вопрос о преодолении возникающего при контакте двух культур дифференциала в знаниях, представле — ниях, ассоциациях и др., в том числе нацио — нальных концептосфер (ср. «estraperlo» (Esp.) –

«спекуляция» (рус); «гласность» – «destape» (Esp.). Это обусловлено тем, что при переводе фрагментов текста, отражающих специфиче — ские для соответствующей культуры предметы и явления разной степени конкретности или це — лые ситуации, которые выражают своеобразие социально-коммуникативного опыта соответст — вующей языковой общности, именно культур — ный фон, фоновые знания, контекст ситуации (при учете всех прочих условий) позволяют пе-

реводчику осуществить правильный выбор языковых средств и обеспечить достаточный для данной речевой ситуации уровень понима — ния предмета речи, иными словами, адекватно интерпретировать интенцию автора текста.

«В процессе перевода происходит сопоставление концептуальных картин мира первичного отпра — вителя информации (автора) и первичного полу- чателя информации – переводчика. Для достиже — ния эффективной коммуникации необходимо, чтобы степень совпадения концептуальных сис — тем отправителя информации и переводчика бы — ла как можно более высокой» [6, с. 25].

В ходе познавательной деятельности фор-

мирование того или иного понятия в различных лингво-культурных общностях может осуще — ствляться различными путями. Вместе с тем релевантным для репрезентации информации является определенность языкового оформле — ния, достаточная для восприятия ее как формы конкретного языка, несущей конкретное со — держание (ср.: «economía sumergida» (Esp.) –

«теневая экономика» (Рус.). Так, адресант вос-

принимает объективную действительность в соответствии с традициями своего народа (культурный фактор) и своего класса (социаль — ный фактор). Одно и то же слово как символ конкретной этнокультуры ИЯ и его эквивалент в ПЯ в зависимости от пресуппозиций общения может иметь различные оценки как отражение фонового мира ценностей различных лингво — социокультурных общностей. Такие различия могут быть обусловлены причинами как объек- тивного, так и субъективного характера (ср.:

«партизан» (Россия) – «guerrillero» (Esp.;Cub.) –

«guerrillero» (Col.) соответственно: положи — тельная оценка – нейтрально-положительная – отрицательная). Знания адресанта о мире, убе- ждения, шкала ценностей чаще всего не совпа — дает с соответствующими, а также фоновыми или тезаурусными знаниями адресата перевода, что не может не создавать разрыва в знаниях, понятиях, взглядах и тем самым прагматически приводить к ситуациям когнитивного диссо — нанса или вызывать реакцию, противополож — ную ожидаемой со стороны отправителя (ср.:

«крестовые походы» и его перевод на англий-

ский, испанский и арабский языки, с одной стороны, является констатацией оппозиции в пространстве христианского мира в том, что касается православия и католической веры; с другой – противопоставлением в рамках кон — фессиональной принадлежности в целом между

христианством и исламом, что в итоге создает весьма причудливую конфигурацию, в которой католицизм находится в состоянии асимметрии в отношении православия и ислама. Такие культурно-когнитивные пресуппозиции обще — ния не могут не оказывать воздействия на вос — приятие в вышеперечисленных этнокультурах хорошо известной русскоязычному коммуни — канту хрестоматийной фразы «Крестовый по — ход (стран Антанты) против молодой совет — ской республики провалился». Идиоматичность текста на языке перевода будет обеспечена ис- ключительно на основе «восполнения нару — шенных с изменением ситуации общения пре — суппозиций коммуникации, в новой системе личностных и социально-общественных, про — странственных и возможно временных коорди — нат» [2, с. 88].

Языковое сознание сопричастно мировоз-

зрению, которое отображается и фиксируется в языке в виде ментальных моделей картины мира. Принято считать, что когнитивные про — странства национально детерминированы и на — ционально маркированы. Вместе с тем сущест — венно важным оказывается утверждение о том, что «не меньшее значение в языковом самовы- ражении народа имеет отбор языковых элемен — тов в речи, в процессе организации высказыва — ния. Этот отбор показывает, какие элементы действительности, какие их свойства и отноше — ния имеют приоритетное значение в речевом сознании говорящих на данном языке людей» [7, с. 402]. Безэквивалентные и фоновые ЛЕ

«momios» = reaccionarios (Chile); «barbudos» =

revolucionarios (Cub.); «escoria, gusanera, gusanos» = contrarrevoluciоnarios (Cub.), как правило, «употребляются в симметричных по принадлежности к определенной лингво — культурной общности и классу квалитативных ситуациях, отражающих классовую и полити — ческую принадлежность. В асимметричных си — туациях незнание прагматической информации подобного рода может привести к их неадек — ватной интерпретации и употреблению, в неко — торых случаях, к нарушению коммуникации» [2, с. 56]. Например: «gusano»=contrarrevolu — cionario (Cub.), «gusano»=grosero (Col.). Свое — образие семантических структур конкретного языка объясняется тем, что в них «находят от — ражение мнение, опыт и знание…пользова — телей испанского, английского и русского язы — ков, связанные с теми представлениями, ко — торые существуют в обществе на определенном

историческом этапе его развития (ситуация, ло- кализованная во времени и в пространстве») [1, с. 25] (ср.: «tertulias de la generación del 98»,

«contertuliano», «la mili», «rubalcabistas» (Esp.),

«apóstoles de la Revolución» (Cub.), «mártires de la Revolución» (Cub.), «pololear»(Chil.), «haze»,

«hazing» (Am.) и т. д.)

Таким образом, все аспекты речевой ком — муникации, включая проблемы культурных различий, взаимовлияния языков и культур, взаимодействующих в акте, с одной стороны, подлежат учету в процессе перевода в целях повышения эффективности межъязыковой межкультурной опосредованной коммуника — ции, так как национально маркированные ком — поненты смысла, содержащиеся в подобных лексических единицах-символах этнокультур, оказывают влияние на концептуальное модели — рование информации и активизируют в процес — се мыслительной деятельности определенное видение мира, передавая через культурную па — мять, фиксируемую семантикой слова, допол — нительно конкретный смысл (представленный имплицитно) и его оттенки в одно и то же вре — мя; с другой стороны, эксплицируют креатив — ную деятельность человека, обладающего сво — бодой выбора средств познания и интерпрета — ции окружающей действительности.

Материал взят из: Известия Волгоградского государственного технического университета: межвуз. сб. науч. ст. № 2(105)

(Visited 4 times, 1 visits today)