Типы каламбура в публичной речи

Главная » Филология » Типы каламбура в публичной речи
Филология Комментариев нет

В статье описательно представлена когнитивная модель формирования каламбу — ра, основанная на метафоризации как ментальном механизме и связанная с категорией эмотивности. На основе анализа проявлений эмоциональных состояний предлагается авторская типология каламбуров, функционирующих в публичной речи.

In the article the author describe the cognitive model of pun forming, which is based on the process of metaphorization as the mental mechanism of the linguistic phenomenon, connected with the category of emotional breadth. On the basis of emotional conditions the author offers her own typology of pun functioning in public speech.

Ключевые слова: каламбур, публичная речь, метафоризация, эмотивность, когни — тивная модель, образ, лингвосемиотика.

Key words: pun, public speech, metaphorization, emotional breadth, cognitive model, image, linguosemiotics.

Использование каламбура в речи может быть вызвано различными внутренними причинами. Юмор во фразе может скрывать истинную ком — муникативную цель говорящего, создавая многозначность понимания для слушающего. Каламбур выполняет различные функции, что делает его не — однозначным для понимания адресата и не даёт ему повода категорично обвинить говорящего, например, в агрессии. Таким образом, юмористиче — ские высказывания оказываются компромиссным вариантом как для уста — новления дружеских отношений, так и для маскировки более агрессивного суждения [6, с. 176]. Например: Пока на швейцарского Мюллера украинского Штирлица не находится (К. Выборнов. ЧМ-2006: Украина – Швейцария).

Рассмотрим когнитивную модель формирования каламбура. Прежде всего, говорящий принимает решение о цели коммуникации в общем: ка — кое впечатление он хочет произвести на адресата, чего хочет достичь. Да — лее необходимо решить вопрос об уместности юмора в данной конкретной ситуации. Имеется масса факторов, влияющих на выбор стратегии калам — бура и на тип остроты. Это могут быть различные внутренние факторы,

например, личностные характеристики, отношение к адресату, текущее эмоциональное состояние, планы говорящего и т. д. [8, с. 186]. После того, как определены благоприятные условия для формирования каламбура, языковая личность начинает процесс метафоризации. Мы согласны с мне — нием О. С. Зубковой о том, что «с позиции лингвосемиотической теории, метафоризация – динамично-конструктивный когнитивный процесс, яв — ляющийся частью языкового/речевого механизма человека» [3, с. 324].

© Ушкалова М. В., 2013

Подобный процесс формирования отвлеченного понятия с точки зре- ния лексики и семантики описывал А. Р. Лурия как процесс реализации со- держательного обобщения на основе сопоставительного анализа нового объекта с уже известными и привычными объектами, имеющими название [7, с. 102]. Однако нас в большей степени интересует метафоризация с по — зиции лингвосемиотики. «Как процесс активного конструирования мета — форизация активирует уже имеющееся знание о мире, сопоставляя

«готовые» значения при расшифровывании культурного кода и вызывае — мые ими ассоциативные представления, а также кажущиеся несовмести- мыми на первый взгляд внеязыковые сущности» [3, с. 325], что в полной мере справедливо и для каламбура. Например, Dead Хасан («Воскресное Время», Первый канал эфир от 20.01.13), Осада Асада (эфир от

17.03.2013), Авось зла (эфир от 24.03.2013).

Более того, мы разделяем точку зрения О. С. Зубковой о том, что «ка — ламбур, так же как и метафора, включает в себя совокупность перцептивно воспринимаемых, объективных свойств предмета/явления при учете субъ- ективной установки на метафоризацию действительности. В нашем пони-

мании метафоризация как часть языковой системы объединяет её теоретическую канву с «жизненным миром» (термин Э. Гуссерля), что по — зволяет осветить пространство, в котором формируется мировоззренческое значение. В результате метафоризации реальный объект/предмет окру — жающей действительности существует в качестве ментальной целостности и формирует у синтезирующего мир индивида симультанный подвижный образ, который является ядром конструируемого каламбура» [3, с. 325]. Таким образом, мы считаем, что метафоризация – это когнитивный меха — низм формирования каламбура, который неразрывно связан с категорией эмотивности.

Само понятие эмотивности в современной лингвистике используется как синоним оценочности. В одной из работ специалист по эмоциям

В. И. Шаховский отмечает: «Эмотивный – то же, что и эмоциональный, но о языке, его единицах и их семантике. Эмотивный – имманентно присущее языку семантическое свойство выражать системой своих средств эмоцио- нальность как факт психики» [9, с. 24]. Другими словами, любое высказы — вание может быть эмоционально окрашено в зависимости от психологического состояния говорящего. Например, От грека подальше («Воскресное время», Первый канал, эфир от 30.12.2012), Все хОК’кей (эфир от 30.12.2012).

Нельзя не согласиться с мнением В. И. Шаховского, который считает, что эмотивная функция языковых единиц определена способностью гово- рящего осмыслить и словесно выразить эмоции, то есть осуществить вы — бор конкретной языковой единицы, содержащей эмоциональную информацию [9]. Мы считаем, что вопрос выбора такой единицы связан с

тем, насколько велика доля когнитивного, рационального в процессе фор — мирования эмоционального высказывания. Еще А. Шлейхер утверждал:

«Чувства, восприятия, волеизъявления язык прямо не выражает: язык – не непосредственное выражение чувства и воли, но только мысли. Если необ — ходимо через посредство языка выразить чувства и волю, то это возможно делать только опосредованным путем, и именно в форме мысли» [10, с. 92]. То есть адекватное восприятие психологического состояния говоряще — го адресатом возможно лишь тогда, когда оно выражено опосредованно.

Эмотивность каламбура, как и любого знака, имеет две стороны: план выражения и план содержания. Эмотивное содержание распределяется по всему высказыванию: с одной стороны, она в виде эмотемы входит в ког- нитивное содержание каламбура (словосочетания или предложения), с другой, – составляет эмотивную часть прагматических стратегий говоря — щего. В плане выражения эмотивность представлена в высказывании язы — ковыми и графическими маркерами эмоций, мотивированных эмотивным содержанием [5, с. 8].

«Образ каламбура создается посредством сопряжения означающего и означаемого в индивидуальном семиотическом континууме, в результате чего в лингвистическом поле совершается акт метафорического именова-

ния конкретного объекта и его последующая объективация в языке» [3, с. 327]. Само понятие каламбур мы определяем как языковой феномен, ос — нованный, например, на явлении омонимии/полисемии, целью которого является достижение юмористического эффекта. Исходя из главной функ — ции каламбура – достижение юмористического эффекта – мы приходим к выводу, что каждый каламбур имеет эмоциональную окраску. Та или иная эмоция обусловливается сферой функционирования данного языкового яв — ления. «Все многообразие значений, функций и смысловых нюансов слова сосредоточивается и объединяется в его стилистической характеристи — ке», – писал академик В. В. Виноградов. При стилистической характери — стике высказывания учитывается, во-первых, его принадлежность к одному из функциональных стилей или отсутствие функционально — стилевой закрепленности, во-вторых, эмоциональная коннотация частей выражения, их экспрессивные возможности [1]. Например, Футбольное Евангелие от Луки (Лука Тони – футболист сборной Италии; здесь и далее примечания наши. – М. У.) (К. Выборнов. Евро-2008: Италия – Румыния).

Сферу нашего научного интереса представляет каламбур в публичной речи. Здесь важными становятся понятия коммуникативный эффект, ком- муникативное намерение, коммуникативная стратегия, регулятивность, трактуемая как организация познавательной деятельности адресата средст — вами высказываний. Творческая активность зрителя стимулируется особо — го рода сигналами, преобразующимися в соответствующие психологические импульсы, способные вызвать «эстетическое настроение» [2, с. 36]. Например: Змея пленительного счастья («Воскресные новости», Первый канал, эфир от 10.02.2013). Таким образом, мы можем утверждать,

что каламбур в публичной речи имеет яркую эмоциональную коннотацию.

Каламбур как явление, производящее юмористический эффект, был объектом изучения многих ученых. Юмор и смех рассматривался с разных сторон, однако, в данной статье нас будут интересовать причины механиз — мов юмора, причины создания каламбура на основе эмоциональных со — стояний. «Одним из интересных эффектов является отмечаемая многими исследователями многозначность каламбуров. Речь идёт как о множест — венности значений, которые совмещены в каламбуре, так и о множествен — ности функций каламбура в коммуникации» [6, с. 160]. «Если каламбур направлен на что-либо, не заслуживающее осмеяния, он неуместен, имея оскорбительный характер, <…> каламбур сам по себе не может быть ни нравственным, ни безнравственным: все зависит от способа его употребле — ния, от того, на что он направлен» [8, с. 97].

Проанализировав каламбуры, функционирующие в публичной речи, мы предлагаем условно разделить их на три группы.

1. Эмоционально отрицательные (ирония, гнев, отвращение, страх и т. д.). Например, ТяЖКХое бремя («Воскресные новости», Первый канал, эфир от 3.03.2013).

2. Эмоционально положительные (интерес, удовольствие, радость и т. д.). Например: Такая полуптичья команда у Украины. Гусев, Гусин, Во — робей, Воронин. Но они доказали, что не на птичьих правах в Германии. (К. Выборнов. ЧМ-2006: Украина – Швейцария 26.06.2006)

3. Каламбуры, использующиеся для снятия напряжения. Например: Если речь идет не о магазине, а о футбольном поле, то здесь одного Фран — ка иногда бывает достаточно (речь о Франке Рибери. – М. У.) (К. Выбор- нов. Евро-2008: Румыния – Франция).

Как известно, публичная речь – это речь публичных выступлений, следовательно, все сказанное на публике, ориентировано на большую ау — диторию. Здесь не может быть высказываний, не выполняющих манипу — лирующую функцию.

Рассмотрим первую группу каламбуров. Нам кажется, что к эмоцио — нально отрицательным каламбурам можно отнести такие случаи, когда ве- дущей эмоцией высказывания выступает ирония, гнев, отвращение, страдание и т. д. Также сюда можно отмести любые сатирические высказы — вания. Каламбуры в данной группе высмеивают отрицательные стороны и пороки того или иного предмета, человека, состояния и т. д. В качестве примера приведем название рубрики «Воскресных новостей» на Первом канале: И снег, и грех (эфир от 2.12.12). В сюжете с таким названием вы — смеивается неспособность специальных служб и снегоуборочной техники справиться с расчисткой дороги во время снегопада, будто никто и не предполагал, что зимой выпадет снег. Мы считаем, что данное высказыва — ние иронично, и название рубки указывает на недостаток властей и, скорее всего, послужит для его устранения.

Другой пример приведем из устной публичной речи: Западная жизнь стала для нас западнёй (из монолога Задорнова). В данном высказывании,

на наш взгляд, присутствует разочарование. Юморист считает, что наце — ленность нашего государства на развитие по примеру Запада не приносит нам ничего, кроме расстройства. Опять же данный недостаток необходимо устранить, поэтому автор и заявляет о нем со сцены в комической форме.

Больше примеров каламбуров с наиболее яркой эмоциональной окра — ской можно услышать в телетрансляциях спортивных соревнований, на- пример, футбольных матчах, где эмоциональное напряжение настолько велико, что практически вся лексика приобретает тот или иной эмоцио — нальный оттенок. Например, Плетикоса, Плетикоса, сиди дома, плети косы (Стипе Плетикоса – вратарь ФК «Спартак». – М. У.) (Р. Рабаданов: Спар — так – ЦСКА). В данном высказывании также присутствует эмоция разоча — рования, так как вратарь московского Спартака пропустил пять мячей в данном матче. Комментатор считает, что после такой игры ему лучше не выходить на поле, а сидеть дома и заниматься своими делами.

Таким образом, каламбуры с отрицательной эмоциональной коннота — цией нацелены на высмеивание какого-либо недостатка с целью его устра- нения в будущем. Употребление их в публичной речи направлено на

общество в целом или какую-либо отдельную социальную группу, а также власть и носит довольно серьезный социально-политический характер.

Группу следующих каламбуров составляют эмоционально положи- тельные высказывания. Считаем, что к этой группе можно отнести калам — буры, имеющие положительную эмоциональную коннотацию. Ведущими эмоциями здесь будут радость, воодушевление, удовольствие, интерес и т. д. В данном случае речь идет не о высмеивании, а о доставления истин — ного удовольствия и радости от шутки. Такие каламбуры, как правило, вы — зывают искреннюю улыбку и смех. Примером в рассматриваемой группе будет название рубрики «Наш "Голос"» («Воскресные новости», Первый канал, эфир от 24.02.2013). В сюжете говорится о том, что на международ — ном конкурсе песни «Евровидение» нашу страну будет представлять побе-

дительница проекта «Голос» Дина Гарипова. Певица обладает превосходным голосом, и в сюжете явно чувствуется гордость за то, что в нашей стране есть такие таланты. Данное высказывание наполнено удо — вольствием и радостью от того, что это НАШ «голос». Из устной публич — ной речи можем привести следующий пример: Апача! Какая подача опасная! (И. Казаков: Спартак – Кр. Советов). Данный каламбур получился за счет соединения частей разных слов. Комментатор собирался сказать:

«Опасно! Какая подача!» – однако, оговорился, вследствие напряженности момента, и получился каламбур. В данном высказывании присутствует во — одушевление. Все зрители и И. Казаков с волнением следили за моментом у ворот, и комментатор ошибся, благодаря чему и получился рассматри — ваемый пример каламбура. Можно предположить, что у аудитории, сле — дившей за матчем, данное высказывание вызвало искреннюю улыбку и

веселье, а также подняло настроение. Вместе с тем, очевидно, что, «созда — ние значения ограничивается диапазоном дискурсивных ресурсов, доступ-

ных индивиду на основании его когнитивного перцептивно-аффективного опыта» [4]. Это предположение О. С. Зубковой значимо для понимания конструируемой нами модели каламбура.

Еще один пример из устной речи: Любишь кататься – полезай в кузов

(Шутки Фоменко, Русское радио). Данный каламбур образован с помощь соединения двух половиц: Любишь кататься, люби и саночки возить – На- звался груздем, полезай в кузов. Обе пословицы в оригинальном виде вы — полняют поучительную функцию, однако, в образовавшемся варианте на первый план выходит функция развлечения.

Таким образом, эмоционально положительные каламбуры призваны настроить аудиторию на положительный лад, что способствует благо — склонному отношению к говорящему.

Следующую группу каламбуров, на наш взгляд, составляют такие ка — ламбуры, которые призваны снять напряжение. Очень часто рассматри — ваемое нами языковое явление функционирует в ситуациях эмоционально напряжения, особенно в публичной речи. Наиболее яркими примерами в данном случае будут спортивные соревнования. Так, в одном из матчей

Чемпионата Европы 2008 года К. Выборнов употребил следующее выска — зывание: Если речь идет не о магазине, а о футбольном поле, то здесь од- ного Франка иногда бывает достаточно (речь о Франке Рибери. – М. У.) (К. Выборнов. Евро-2008: Румыния-Франция). В напряженной ситуации комментатор решает добавить информацию, не относящуюся к происхо — дящему на футбольном поле. Делает он это для того, чтобы разрядить ат — мосферу, отвлечь зрителей от опасных событий.

Рассмотрим следующий пример: Воробей – не слово! Выстрелит – не поймаешь (речь об Андрее Воробье. – М. У.) (К. Выборнов. ЧМ-2006: Ук- раина-Швейцария). Данное высказывание комментатор употребляет после очередного опасного момента у ворот сборной Швейцарии. И коммента — тор, и зрители находятся в состоянии эмоционального напряжения, поэто-

му К. Выборнов принимает решение употребить приведенное выше высказывание, чтобы разрядить обстановку и развлечь аудиторию.

Примером из письменной публичной речи может послужить следую — щий каламбур: МногоСИРИЙный триллер («Воскресные новости», Пер — вый канал, эфир от 10.02.2013). В сюжете, названном таким образом, речь идет о напряженной ситуации в Сирии. С одной стороны, само слово трил — лер, а также факт войны вызывают резко отрицательное эмоциональное отношение к названию. Однако, с другой стороны, все выражение вместе производит юмористический эффект, способствующий абстрагированию от ситуации военных действий, снимает напряжение и вызывает мысли о кино, где все происходит не по-настоящему.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что юмор обеспечивает механизмы выхода подавленной энергии и напряжения, которые проявля-

ются в виде смеха и удовольствия. «Поверхностные» механизмы организа — ции юмористического текста (использование многозначности и механизмы

смещения значений) сложно взаимодействуют с механизмами эмоцио — нального восприятия юмористического высказывания и, в целом, с меха- низмами эмоционального взаимодействия [6, с. 162].

В итоге, можно предположить, что каламбуры в речи могут оказывать

различное влияние на адресата: заставлять его смеяться и вызывать со — стояние эйфории, заставлять устанавливать связи между разнородными ситуациями, провоцировать негативную оценку событий и т. д. [6, с. 162]. К тому же каламбур обязательно создает какой-либо образ. Собственно, образ и есть знак, который функционирует в публичной речи. С точки зре — ния лингвосемиотического подхода, мы считаем, что публичная речь пред — ставляет собой особую среду, в которой конструируются смысловые структуры, модели распознания значений и текстов широкой аудиторией. Иными словами, публичная речь является коммуникационной средой, ос — нованной на знаковых системах. Таким образом, знаковый репертуар будет определяться и ограничиваться сферой употребления каламбуров, а также, в зависимости от развития конкретной ситуации, приобретать эмоциональ — ную коннотацию.

Материал взят из: Вестник Ленинградского государственного университета имени А. С. Пушкина № 4 (Том 1)-2013

(Visited 13 times, 1 visits today)