Теория относительной депривации и политическое насилие

Главная » История » Теория относительной депривации и политическое насилие
История Комментариев нет

В рамках данной теории сущность политического насилия рассматривается через призму фрустрации (Дж. Доллард) и относительной депривации (Т. Р. Гарр, Дж. Дэвис). Фрустрация – препятствия, которые возникают на пути субъекта и не позволяют ему до — стичь поставленной цели. Социальные группы прибегают к насилию из-за несоответ — ствия между тем, что есть и тем, на что они (по их мнению) заслуживают. Дж. Доллард считает, что возникновение насилия всегда связано с фрустрацией и, наоборот, ощуще — ние фрустрации всегда приводит к определенным формам насильственной борьбы.

Дж. Дэвис одним из первых осуществил моделирование относительной деприва — ции на основе двух референтных групп – «имущие» и «неимущие». Когда члены одной из групп соотносят свое положения с членами другой группы, они попадают в состояние относительной депривации. Самоидентификация таких групп может осуществляться на основе следующих факторов: религия, этническая принадлежность, пол, экономическое положение, политические пристрастия 8.

Т. Р. Гарр в своем фундаментальном исследовании «Почему люди бунтуют», опре — деляет политическое насилие как использование или угрозу силой участником политиче-

ского процесса для достижения собственных целей в пределах определенного политиче-

ского порядка9. Участники политического насилия могут оценивать его в качестве сред — ства выражения и удовлетворения собственных политических требований или для про — тивостояния определенном политическому курсу. Чем больше масштабы актов полити- ческого насилия, тем ниже эффективность функционирования политической системы. Рост числа негосударственных участников политического насилия приводит к разруше — нию государственной монополии на легитимное применение силы и тормозит нормаль — ное протекание политических процессов.

По мнению Т. Р. Гарра, о недостаточности внимания исследователей процессам политического насилия свидетельствует тот факт, что за 60 лет (1908 – 1968) с 2828 ста-

тей в журнале American Political Science Review лишь 29 хотя бы частично касались иссле-

дования политического насилия и массовых беспорядков. Анализируя проявления поли — тического насилия Т. Р. Гарр утверждает: «Политическая наука обладает незначительны — ми знаниями о насилии, которое осуществляется одними людьми над другими, а те зна — ния, которые есть – слишком слабы и неточны. Именно поэтому, главная задача исследо — вателей состоит в количественном и качественном наращивании этих знаний»10.

Особым смыслом Т. Р. Гарр наделяет три понятия: относительная депривация; по — тенциал политического насилия; фрустрация. Относительная депривация – напряжение, возникающее вследствие различия между «нужно» и «есть», что побуждает людей к по- литическому насилию против тех, кого они считают олицетворением данной депривации. Потенциал политического насилия – масштаб и интенсивность склонности членов соци — альной группы к насилию над другими. Фрустрация – разрыв между тем, что люди хотят и тем, что они получают, именно недовольство таким положением вещей становится причиной актов политического насилия.

Концепция относительной депривации свидетельствует о недовольстве широких слоев населения собственным статусом, условиями жизни и отсутствием средств для удо-

влетворения растущих потребностей. Вследствие этого, формируется убеждение, что они

заслуживают лучшего, а политические условия не в состоянии им это гарантировать, по — этому единственным вариантом социально-политических изменений является насиль-

ственная борьба.

Исследователь выделяет три разновидности относительной депривации:

1) убывающая – социальные группы испытывают психологическое раздражение из-за потери того, что они имели или могли иметь при определенных политических

условий. Групповые ценности и стремление остаются на прежнем уровне, а возможности

(способы) значительно сокращаются. В этом случае, использование политического наси-

лия рассматривается индивидами в качестве единственного возможного средства дости — жения своих целей;

2) устремленная – предполагает стремительный рост ожиданий индивидов в

условиях неизменного уровня возможностей. Политическое насилие и нестабильность становятся следствием того, что индивиды предъявляют системе свои требования, кото — рые она не в состоянии удовлетворить;

3) прогрессивная – развивается в условиях роста ожиданий и убеждений социаль — ных групп, они могут претендовать на значительно улучшение условия жизни, но вслед-

ствие резкого снижения возможностей путь к социально-политическим и экономическим благам для них закрыт.

Подавляющее большинство литературы, посвященной исследованиям проблемы политического насилия (П. Ридкер, Г. Лассуэлл, А. Каплан), предусматривает наличие

каузальной связи между существованием относительной депривации и масштабом актов

политического насилия. Так, У. Ростоу приводит пример, что в Англии между 1790 и 1850 годами прослеживалась связь между открытыми формами политического насилия и недовольством из-за высокого уровня безработицы и высоких цен на зерновые культуры. В революционной Франции существовала зависимость между ценами на хлеб и степенью насилия11.

По мнению Т. Р. Гарра, поддержка избирателями экстремистских и радикальных партий является проявлением нарастания в обществе ощущение относительной депри-

вации и недовольства. Чем сильнее люди мотивированы на достижение цели или удер — жание статуса, тем выше уровень насилия они будут использовать для преодоления со-

противления.

Демонстрация результатов модернизации приводит к росту относительной депри — вации среди населения бедных стран и косвенно влияет на распространение радикаль-

ных настроений. Индивиды, которые стремятся изменить свою жизнь, обнаруживают, что по независящим от них причинам, путь к ожидаемым изменениям закрыт. Тед Ро-

берт Гарр отмечает, «Люди прибегают к политическому насилию, когда они понимают, что существует значительная разница между их ожиданиями материального вознаграж-

дения и их фактическим социально-политическим положением».

Для понимания закономерностей протекания политического насилия Т. Р. Гарр вводит три переменные:

1) степень участия (масштаб насилия);

2) разрушительный уровень насилия (интенсивность);

3) время, в течение которого осуществляется насилия (продолжительность).

Чем выше уровень недовольства в социальных группах, тем интенсивнее акты по — литического насилия, которое направленно против источников такой депривации (поли-

тических институтов и лидеров).

Т. Р. Гарр определяет политическое насилие как вид коллективной атаки против

политического режима, который осуществляется в рамках политического сообщества его членами. По мнению данного исследователя, главными мотивационными факторами применения насилия в политике выступают стремление к обогащению (greed) и общее недовольство (grievance). Политическое насилие – это своеобразная форма поведения, которая предусматривает целенаправленное нанесение ущерба оппоненту. Этот процесс может быть односторонним (когда насилие применяет один участник политического процесса) или двусторонним / многосторонним (когда таких участников двое и более).

Чем выше уровень лишений в рамках определенной системы, тем выше уровень фрустрации в обществе, который влияет на рост уровня политического насилия. Такая фрустрация и психологическое лишения включают в себя: а) политическую дискримина — цию; б) экономическое неравенство; в) потенциальный сепаратизм; г) зависимость от иностранного капитала; д) религиозные расколы; е) отсутствие доступа к образованию.

Именно благодаря исследованиям Т. Р. Гарра концепция относительной деприва — ции получила широкое распространение в процессе изучения коллективного политиче — ского насилия. В дальнейшем, данная концепция была критически переосмыслена и до-

полнена новыми факторами. В частности, исследования показывают, что в условиях низ — кой легитимности политической системы факторы относительной депривации имеют более дестабилизирующий эффект. Это позволяет предположить, что на уровень полити — ческого насилия возможно влиять путем изменения факторов окружающей среды.

Материал взят из: Научные ведомости Белгородского государственного университета (История Политология Экономика Информатика) — № 22 (165) 2013

(Visited 129 times, 2 visits today)