Телесная природа сознания*

Главная » Философия » Телесная природа сознания*
Философия Комментариев нет

Тело есть центр бури, начало координат, постоянное место напряжения в цепи нашего опыта. Всё вращается вокруг него и ощущается с его точки зрения.

У. Джеймс

В современной философии сознания появляется новое пред- ставление о телесной природе сознания (embodied mind). Телесность сознания отнюдь не означает отрицания идеальности его продук — тов, но указывает на необходимость учета телесных детерминант духовной деятельности и познания. Необходим целостный подход

«тело-сознание»: сознание отелеснено, воплощено (embodied mind), а тело одухотворено, оживлено духом. Подвижность духа означает подвижность тела, и наоборот. Сила и здоровье тела поддерживает силу и здоровье духа, верно также и обратное. Дряхление тела со — провождается истощением духа, и наоборот.

Развиваемый холистический подход к пониманию тела-духа и тела-окружающей среды лежит в русле феноменологических тради — ций М. Мерло-Понти и Ф. Варелы. Этот подход радикально противо — положен картезианской дихотомии тела-машины и мыслящего созна — ния. Тело и сознание, а также познающее тело и среда его активности, связаны друг с другом петлями круговой, циклической причинности.

Телесность становится в настоящее время модной темой, об- суждаемой во многих областях естественнонаучного, гуманитарно — го и социального знания. Не претендуя на полноту, укажем на ряд различных аспектов, в которых рассматривается ныне телесность:

– телесность боли (язык боли человеческого тела), психосома- тическая обусловленность многих болезней,

* Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ (07-03-00196а).

31

– трансформации тела для возвышения духа в духовных и ре- лигиозных практиках (аскеза и т. п.),

– телесный опыт в танце, в изобразительном искусстве,

– память тела, а не только мозга, как подлинная, наиболее глу — бокая и нестираемая память,

– телесно определенные предсмертные состояния сознания,

– воздействия правителей на свое тело (специальные диеты и т. п.) для более эффективного осуществления политической власти и телесные механизмы господства над подданными (муштра и т. п.).

В контексте данной статьи внимание концентрируется на ког- нитивных функциях сознания и их телесной детерминации.

Познание человека телесно, или «отелеснено», воплощено, детерминировано телесной облеченностью человека, обуслов — лено мезокосмически1 выработанными способностями челове — ческого тела видеть, слышать, ощущать. То, что познается и как познается, зависит от строения тела и его конкретных функци — ональных особенностей, способностей восприятия и движения в пространстве, от мезокосмической определенности человека как земного существа. Устроено по-разному – значит, познает мир по-разному.

Если раньше гносеологи говорили, что познание теорети — чески нагружено (т. е. то, что мы видим, во многом определяется имеющимися у нас теоретическими представлениями), то ныне, в рамках современных эпистемологических представлений, можно утверждать к тому же, что познание телесно нагружено.

Существуют телесные нити, управляющие разумом. Психосоматические связи строятся по принципу нелинейной цик — лической причинности. Тело и душа, мозг и сознание находятся в отношении циклической, взаимной детерминации. Отстаивая единство тела и духа, М. Мерло-Понти отмечал, что дух есть «иная сторона тела. Он прочно внедрен в тело, поставлен в нем на якорь»2. Телесно восприятие человеком самого себя. По его словам, «Я не перед своим телом, Я не в своем теле, скорее Я и есть мое тело».

1 Мезокосм – это мир средних измерений, к которому адаптировался человек в процессе жизни и познания. Это когнитивная ниша человеческого существа. Термин был введен Г. Фолльмером. См.: Фолльмер Г. По разные стороны мез — окосма / Пер. Е. Н.Князевой // Человек. 1993. № 2. С. 5–11

2 Merleau-Ponty M. Le Visible et l’invisible. Paris, 1964. P. 316.

32

По-своему рельефно это представление было выражено уже Фридрихом Ницше в 1881 г.: «Мы, философы, не вольны прово — дить черту между душой и телом, как это делает народ… Мы не какие-нибудь мыслящие лягушки, не объективирующие и регист- рирующие аппараты с холодно установленными потрохами, – мы должны непрестанно рожать наши мысли из нашей боли и по-ма — терински придавать им все, что в нас есть: кровь, сердце, огонь, веселость, страсть, муку, совесть, судьбу, рок. Жить – значит для нас постоянно превращать все, что нас составляет, в свет и пламя, а также все, с чем мы соприкасаемся, – мы не можем иначе»3.

Телесность сознания тесно связана с представлением о его си- туационности. Телесное означает территоризированное, располо — женное в определенном пространстве жизни, которое топологичес — ки и темпорально структурировано. Когнитивная система встрое — на, укоренена как внутренне – в обеспечивающем ее деятельность материальном нейронном субстрате, так и внешне – включена во внешнее ситуативное физическое и социокультурное окружение. Невозможно понять когнитивную и креативную деятельность че — ловека, если абстрагироваться от субъекта познания как живого организма, который включен в определенную ситуацию, имеющую своеобразную конфигурацию, т. е. действующего в экологически определенных условиях. Всякий когнитивный акт расширяется в некую ситуацию, обладающую определенными топологическими свойствами; он осуществляется здесь и теперь.

Мерло-Понти ввел представление о «телесных схемах», или

«рисунках тела», которые ограничивают и определяют возмож- ности интенциональности сознания. Более того, можно говорить не только об интенциональности сознания, но и об интенциональ — ности тела. Телесные схемы – это не просто восприятия «моего бытия», но тот особенный стиль, который организует движения моего тела и определяет его взаимодействия с окружающей сре — дой. «Психологи часто говорят, что телесные схемы являются динамическими… Действительно, их пространственные характе — ристики не похожи на пространственные характеристики объек — тов внешнего мира или “пространственных ощущений”; они фик — сируют не пространственность положения, а пространствен-

3 Ницше Ф. Веселая наука // Ницше Ф. Соч.: В 2 т. Т. 1. М., 1990. С. 495.

33

ность ситуации»4. Играющий легко перемещает себя на момент в различные воображаемые ситуации, ему доставляет удовольствие изменять свою среду. Заболевшего человека тяготят не столько те — лесные недомогания, сколько необходимость отказаться от своего привычного стиля жизни, ограничивать свою активность, т. е. из — менить, как говорит Мерло-Понти, «глобальный рисунок своего тела». Например, головная боль означает не просто боль в голове, но и невозможность сконцентрироваться над книгой, которую я читаю, наслаждаться музыкой, которую я слушаю, увлеченно об — щаться с другом, которого давно не видел. Болезнь воспринимает — ся мной не как нарушение функционирования моего биологичес — кого тела, а как распад мира, в котором я живу.

Телесное сознание не просто активно, оно энактивировано (enacted): сознание выполняет свои когнитивные функции в дейс — твии и через действие5. Через действия, двигательную активность формируются когнитивные способности живого организма, как в онтогенезе, так и в филогенезе.

Сенсомоторный смысл телесного Я раскрывает Д. Легранд. Телесное Я не просто наблюдает за действиями со стороны и даже не просто является зачинщиком действий, оно само и есть чувствование и действие. Тело есть «та точка, в которой конвергируют действие и восприятие… На телесном уровне иметь дорефлексивное самосознание означает испытывать на опыте когерентность действия и восприятия»6.

Познавательная активность в мире создает и саму окружающую по отношению к познающему субъекту среду – в смысле отбора,

«вырезания» познающим субъектом из мира именно и только того, что соответствует его когнитивным способностям и установкам. Ф. Варела связывает «энактивацию» с понятием «Geschehen» («со — бытие») у Хайдеггера, а именно с двойной обусловленностью акта

рождения как бытия-для-жизни и как историчности. Энактивация –

4 Merleau-Ponty M. Phénomenologie de la perception. Paris, 1945. P. 116.

5 См. об этом: Князева Е. Н. Концепция инактивированного познания: истори — ческие предпосылки и перспективы развития // Эволюция. Мышление. Созна — ние. (Когнитивный подход и эпистемология). М., 2004. С. 308–349.

Поскольку в медицинской и психологической литературе употребляется термин

«инактивация» (inactivation), имеющий прямо противоположный смысл («подав — ление активности», «бездействие»), я в этой статье, в отличие от работы 2004 г., принимаю для важного понятия Варелы «enaction» написание «энактивация».

6 Legrand D. The Bodily Self : The Sensori-motor Roots of the Pre-reflective Self — consciousness // Phenomenology and the Cognitive Sciences. 2006. Vol. 5. P. 89–118.

34

это, действительно, со-бытие, т. е. совместное и согласованное ста — новящееся бытие субъекта и познаваемого им объекта, их когерент — ное и итеративное рождение и скоординированная трансформация.

Структуры сознания являются эмерджентными. Они появ — ляются спонтанно, непредсказуемо и относительно недетермини — ровано в ходе процессов самоорганизации, которые охватывают и увязывают воедино мозг человека, его тело и его окружение, которые связаны с появлением петель циклической причинности (вверх: от нейронного и соматического субстрата к высшим прояв — лениям ментальности и духовности человека, и вниз: от самостий — ного и сознательного когнитивного агента и духовного искателя к его укорененности в природе – нейрофизиологическому и телесно — му базисному уровню).

Франсиско Варела (1946–2001), заложивший основы новой кон- цепции энактивированного познания в когнитивной науке, рассматри — вал понятие эмерджентности как абсолютно фундаментальное для постижения когнитивных процессов. Глобальное есть одновременно и причина, и следствие локальных действий. «Разум или суждения разума представляют собой нечто вроде вишни на пироге. Разум – это то, что продуцируется, порождается на самом последнем этапе непре — кращающихся эмерджентных трансформаций сознания»7.

Нелинейность – коренное свойство сложных систем мира, в том числе человека и феноменов его тела-сознания. Природа, по выражению создателя теории катастроф Яна Стюарта, «безжалос — тно нелинейна». Нелинейность работы сознания, его когнитивной и креативной активности проявляется в следующем.

Во-первых, в пороговости его чувствительности, что указы- вает также на квантовые свойства сознания как сложной системы. Известно, что существуют пороги восприятия человеческого глаза, человеческого уха и т. д. Сознание человека становится более чувс — твительным (порог его восприятия) к тем мыслям и идеям в тексте или услышанной речи, к которым сам человек уже приходил, о чем уже сам размышлял.

Во-вторых, процессы быстрого роста развиваются нелинейно, они проходят две стадии: длительную квазистационарную стадию

и стадию взрывного роста с характерными скачками, эмерджен-

7 Varela F. Quatre phares pour l’avenir des sciences cognitives // Théorie – Littérature – Enseignement. 1999. № 17. P. 13.

35

тными явлениями. На квазистационарной стадии, казалось бы, ничего не происходит, идеи лишь вызревают глубоко в сознании, обучение трудному предмету, например иностранному языку, как будто ни к чему не приводит. На стадии сверхбыстрого, взрывно — го роста новые идеи рождаются внезапно, происходят прорывы в изучении предмета. Вдруг пишется, и вихрь вдохновения сам выводит на нужные образы, слова, идеи. Ребенок вдруг начинает говорить на иностранном языке, вдруг начинает понимать тесты, а не гоняться за каждым словом в словаре. Это фазы озарения, ин — сайта или качественного изменения уровня знания какого-то пред — мета. Такого рода качественные перестройки в сознании и теле, подобные катастрофическим явлениям в природе (извержению вулкана или сходу снежной лавины), сравнимы с качественными переходами в диалектике Гегеля. В синергетике они называются фазовыми переходами.

В-третьих, имеет место смена темпа развития: периоды ак- тивного творчества (такие, как болдинская осень в творчест — ве Пушкина) сменяются периодами отдыха, спада активности. Периоды коммуникации, активного общения, выхода творческого человека в мир сменяются периодами погружения в себя, ухода от мира, уединения. Вообще говоря, всё самое интересное и важное в мире человек делает один.

В-четвертых, существуют резонансные возбуждения, когда наблюдается известный эффект «малые причины больших исто — рических событий». В периоды неустойчивости, или кризисные периоды, социальная ткань обретает чувствительность к малым изменениям, она рождает инновации. Сознание человека проявля — ет способность к прорывам к новому. В периоды кризисов может осуществиться радикальная ломка мировоззрения личности, крис — таллизация его таланта, кристаллизация или перекристаллизация его чувств, его любви. Человек становится другим, происходит пе — рестройка ядра его личности.

Материал взят из: Телесность как эпистемологический феномен — И. А. Бескова.

(Visited 24 times, 1 visits today)