Семейная идентичность заключённых женщин, имеющих малыша в доме ребёнка исправительного учреждения: общее и типическое

Главная » Психология » Семейная идентичность заключённых женщин, имеющих малыша в доме ребёнка исправительного учреждения: общее и типическое
Психология Комментариев нет

Социальная психология в своём прикладном аспекте призвана определять механизмы решения проблемных вопросов, встающих перед обществом и личностью. При этом про-

© Аликин И. А., Лукьянченко Н. В., Новикова Е. А., 2012.

Работа выполнена при поддержке гранта: подпроект № 06-1/12 в рамках проекта № 06/12 Гуманитарная технологи — ческая платформа «Исследования проблем развития человека» (Инновационный человек).

64 Раздел II. Социальная психология

странство изысканий прикладной направ — ленности включает сферы межпредметных исследований в зонах, граничащих со смеж — ными отраслями психологии. К таким зонам относится разработка психологических ос — нований действенных механизмов ресоциа — лизации в рамках стратегического направле — ния оптимизации деятельности российской пенитенциарной системы. Стержневой ха- рактеристикой таких механизмов является формирование в субъективном пространстве индивида структур, позволяющих ему встро — иться в жизнь социума после освобождения, своего рода «связующих мостиков», преодо — левающих разрыв кардинально различных способов существования. Оптимальным в данном контексте является задействование естественных, заложенных в социально-пси — хологической природе человека механизмов. При этом необходимо учитывать социально- психологические особенности, связанные с полом заключённого. Так, для женщин ха — рактерна высокая, можно сказать, опорная значимость семейных отношений и при этом субъективная неустойчивость, подвержен — ность средовым влияниям психологических структур, эти отношения обеспечивающих [1; 2]. Особенно актуальна проблема психо — логического обеспечения ресоциализации для служб, которые работают с женщинами, ставшими матерями во время отбывания наказания. По состоянию на 1 января 2010 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 69,1 тыс. женщин. При одиннадцати из сорока семи исправительных колоний, предназначенных для отбывания наказания женщин, имелись Дома ребенка, в которых проживало 846 детей [6].

Перспективным направлением психоло — гической работы в контексте формирования основ ресоциализации заключённых жен — щин с детьми представляется формирование продуктивной семейной идентичности. Это позволит активизировать естественные ме — ханизмы личностной устойчивости и обес — печения социальной базы репродуктивной самореализации. Семейная идентичность понимается (в определении Н. В. Лукьянчен-

ко) как субъективный образ принадлежнос — ти к семейной группе, отражающий характе — ристики группы и своего функционирования в ней в структурном, эмоционально-оценоч — ном и когнитивном аспектах [3]. Это особая форма личностно-групповой идентичности, которая обеспечивает механизмы регуляции позиционирования и самопроявления инди — вида в качестве члена семьи и одновремен — но может рассматриваться как важнейшая составляющая психологического основания жизнедеятельности человека в социуме.

Разработка новых технологий предпола — гает изучение актуального состояния и спе — цифики феномена, планируемого в качестве объекта, формирующего и корректирующего воздействия. В соответствии с этим мы про — вели исследование семейной идентичности у целевого контингента – заключённых жен — щин, ставших матерями в период отбывания наказания.

В исследовании приняли участие 40 рес — понденток, имеющих малыша в Доме ребёнка исправительного учреждения. Методическое обеспечение исследования составили:

1) структурный аспект: проективная рисуночная методика «Семейная социограм — ма» в описании Э. Г. Эйдемиллера и И. М. Ни — кольской [8] – для выявления особенностей субъективных образов семьи в реальном и идеальном вариантах; шкала семейной адап — тации и сплочённости (FACES-3) [8] – для выявления представления респонденток о реальном и идеальном уровнях сплочённос- ти и адаптивности семейных отношений;

2) эмоционально-оценочный аспект:

«Цветовой тест отношений» (А. М. Эткинд) [5] – для выявления уровня эмоциональной значимости семейных объектов, а также эмо — циональной семантики отношения к этим объектам, «Опросник родительского отно — шения» (А. Я. Варга и В. В. Столин) [5] – для выявления выраженности в родительском отношении респонденток к собственным детям показателей пяти шкал: «Принятие — отвержение», «Кооперация», «Симбиоз»,

«Авторитарная гиперсоциализация», «Ма — ленький неудачник»;

Раздел II. Социальная психология 65

3) когнитивный аспект: «Репертуарные решетки» Дж. Келли [7] – для выявления со — держания смысловых категорий, использу — емых респондентками при характеристике семьи и себя как члена семьи.

Выявлены следующие особенности семей — ной идентичности, характерные для женщин, находящихся в заключении. Расширение идентифицируемого состава семьи как по вертикали (несколько поколений), так и по горизонтали (включение множества сиблин — говых связей). Нарушение поколенной пос- ледовательности за счёт нивелирования зна — чимости себя как представителя семейного поколения в последовательном процессе се — мейного воспроизводства.

Пространство эмоциональной значи — мости членов семьи для респонденток раз — делено по гендерному признаку (мужчины

– женщины), а не по признаку «моя семейная линия – линия супруга», характерному для нормативных женских выборок. Роль связу — ющего звена собственной семейной линии и линии супруга для женщин играет не супруг, а его мать.

«Женское пространство» характеризуется эмоциональной активностью, насыщеннос — тью, своего рода «интересностью» (в смыслах эмоциональной интриги), имеет опорную значимость (семья для меня имеет значение, поскольку в ней есть женщины) и в эмоцио — нальном плане играет компенсаторную роль, т. е. пытается любовью и эмоциональными связями уравновесить недостаток активной субъектности.

Мужской состав семьи ассоциируется с большей независимостью и эмоциональной пассивностью. При этом чем более позитив — но относится женщина к мужской состав — ляющей семьи, тем более продуктивно её отношение к собственному ребёнку и более выражена ориентация на личную самореали — зацию.

Родительское отношение характеризу — ется высокой выраженностью показателей инфантилизации, симбиотичности и авто — ритарной гиперсоциализации. Отношение к детям разного пола различается. Эмоцио-

нальная значимость дочери характеризуется позитивным акцентом встроенности в пер — спективную линию надежды на позитивное будущее, в то время как отношение к сыну связано с неопределённостью и неуверен — ностью.

Эмоциональная значимость семьи оп — ределяется отнюдь не её положительными характеристиками. Находящиеся в заключе — нии женщины «душой радеют» за семьи не вполне благополучные. Такие семьи требуют большей эмоциональной включённости и, в определённой мере, – принесения ребёнка в жертву семейного неблагополучия.

Семья воспринимается как позитивная с точки зрения морально-нравственных ха — рактеристик, и при этом неудачливая, соци — ально жертвенная. Восприятие себя как члена семьи характеризуется, с одной стороны, по — зитивностью эмоциональной составляющей, с другой – амбивалентностью, полярностью позиции в дихотомии независимость – зави — симость; приписыванием себе негативных, с точки зрения социальных стереотипов, характеристик, снятием ответственности за собственных детей [4].

Кластерный анализ позволил объединить респонденток в четыре качественно специ — фичные группы. Характеристики семейной идентичности определившихся групп рас — смотрены с применением количественного и качественного анализа. К количествен — ным методам в первую очередь относится выявление достоверных различий с помо — щью U-критерия Мана-Уитни. Достоверные различия по показателям «Цветового теста отношений», «Шкалы адаптации и сплочён — ности» и «Опросника родительского отно — шения» представлены в табл. 1, средние зна — чения показателей перечисленных методик

– в табл. 2.

Далее представлен анализ каждого их ти — пов в отдельности.

1 тип

Данный тип составляет 40% обследован — ной выборки. Если опираться на данные табл. 1 и 2, то можно выделить такие специ — фические особенности этой группы:

66 Раздел II. Социальная психология

Таблица 1

направление и достоверность различий между типологическими группами по показателям цтО, ОрО и FACES-3 (шкала сплочённости и адаптации)

метод

Параметры

Группы сравнения

1-2

1-3

1-4

2-3

2-4

3-4

Цветовой тест отношений (ранги)

Я

>; 95%

>; 90%

супруг

<; 95%

<; 95%

<; 95%

моя семья

<; 90%

>; 99%

>; 99%

>; 99%

сын

дочь

<;90%

>; 95%

>; 99%

>; 90%

мой отец

<; 95%

<; 99%

моя мать

>; 99%

>; 95%

>; 99%

<; 95%

отец супруга

<; 90%

<; 99%

мать супруга

>; 95%

>; 95%

>; 95%

прошлое

>; 90%

>; 90%

<; 90%

настоящее

будущее

свобода

>; 90%

>; 90%

<; 90%

>; 90%

счастье

<; 95%

<; 95%

>; 90%

>; 90%

общение

>; 95%

>; 95%

>; 95%

успех

>; 95%

>; 95%

любовь

>; 95%

>; 90%

>; 95%

>; 90%

карьера

<; 95%

<; 90%

<; 90%

<; 90%

творчество

<; 95%

<; 90%

<; 95%

<; 95%

<; 90%

ОРО

эмоциональное отвержение

>; 95%

кооперация

>; 90%

симбиоз

>; 90%

>; 90%

авторитарная гиперсоциализация

>; 99,9%

>; 90%

>; 99%

>; 90%

маленький неудачник

FACES-3

сплочённость реальная

сплочённость идеальная

адаптация реальная

<; 90%

адаптация идеальная

<; 95%

<; 90%

<; 99%

<; 99%

<; 99%

1) самая высокая в сравнении с другими группами значимость собственной матери и матери супруга, выше даже, чем собственная значимость (примечание: в методике ЦТО более высокой значимости соответствуют меньшие цифровые значения рангов);

2) наименьшее значение идеального уровня адаптации (гибкости) семейных от — ношений;

3) на высоком уровне выражены все де — структивные составляющие родительского отношения (эмоциональное отвержение, симбиоз, авторитарная гиперсоциализация,

«маленький неудачник»), показатель авто — ритарной гиперсоциализации – самый выра — женный в сравнении со всеми группами;

4) все «мужские фигуры» семьи имеют низкую значимость.

Обобщённый «портрет» семейной иден — тичности этой группы заключённых женщин следующий.

Структурный аспект семейной иден — тичности. Образ семьи представлен тремя поколениями – родители, «Я» и другие чле — ны этого поколения: братья, сестры родные и двоюродные, а также дети и племянники.

Раздел II. Социальная психология 67

Таблица 2

средние значения показателей цтО, ОрО и FASES-3 в группах сравнения

группы

Цветовой тест отношений (ранги)

Опросник родительского отношения (баллы)

Шкала адаптации и сплочённости (баллы)

я

супруг

моя семья

сын

дочь

мой отец

моя мать

отец супруга

мать супруга

приятие – отвержение

кооперация

симбиоз

авторитарная гиперсоциализация

маленький неудачник

сплочённость реальная

сплочённость идеальная

адаптация реальная

адаптация идеальная

1

3

5

2

4

3

5

2

5

2

48

38

90

86

77

29

31

22

22

2

2

4

2

3

2

6

5

7

4

58

44

90

75

75

29

31

23

25

3

2

5

2

3

4

4

3

4

3

34

39

79

59

71

29

31

24

24

4

3

2

5

4

2

5

5

5

4

41

33

80

68

66

30

31

23

32

В структуру семьи, как правило, включают отца, братьев и сыновей, супруга не вклю — чают, либо ставят на отдалённых от себя и низкостатусных позициях. Три четверти (75%) представительниц этого типа вклю — чают образ «Я» в структуру семьи реальной (социограмма) и 65% – в структуру семьи идеальной, в подчинённой позиции по отно — шению либо к родителям, либо к мужчинам старшего и среднего поколений – брату, отцу, которые, согласно характеру социограммы, являются в их понимании доминирующими семейными фигурами. Подавляющее боль — шинство (82%) включают детей в структуру семьи в реальности и в идеале, но с более низкой значимостью, чем других членов се — мьи.

Уровень гибкости семейных отношений респонденток удовлетворяет, и их притя — зания в этом аспекте – самые скромные в сравнении с другими группами. Желаемый уровень близости отношений выше, чем реальный (методики FACES-3 и «Семейная социограмма»), причём для значительной

части представительниц этой группы (более

60%), по рисуночным данным, желательны отношения столь близкие, что их можно ха — рактеризовать как эмоциональное слияние.

Эмоционально-оценочный аспект. Эмо — циональная значимость членов семьи ха — рактеризуется следующими особенностями. Женские родительские фигуры (своя мать и мать супруга) относятся к зоне значимости

«желаемое» (1-я и 2-я позиции в цветовом тесте). К этой же зоне значимости отнесена семья. «Я» и дети в восприятии женщин этой группы относятся к зоне актуального (3-я и

4-я позиции в цветовом тесте. Члены семьи мужского пола старшего и среднего поколе — ний относятся к зоне незначимого, эмоцио — нального индифферентного (5-я и 6-я пози — ции в цветовом тесте).

Среди показателей шкал родительского отношения очень высокие значения имеют показатели «авторитарной гиперсоциализа — ции» и «симбиотичности».

Когнитивный аспект семейной идентич — ности. Характеристика семьи включает сле-

6 Раздел II. Социальная психология

дующие группы конструктов: 1) структурные характеристики (наличие судимых членов семьи, полнота состава: наличие родителей, сиблингов, детей), 2) сплочённость (понима — емая как единомыслие), 3) житейские харак- теристики: материальная обеспеченность и

«семейная скромность», непретенциозность семьи, которая рассматривается как положи — тельная характеристика.

Группы конструктов, используемые для характеристики себя как члена семьи: 1) се — мейно-структурные: принадлежность к се — мье («своя») и половая принадлежность как в смыслах биологических, так и социальных (отношение к мужчинам); 2) социально — адаптивные характеристики взаимодейс — твия (доброта, мягкость и т. п.); 3) характе — ристики противопоставления себя супругу (где супруг выглядит как слабая сторона); 4) характеристики противопоставления себя идеальным образам сына и дочери (под — чёркивающие собственную несостоятель- ность).

Таким образом, семья отчётливо разде — лена в восприятии респонденток данной группы на мужскую и женскую составляю — щую. Эмоциональная привязанность и на — дежда на поддержку связана с женщинами старшего поколения. Мужчины старшего поколения являются доминантными семей- ными фигурами, не вызывая при этом у под — чинённых им в семейной иерархии женщин позитивных чувств. Супруг практически отвергается. Образ семьи лишён характе — ристик продуктивного функционирования. Желательными для респонденток являют — ся семейные отношения, характеризующи — еся эмоциональной близостью и жёсткой структурированностью. Эта потребность реализуется в отношении к ребёнку, ко — торый воспринимается как эмоционально очень близкий, но требующий выраженных социализирующих родительских стратегий. Себя в качестве члена семьи воспринимают как послушно-адаптивных и не способных включиться в качестве активного члена, про- должателя семейной линии. При определён — ном обобщении можно сказать, что данная

группа респонденток воплощает основные тенденции выборки в целом.

Согласно регистрационным данным и данным наблюдения, представительницы этой группы, как правило, находятся в местах лишения свободы не первый раз, возможно, в нескольких поколениях, и хорошо адапти — рованы к условиям содержания в колонии. Они не ставят перед собой определённых жизненных целей, живут процессом.

2-й тип

Эта группа женщин составляет 25% вы — борки.

Данные, представленные в табл. 1 и 2, сви — детельствуют, что в данной группе в сравне — нии с другими респондентками:

1) низкая эмоциональная значимость ро — дителей;

2) более выраженное эмоциональное не — принятие ребёнка.

Структурный аспект семейной идентич — ности. Структура семьи расширенная, трёхпо — коленная. В образе реальной семьи «Я» зани — мает менее значимое место, чем в образе семьи желаемой, идеальной. В идеальном варианте респондентки хотели бы иметь срединное по — ложение в семейной иерархии между родите — лями и сиблингами («сверху») и детьми и му — жем («снизу»). Значимость семьи и её членов в целом высокая. Межличностные отношения чаще всего несколько дистанцированны. Более весомую значимость в семье имеют, как прави — ло, мать и отец респондентки, менее значимы

– дети и муж. Сиблинги могут занимать любое положение. Характерна осознанная неудов — летворённость уровнем сплочённости семьи (желателен более высокий уровень) и уровнем структурированности отношений.

Эмоцоинально-оценочный аспект семей — ной идентичности. «Я», «моя семья», «дочь» определились в зоне «желаемого», т. е. полу — чили очень высокие оценки эмоциональной значимости. В зоне актуального «сын», «суп — руг», «мать супруга». В зоне индифферент — ности оказались собственные родители. А отец супруга – отвергаемая фигура.

В родительском отношении к ребёнку на — иболее выраженная характеристика – сим-

Раздел II. Социальная психология 69

биотичность. Пол ребенка мало влияет на отношение к нему.

Когнитивный аспект семейной идентич — ности. Конструкты, используемые для оцен — ки семьи: 1) наиболее часто встречаемые

– структурные (с точки зрения полноты со — става, своего рода комплектность семьи); 2) сплочённость как характеристика семейного единства; 3) характеристика взаимоотноше — ний со стороны эмоциональной насыщен — ности.

Характеристики-конструкты, используе — мые при оценке себя как члена семьи: 1) роле — вые, как качество соответствия требованиям семейного положения; 2) морально-оценоч — ные характеристики, такие, как порядоч — ность, скромность и т. п.; 3) характеристики принадлежности к семье и подгруппам в ней;

4) характеристики контакта с точки зрения его «лёгкости».

Как видим, данная группа респонденток характеризуется субъективным присоедине — нием к семейной структуре. Причём значение имеет именно семья как таковая. Ей придаёт — ся большая значимость, чем отдельным чле — нам семьи. «Отец супруга» даже относится к зоне отвержения, а по отношению к собствен — ному ребёнку, наряду с очень выраженной симбиотичностью, одновременно присутс — твует значительная степень эмоционального непринятия. Собственная эмоциональная значимость высокая, характеризуют себя как положительного с точки зрения вклада во взаимодействие члена семьи. В актуальной ситуации собственная роль в качестве члена семьи оценивается как незначительная, но при этом с надеждой на более достойную роль в будущем. В желаемом варианте семейных отношений более выражены сплочённость и гибкость, чем в реальном.

Обращает на себя внимание то, что члены семьи, занимающие, по мнению респонден — ток, более высокие в иерархии отношений места (родители), не принимаются на эмоци — ональном уровне. Похожий феномен отме — чен выше у первой группы, где доминантные фигуры мужчин одновременно эмоциональ — но непривлекательны.

3-й тип

Данная группа, как и предыдущая, состав — ляет четвёртую часть выборки.

Из табл. сравнения 1 и 2 можно опреде — лить следующие особенности, выделяющие эту группу среди других:

1) относительная высокая эмоциональ — ная значимость родителей;

2) самая низкая эмоциональная значи — мость супруга;

3) в родительском отношении менее, чем в других группах, выражены деструктивные аспекты.

Структурные характеристики семейной идентичности. Структура семьи, как пра — вило, расширенная, трёхпоколенная и даже четырёхпоколенная. В образ реальной семьи включают сиблингов и прародителей своих родителей. Себя могут не включить в семью, либо включить в идеальном варианте. Если включают, то в значимой позиции. В структу — ру реальной семьи супруг чаще всего не вклю- чён, в идеальном варианте включается либо в позиции, равной по статусу позиции респон — дентки, либо в подчинённой. Наибольшую значимость приписывают детям обоих полов

– тем, которые находятся в данный момент с родными. Социальная значимость семьи в целом и её членов низкая. Межличностные отношения воспринимаются как дистанци — рованные, либо даже разобщённые. Уровень гибкости семейных отношений в целом уст — раивает. Сплочённость в желаемом варианте несколько выше реального уровня.

Эмоционально-оценочный аспект. «Я» и

«моя семья» находятся в зоне желаемого. В зоне актуально значимого: «сын», «дочь», «ро — дители», как свои, так и супруга. Эмоциональ — но индифферентным является образ супруга.

Эта группа женщин имеет самую благо — приятную картину родительского отноше — ния по сравнению с остальными группами.

Когнитивный аспект семейной идентич — ности. Конструкты, используемые при ха — рактеристике семьи: 1) структурные харак — теристики (с точки зрения полноты состава, лидерства мужчин); 2) общеоценочные (от — сутствие алкоголизации); 3) сплочённость,

70 Раздел II. Социальная психология

понимаемая как совместность, слаженность действий и эмоциональная близость; 4) ха — рактеристики качества отношений с точки зрения социальной желательности (дружес — твенность, заботливость).

Конструкты, используемые при оценке себя как члена семьи:

1) характеристики динамики включён — ности в хитросплетения отношений, где спо — койствие и простота противопоставляются активному целеустремлённому получению желаемого;

2) характеристики выраженности лич — ностного начала как способности иметь свою линию в жизни и позицию в отношениях.

В целом, описывая данный тип находя — щихся в заключении женщин, можно сказать, что семья, имея высокую значимость, харак — теризуется при этом как недостаточно качес — твенная группа. Себя респондентки из этой группы воспринимают как положительного члена семьи, позволяющего себе вместе с тем быть относительно свободным. Разочарова — ны в супружестве. Супруг имеет контрастно низкую относительно других членов семьи значимость. По наблюдениям и данным бе — сед, полагаются на помощь родственников. Как правило, ответственные матери.

4-й тип

Эта группа составляет десятую часть вы — борки.

Табл. сравнения 1 и 2 позволяют опреде — лить следующие специфические особеннос — ти данной группы респонденток:

1) низкая эмоциональная значимость се — мьи (даже контрастно низкая по сравнению с другими группами);

2) высокая (и здесь также контрастно вы — сокая в сравнении с другими группами) зна — чимость супруга;

3) высокие показатели идеального уровня гибкости семейных отношений, также ярко отличающие эту группу от других. Соответс — твенно, разница между желаемой и реальной гибкостью очень велика.

Общий портрет семейной идентичности данной группы заключённых женщин вы — глядит следующим образом.

Структурные характеристики семейной идентичности. Особенностью состава семьи у этой группы респонденток является то, что в него не включены собственные родители ни в реальном, ни в идеальном варианте. Но часто присутствуют бабушки. Вторая осо — бенность – это то, что в идеальном образе семьи по сравнению с реальным изменяется место самой респондентки: она включается в состав семьи, если не была включена в ре — альном образе, увеличивается её значимость и вместе с тем происходит своего рода эман — сипация, отдаление от других членов семьи, но «в пользу» ребёнка, вместе с ребёнком.

Сплочённость семьи характеризуют как средненизкую, и это устраивает, так как в идеале они хотели бы видеть аналогичный вариант. Иное дело – показатель гибкости. Свою семью они воспринимают как ригид — ную, мало способную к каким бы то ни было изменениям, в то время как в идеале хотели бы видеть высокий уровень адаптивности, гибкости семейных отношений.

Эмоционально-оценочный аспект. В зоне желаемого оказался супруг, в зоне актуально значимого – «Я» и «сын», в зоне индиффе — рентного отношения оказались «моя семья»,

«родители» свои и супруга.

В показателях родительского отношения так же, как и у всех других респонденток, выражены симбиоз, авторитарная гипер — социализация и инфантилизация. Вместе с тем эти показатели значительно ниже, чем у представительниц первой и второй групп. В этой группе также самый низкий показатель эмоционального отвержения ребёнка. Мож — но говорить, что женщины этой группы на — именее деструктивны в своём отношении к ребёнку.

Когнитивный аспект семейной идентич — ности. Характеристики семьи: 1) структур — ные (с точки зрения полноты состава); 2) социальная амотивированность (простые, спокойные, нет цели, обычные, романти — ки в противовес характеристикам «умные»,

«строгие», «неудержимые», «требователь — ные»); 3) сплочённость, понимаемая как еди — номыслие и взаимопомощь (не обязательно

Раздел II. Социальная психология 7

как положительные характеристики); 4) ха — рактеристики безысходной роковой некачес — твенности семьи (тяжёлая судьба, неудачли — вые, делают ошибки).

Характеристика «Я» практически полно — стью построена на выделении личностных свойств как формально-динамического, так и содержательного планов. Выражены харак — теристики социальной астеничности (про — стота, спокойствие в противовес строгости, серьёзности) и вместе с тем характеристики общежизненного тонуса (работоспособность, выносливость, жизнерадостность, несгибае — мость, целенаправленность и т. п.); общеоце — ночные категории (обычность, посредствен — ность в противовес «лучшести»), право на неправильность (делает ошибки, безрассуд — на, эгоистичная, свободная). Другим персо — нажам часто противопоставляются именно по признакам «неправильности» и своего рода личного права на такое существование.

Эту группу респонденток характеризует выраженное субъектное отношение к своей жизни, принятие мужской части нуклеарной семьи вплоть до идентификации при ней — трально-равнодушном отношении к пред — ставителям старшего поколения семьи. Ро — дительское отношение в этой группе можно характеризовать в целом как более продук — тивное, чем у остальных представительниц выборки, а идентификацию с семьёй – как слабую, с выраженным стремлением огра — ничить её значение. Взаимоотношения в се — мье воспринимают как ригидные, негибкие, следствием чего является неудовлетворен — ность. Семья воспринимается как ограни — читель свободы. Выраженно личностное на — чало, скорее бунтарского характера, которое сочетается с недостаточно высокой эмоцио — нальной значимостью собственного «Я».

Если попытаться выявить ключевые осо — бенности описанных характеристик семей — ной идентичности представительниц выде — ленных групп, то, пожалуй, самой важной оказывается следующая тенденция. Для каж — дой из групп есть определённая категория семейных объектов, которая имеет низкую эмоциональную значимость, не принимается

на эмоциональном уровне. Для первой груп — пы – это мужской состав семьи, для второй

– родительский состав, для третьей – суп — руг. Четвёртая группа респонденток имеет самый богатый «репертуар неприязненнос — ти». Сюда входят собственно семья, её роди — тельский состав, и в некоторой степени сама респондентка. Обращает на себя внимание тот факт, что в значительном числе случаев именно те семейные объекты, которые не принимаются на эмоциональном уровне в структуре семейных отношений, по мнению женщин, занимают иерархически высокие позиции в системе семейных отношений.

Результаты исследования могут быть ис — пользованы при разработке общих и индиви — дуализированных программ ресоциализации отбывающих наказание женщин, родивших ребёнка в период лишения свободы.

Материал взят из: Вестник МГОУ «Психологические науки». — №4. — 2012

(Visited 1 times, 1 visits today)