ПРОДОЛЖЕНИЕ РОДА КАК КУЛЬТУРНАЯ АКСИОМА

Главная » Социология » ПРОДОЛЖЕНИЕ РОДА КАК КУЛЬТУРНАЯ АКСИОМА
Социология Комментариев нет

В статье доказывается, что продолжение человеческого рода обеспечивается и регламентируется прежде всего культурой. Сделана попытка определить, почему и каким образом это происходит, на примере традиционного и современного обществ. Актуальность темы обусловлена остротой демографической ситу — ации и связанных с деторождением социальных проблем, для разрешения которых необходимы понимание и активирование способствующих продолжению рода механизмов культуры.

Ключевые слова: деторождение, кочевая культура, обряд, род, семья, современное общество, тради-

ционная культура, ценность.

A. S. Mishukova, P. G.

D. Yu. Andreev, Cand. Culture Studies, Assoc. Prof.

PROCREATION AS A CULTURAL AXIOM

Human procreation is ensured and regulated mostly by culture. The article explores its reasons and ways it happens, relying on the facts of traditional and modern societies. Relevance of the topic is due to the difficult demo — graphic situation and social problems linked with childbirth. To settle these problems we have to understand and acti — vate the cultural mechanisms contributing to procreation culture.

Key words: procreation, nomadic culture, rite, clan, family, modern society, traditional culture, value.

Во всех культурах, традиционных и современных, так или иначе поощряется продолжение ро — да. Всё, связанное с рождением человека, семьей и воспитанием детей, является консервативной, насыщенной традиционным и образным содержанием частью культуры. То есть направленность на воспроизводство человечества, а следовательно, и культуры, является неотъемлемым свойством по- следней, некой аксиомой.

Это утверждение мы постараемся подтвердить примерами из традиционной кочевой культуры

тувинцев, монголов и современной российской, основываясь в первом случае на этнографических источниках, а во втором – на собственных наблюдениях и результатах анонимного анкетирования, проведенного в марте-апреле 2012 г. среди 136 проживающих в российских городах родителей (72% имеют одного, 25% – двоих детей). В выборку попали в основном люди с высшим образованием (88%), обозначившие себя как верующих в Бога (88%), в возрасте от 22 до 55 лет. Тематика опроса вызвала больший интерес у женщин, которых в итоге среди опрошенных оказалось 80%.

В традиционных обществах эта часть жизни скрупулезно регламентирована как на уровне дей-

ствий, так и на уровне восприятия, картины мира, символов и мифов, что отражено в родильной и семейной обрядности, фольклоре, народной педагогике и религиозных представлениях. О значимо — сти родительства и детства, роли матери, обрядов для зачатия и благополучного рождения, важности связанных с продолжением рода событий жизненного цикла в традиционной кочевой культуре гово — рит тот факт, что в посвященных ей трудах значительную их часть занимают описание и анализ вы — шеперечисленного. Такова, например, монография М. Б. Кенин-Лопсана «Традиционная культура тувинцев» [1].

В современном обществе сфера, относящаяся к продолжению рода, остается культурно насы- щенной: наличие множества суеверий, связанных с вынашиванием и рождением ребенка и началь — ным периодом его жизни, сохранение прежних или конструирование новых обрядов, совершаемых над матерью и новорожденным, высокий уровень религиозности в данной области. По результатам проведенного авторами опроса, 56% респондентов известны пословицы, поговорки о родителях и детях, 71% – обряды, поверья или запреты, относящиеся к зачатию, беременности, родам или мла — денчеству. Причем 60% опрошенных в той или иной мере сами исполняли эти предписания. Куль — турная и социальная значимость деторождения и родительства подчеркивается сегодня еще и тем, что связанные с ними образы эксплуатируются политической и коммерческой рекламой, средствами массовой информации, современным искусством.

Понимается ли под культурой все, созданное человеком, либо ценностная или знаковая систе — ма, рождение и воспитание детей занимают в ней значимое место. Однако авторы придерживаются определения культуры как специфической, возникшей вместе с человечеством самоорганизующейся системы, охватывающей все, что не является природой, которой для выживания человека недоста — точно. В силу психических и физиологических особенностей ему необходимы обустроенное жилище, одежда, орудия, кулинария, медицина, средства общения, способы осмысления окружающего про — странства и себя, защита от генетического вырождения по причине кровосмешений.

Соответственно механизмы выживания человечества должны находиться и находятся не толь — ко в природе, но и в культуре. Естественные механизмы на данный момент не изучены полностью, и среди них, вероятно, существуют неизвестные науке. Но в любом случае природные механизмы за — ботятся о виде в целом, а если речь идет об отдельной нации, например российской, то на первый план выдвигаются именно культурные механизмы выживания, которые необходимо изучать и ис — пользовать сознательно.

В отличие от других живых организмов у человека размножение не является лишь биологиче-

ской функцией, а зависит от культурных факторов; и сама культура обладает способами защиты от депопуляции, одним из которых является возведение продолжения рода в ранг ценностей. Тувинская пословица гласит: «С ребенком – первый богач, со знанием – средний богач, со скотом – последний богач» [2].

Несмотря на то что эти ценности подвергались и подвергаются корректировке в различных обществах на протяжении истории, а в наши дни ими открыто манипулируют, сама острота связан — ных с рождением и воспитанием детей вопросов не изменяется. Даже культура «регулирования рож — даемости» стоит в том же ряду, делая попытку защитить благополучие проживающего в странах За — пада меньшинства, не допуская перенаселения. При этом не происходит нивелировки ценностей рождения и воспитания детей, они лишь модифицируются исходя из ситуации и, отчасти, решений элиты. Например, в современном западном обществе гордостью считается не количество детей, а их

«качество»: личностное развитие, образованность, материальная обеспеченность, «успешность».

Следует отметить, что в системе культуры все взаимосвязано и одним из факторов, под дей-

ствием которых происходит трансформация ценностей, является материальный. Например, в тради — ционном кочевом или земледельческом обществе некоторое количество детей было необходимо для обеспечения родителей в старости (выживание требовало постоянной тяжелой физической работы), а высокая смертность сводила к минимуму шанс того, что рожденные ими один или два ребёнка дожи — вут до этого времени. Поэтому и культура стимулировала многодетность, как это видно на примере монгольских поговорок: «У кого девять сыновей, тот старший в хотоне», «мать, родившая девять сы — новей, сидит на почетном месте в юрте» [3].

Сегодня, наоборот, человек может жить один, а родители часто вынуждены помогать ребенку всю жизнь, как это происходит и в России. Соответственно многодетность больше не является цен — ностью. И если бы в подобной ситуации действовали только природные инстинкты (ведущие в первую очередь к совокуплению, которое сегодня опять-таки под действием культуры всё реже при — водит к рождению детей) и экономический расчет, продолжение рода могло бы и вовсе прекратиться. Культурные же средства этому препятствуют.

Более того, перед угрозой физического вымирания в результате выдвижения на первый план

потребительских ценностей и личностного развития, поздних браков, широкого использования средств контрацепции, в том числе влияющих на репродуктивное здоровье, социально-культурный маятник в России и странах Запада начинает движение в противоположную сторону. Пропагандиру — ются ценности традиционного материнства, рождение и усыновление детей, отказ от контрацепции и абортов. Эти процессы, как любое культурное явление, стимулируются и «снизу» – народом, и

«сверху» – политической и интеллектуальной элитой, т. е. никем в отдельности, а значит, являются

порождением самой культуры.

Другим позитивным для репродукции механизмом является действие в культуре, с одной сто — роны, представлений о жизненном цикле, с другой – таких понятий, как род, семья, родственные узы, родители. Культура – образование, присущее именно человеку, который и находится, следовательно, в центре ее внимания. Рождение, этапы взросления, создания и расширения собственной семьи, смерть – ступени жизненного цикла. Необходимость их философского осмысления и специфического для человека символического выражения стала движущей силой для возникновения и развития куль — тов в частности культа предков, и религий. Как следствие – именно эти моменты и находят наиболее устойчивое культурное оформление.

Так, в традиционной кочевой культуре были насыщены знаками и тщательно регламентирова — ны поведение беременной и ее окружения, роды, последующее обрядовое очищение матери и ритуал захоронения последа, сохранение пуповины как оберега, камлания и празднества, а также все собы — тия, сопровождавшие взросление человека, свадьбу и смерть. Причем благопожелания, например во время обряда подстригания волос, и символика содержали ссылки на связь поколений и многодет — ность [1].

В современном обществе события жизненного цикла также воспринимаются как наиболее

важные в жизни человека. Опрошенные автором россияне назвали таковыми рождение (49%), раз — личные этапы взросления (38%), создание семьи (59%), рождение и воспитание детей и внуков (76%), смерть (24% – большая цифра при существующей табуированности темы).

Однако человек не только видит свою жизнь как череду событий, большая часть которых свя — зана с продолжением рода, но и себя воспринимает как часть тянущейся во времени от его предков к потомкам цепочки. Эта связь видится представителям самых разных народов реальной, и человек чувствует себя ответственным за ее продолжение. Считается необходимым оставить кого-то после себя, иметь наследников. Эти и подобные им мотивы рождения детей стали основными для 68% опрошенных автором российских родителей, которые в большинстве своем (79%) и себя ощущают продолжателем своего рода, звеном в череде его поколений. О том же говорит тувинская народная пословица: «Конь падет – коновязь станется, отец умрет – сын останется» [2].

Прекращение рода ощущалось как трагедия. Если у кочевников не было детей, они обращались к колдуну, шаману или ламе, делая богатые подарки. И сегодня, согласно проведенному автором опросу, не менее 10% россиян готовы в случае бесплодия обратиться за помощью к знахарям, экс — трасенсам-целителям, шаманам или магам, а 26% – к Богу и религиозным святыням. Популярность последнего способа наглядно продемонстрировали недавние очереди к поясу Пресвятой Богородицы в период его пребывания в России.

В традиционном и современном обществе люди прибегают ко всем известным в их культуре способам преодолеть бесплодие. У кочевников это было связано, прежде всего, с магическими риту — алами и психологическим воздействием, но применялись и рецепты народной медицины. Сегодня, как это и предполагается современной культурой, большинство (88%, согласно проведенному авто — ром опросу) намерено обращаться прежде всего к врачам. Но желание иметь детей столь сильно, что именно в этой сфере жизни люди действительно верят в чудеса. В ход идут самые разные средства: от фитотерапии, специальных гигиенических средств и магии до паломничества к религиозным свя — тыням и объектам языческих культов. Сознательно или нет, но люди стремятся к закрепленным опы — том предков паттернам поведения, ведь русские традиционно обращались к знахаркам и Богу. Эмо — циональная сфера здесь преобладает над рациональной, что не удивительно, так как и в современном обществе многие (по меньшей мере 44%) считают рождение и воспитание детей смыслом жизни, ко — торый они и стремятся реализовать.

Родовая концепция подкрепляется культом предков, параллельным своеобразному «культу»

детей, верованиями в реинкарнацию душ только в пределах своего рода или в необходимость прино — сить жертвы ради благополучия умерших родных в ином мире. Причем даже в обществах, где нали — чие детей и внуков в старости представляется или является материальной необходимостью, на пер — вый план выдвигаются клановые, нравственные или религиозные мотивы деторождения, как это бы — ло в традиционной кочевой культуре. В частности, это проявлялось в обычае, когда бездетный чело — век усыновлял ребенка, даже не имея возможности его растить, с тем, чтобы тот наследовал его имя и имущество [1].

Однако приемыш продолжал жить с родной семьей, имея двух отцов или матерей, т. е. усынов-

ление было скорее номинальным.

Семья мыслится не только в диахронии, но и в синхронии, т. е. человек оказывается включён-

ным и в сеть родственников, живущих одновременно с ним, а культура определяет формы и степень их взаимодействия. В архаических и традиционных обществах это проявляется, в частности, в виде институтов взаимопомощи. Кроме того, благополучие, вес в обществе этого рода, взаимоотношения его с иными родами в значительной степени зависят от его величины, количества браков и родив — шихся детей. Поэтому и праздновалось рождение новой семьи (свадьба) и первого ребенка этой се — мьи (событие, доказывающее ее функциональность в деторождении) всем родом. Сегодня, как пока- зал проведенный авторами опрос, основное внимание направлено на семью, откуда человек происхо — дит, и семейную ячейку, которую он создал с супругом и детьми, однако часть респондентов (5%) ощущают себя ответственными и за воспроизводство нации. Причем почти все, ответившие таким образом на вопрос о своей мотивации к деторождению, уже имеют двух детей и желают дальнейшего

прибавления в семье. «Юрта держится на тоно, семья – на родителях, государство – на знаниях», – говорили монгольские кочевники, символически подчеркивая роль семьи в государстве, тем более что и знания получали прежде всего в семье: «Сын в отца удивляет славой, сын в мать удивляет зна — ниями» [4].

C другой стороны, культура, борясь за здоровые экзогамные браки и сохранение власти одной семьей, подчеркивала значение прежде всего кровной связи (даже братание не связанных родством кочевников происходило с помощью крови). В результате и сегодня сознание среднестатистического представителя любой культуры ставит эту связь выше всех других, что подтверждает и проведенный автором опрос: 73% респондентов считают кровнородственные узы самыми прочными и значимыми, и лишь для 3% они не значат ничего. При этом в степени значимости для человека кровнородствен — ной связи скрывается психологическая подоплёка, ведь это – единственно материально доказуемая связь, которая позволяет человеку ощущать своих детей – наследниками, себя – гарантированно при — частным роду, однозначно «своим», обладающим некоторым видом собственности на родственни — ков, а также, в той или иной степени, гарантирует любовь, поддержку и признание. Тувинская посло — вица говорит: «Любовь братьев крепче стены» [2].

Здесь всплывает еще один механизм, гарантирующий деторождение и его культурную значи — мость, а именно врожденная и подкрепляемая культурой потребность человека в любви, в том, что — бы, с одной стороны, быть любимым и объектом заботы, с другой – любить и заботиться о ком-то, что дополнятся стимулируемым социокультурной средой желанием власти, уважения и внимания. Наличие ребенка позволяет реализовать такие потребности. 60% опрошенных автором родителей назвали в качестве важного мотива рождения детей желание любить ребенка и заботиться о нем, 16%

– желание получить любовь и уважение ребенка, 18% – завоевание признания общества, авторитета и взрослого статуса в социуме. Особенно это касается женщины, так как мужчине предоставляется больше способов для самоутверждения и реализации. Для маленького ребенка мать или заменяющее ее лицо является центром мира, какое-то время он отождествляет себя с ней. Именно мать обеспечи — вает ему физический и психологический комфорт и в течение нескольких лет, если не всей жизни, является одним из главных объектов его привязанности, часто – вне зависимости от ее личностных качеств.

Несмотря на то что потребность в любви относится прежде всего к области психики и отчасти физиологии, родительская и направленная на родителей любовь испытывает и оказывает культурное влияние. Образ матери с его характеристиками безусловной любви к ребенку, жертвенности, готов — ности помочь, утешить и защитить является одним из общечеловеческих архетипов, отраженных на различных уровнях культуры: в религии, искусстве, общественном устройстве. Несмотря на то что первообраз приходит из коллективного бессознательного, воплощение он находит в конкретной культуре, влияя на ее представителей и формируя тот или иной вид материнской любви, а главное – определяя способы ее реализации. То же можно сказать о любви и взаимоотношениях отца, сына, дочери, которые также определяются соответствующими архетипами и их актуализацией в той или иной культуре. Так, в традиционной тувинской культуре земля и солнце ассоциируются с матерью, а небо и луна – с отцом, соответственно и образы реальных родителей приобретают космогоническую значимость. Следствием этого является более уважительное отношение к матери и отцу и, с другой стороны, – более доброе и заботливое отношение к детям, чем, например, в современном российском обществе, где подобной насыщенности родительских образов нет.

Отмеченные в культуре механизмы сохранения популяции: ценностный (дети, родительство – ценности), культурно-психологический (потребность в любви и способы ее выражения) и культурно — социальный (представления о жизненном цикле, роде и семье), должны учитываться в практической деятельности по сохранению населения России и его ядра – русского народа. Продолжение рода – это культурная аксиома, и род человеческий будет продолжаться, пока состояние окружающей среды позволяет существовать человеку – носителю культуры. Однако это относится к человечеству в це — лом, а не к конкретным родам, этносам и нациям, проблема воспроизводства которых лежит в сфере сознательного регулирования культуры. И так же как инженеры создают механизмы по природным образцам, чтобы создать для человека «вторую природу», так и культурная политика должна прово — диться на основе и посредством стимуляции уже имеющихся в культуре механизмов, рассмотренных выше.

С помощью средств массовой информации, искусства, образовательной и религиозной систем

можно формировать соответствующие ценности, давать информацию о родовых и семейных тради — циях, обрядах жизненного цикла народов нашей страны, способствовать созданию основанных на любви семейных взаимоотношений. С другой стороны, необходима законодательная и экономиче-

ская поддержка, которая создаст в обществе позитивное отношение к деторождению и родителям: пособия и выплаты, награды, налаженная образовательная и медицинская помощь, возможность тру — доустройства женщин с соблюдением законодательства, помощь одиноким и другие меры. Проекти — руя культурную среду, следует учитывать мнение самых разных специалистов: экономистов, психо — логов, социологов, философов, религиоведов, журналистов, режиссеров и культурологов.

Приложение 1

Опросный лист исследования для статьи «Продолжение рода как культурная аксиома» аспиранта Сибирского федерального университета по специальности 24.00.01 – Теория и история культуры

Уважаемый родитель, ответив на нижеследующие вопросы, Вы поможете установить, насколько сильно влияют на рождение детей социальные и культурные факторы, выявить некоторые характеристики культуры деторождения в нашей стране. В вопросах, где варианты ответов даны, Вы можете выделить подходящий Вам любым способом (подчеркивание, галочка), в остальном – следовать инструкции. Опрос анонимный и прово — дится среди граждан России, имеющих несовершеннолетних детей и/или детей-студентов.

Благодарим Вас за помощь!

1. Ваш пол: — М — Ж

2. Ваш возраст –

лет.

3. Ваше образование (отметьте, пожалуйста, далее нужный вариант): неполное среднее, полное среднее, сред-

нее специальное, незаконченное высшее, высшее, два высших, ученая степень.

4. Вы верующий в Бога и/или религиозный человек?

– Да. – Нет

5. У Вас

детей.

6. Сколько Вы хотите иметь детей?

7. Вы планировали (к планированию, в частности, относятся принятие решений о рождении ребенка, использо — вание или прекращение использования средств предохранения от беременности, если они применялись ранее) рождение первого ребенка или все произошло «само собой»?

– Планировали – Это произошло «само собой»

8. Вы планировали/планируете рождение следующих детей или полностью следуете природе?

– Планировали/планируем – Следуем природе

9. Известны ли Вам народные запреты и обереги, а также религиозные обряды, относящиеся к зачатию ребенка,

беременности, родам, первым дням и месяцам после рождения ребенка?

– Да – Нет

10. В случае ответа «Нет» на вопрос «9» пропустите вопросы «10» и «11», в случае ответа «Да» – отметьте ни-

же, что именно Вам известно (выберите один или несколько вариантов):

– поверья и/или суеверия – запреты и обереги – религиозные обряды

Отметьте также, к чему относятся эти поверья, запреты или обряды (один или несколько вариантов):

– к зачатию – к беременности

– к родам – к первым дням и месяцам жизни ребенка

11. Вы сами следовали поверьям, запретам, суевериям и прочему, указанному в двух предыдущих вопросах,

или выполняли какие-либо из таких обрядов?

– Да – Нет

– Отчасти – Только религиозные обряды и предписания

12. Имея трудности с рождением ребенка (бесплодие), Вы бы обратились (выберите один или несколько вари-

антов):

– к врачам – к божьей помощи и религиозным святыням

– к магам, шаманам, целителям – иное (указать)

13. Вам известны пословицы/поговорки, связанные с родителями, детьми, рождением? В случае положительно-

го ответа приведите, пожалуйста, две или три из них после слова «Да».

– Да

– Нет

14. Насколько для Вас значимы кровнородственные узы (родственники)?

– Они – самые важные и прочные – Второстепенны – Они ничего не значат

15. Вы чувствуете себя звеном в череде поколений Вашего рода, его продолжателем?

– Да – Нет

16. Перечислите далее наиболее важные, на Ваш взгляд, события жизни человека:

17. Отметьте наиболее близкие Вам мотивы (выберите один или несколько вариантов) для рождения детей.

– Продолжение моего рода.

– Желание любить и нянчить малыша, заботиться о нем.

– Улучшение здоровья женщины, уменьшение вероятности заболеваний органов мочеполовой системы и молочных желез.

– Ребенок любит родителей такими, какие они есть, они – значимые фигуры в его жизни.

– Ребенок – помощник в делах.

– Ребенок – плод и выражение любви.

– С детьми веселее.

– Россияне, русские вымирают; надо рожать.

– Нужен наследник.

– Смысл жизни – рождение и воспитание детей.

– Оставить что-то после себя.

– Склонить партнера к браку.

– Ребенка захотел(а) супруг(а).

– Участвовать в чуде творения.

– Состояться как семья.

– Стать взрослым человеком, полноценным членом общества.

– Научиться чему-то у ребенка, развиваться как личность, воспитывая его.

– Наблюдать, как ребенок растет. Это интересно.

– Получать помощь от детей в старости.

– Получить пособия, материнский капитал, отпуск, подарки по случаю рождения ребенка.

– У всех друзей есть дети. Общество, близкие люди подталкивают к рождению ребенка.

– Человека, у которого есть дети, больше уважают, чаще прислушиваются к его мнению.

– Религия запрещает контрацепцию и аборты. Дети – божье благословение.

– Дети будут молиться и совершать обряды для моей души, когда я умру.

– Жизнь без детей эгоистична: нас родили и вырастили, необходимо отдать этот долг.

– Иной (указать):

От всей души благодарим Вас за проделанную работу!

Материал взят из: Вестник Восточно-Сибирского государственного университета технологий и управления №1(40)

(Visited 5 times, 1 visits today)