Проблема тирании в трактате И. Жантийе «Анти-Макьявелли»

Главная » Политология » Проблема тирании в трактате И. Жантийе «Анти-Макьявелли»
Политология Комментариев нет

Для общественной мысли Франции XVI в. характерен глубо — кий интерес к проблемам развития общества и государства. В условиях непрекращающихся гражданских войн и острого социально-политического кризиса появляется огромное по тем временам количество сочинении, посвященных злободневным политическим вопросам. Почти все они носят ярко выражен — ную агитационную направленность, и большинство публицис — тов эпохи открыто стремится создать определенное обществен — ное мнение по указанным проблемам.

В ходе гражданских войн во Франции во второй половине XVI в. формируются законченные политические концепции и создается система политической пропаганды; последней уделя-

лось большое внимание, особенно партией протестантов, и, как

справедливо отмечает А. Д. Люблинская, «почти все ее [Рефор-

мации] литературно-пропагандистские силы ушли в политиче — скую и религиозную полемику» *.

Своего кульминационного развития политическая мысль эпохи гражданских воин достигла в 70-е годы. И хотя полити-

ческих трактатов и памфлетов в это время написано меньше,

чем в конце 80-х годов, наиболее оригинальные идеи и концеп-

ции, которые найдут развитие в позднейшей публицистике, были выдвинуты именно в период с 1572 по 1579 г. Варфоломе-

евская ночь явилась своеобразным катализатором, ускорив-

* Люблинская А. Д. Особенности культуры Возрождения и Реформа — ции во Франции // Культура эпохи Возрождения и Реформация. Л., 1981. С. 176.

шим процесс формирования основных политических теорий эпохи. В это время выходят в свет такие сочинения, как

«Франко-Галлия» Ф. Отмана, «О государстве» Ж. Бодена, ано-

нимные «Иск к тиранам» и «О праве представителя власти над

подчиненными» и др. * Бо´льшая часть этих произведений дос — таточно подробно изучена в специальной литературе, за исклю-

чением трактата И. Жантийе «Анти-Макьявелли», изданного в

1576 г. в Женеве **. Сочинение это пользовалось широкой по — пулярностью у современников, но внимание позднейших ис-

следователей почти не привлекало.

Краткий анализ и оценка «Анти-Макьявелли» были даны издателем трактата Э. Рате, который в вводной статье утверж-

дал, что Жантийе «всегда остается верен феодальному идеа — лу» ***. Позднее С. Мастеллоне более детально изучит данный

трактат, правда, в основном с точки зрения зарождения анти-

макиавеллизма во Франции ****. Мастеллоне рассматривал

сочинение И. Жантийе наряду с произведениями других мо — нархомахов — Ф. Отмана, Ф. Дюплесси-Морнэ, Т. де Беза, но

считал, что его убеждения выражают интересы группировки герцога Алансонского, так называемых «недовольных» *****.

Он отмечал две основные черты трактата — полемику с «маки-

авеллистами», т. е. правящими французскими кругами и их

идеологами, и соединение в нем политики и морали 6*. В статье

А. Лапера, посвященной истории изданий «Анти-Макиавел-

ли» 7*, отмечается ряд особенностей трактата, однако указыва-

ется, что Жантийе искажает основные положения Макьявел — ли 8*. Наконец, Д. Келли, рассматривая политические взгляды

гуманиста К. де Сейселя, утверждает, что последний повлиял на Жантийе 9*. В работах советских авторов сочинение Жан-

* Hotman F. Franco-Gallia. (1573); [Languet H., Mornay P.] Vindiciae contra tyrannos (1574); Bodin J. Six livres de la Republique (1576); [Beze T. de]. De jure magistratum in subditos (1579).

** Gentillet I. Anti-Machiavel / Ed. E. Rathе. Geneve, 1968.

*** Rathе E. Introduction // Gentillet I. Op. cit. P. 14.

**** Mastellone S. Aspetti del antimachiavellismo in Francia // Machia — vellismo ed antimachiavellismo. Firenze, 1970. См. также: Mas — tellone S. Machiavellismo e venalitа in Francia. Firenze, 1972.

***** Mastellone S. Aspetti del antimachiavellismo in Francia. P. 65, 83.

6* Ibid. P. 83—84.

7* Lapeire H. La reedition de l’«Anti-machiavel» de Gentillet // Ibid.

8* Ibid. P. 157.

9* Kelley D. Beginning of Ideology. Cambridge (Mass.), 1983. P. 190.

тийе упоминается только в связи с его критикой Макиавелли и вульгаризацией идей последнего *.

Однако трактат Жантийе представляет интерес не только как критика макьявеллизма, но и для изучения особенностей

политической теории, а также характера и методов политиче-

ской пропаганды данного периода.

Большое место в трактате занимает анализ тирании и тира — ноборчества. Эта проблема являлась центральной для француз-

ской общественной мысли периода гражданских войн. Учение о тиране было разработано в 70-е годы, когда после Варфоломе-

евской ночи особенно остро был поставлен вопрос о границах

государственной власти и ее прерогативах. Жантийе вступил в

полемику о тирании одним из последних, но его подход к про — блеме оказался чрезвычайно своеобразным.

Жантийе был первым политическим теоретиком во Фран — ции и одним из первых в Европе, который начал открытую

борьбу с учением Макиавелли. Во французской публицистике

первого этапа гражданских войн очень часто встречаются обви-

нения в макьявеллизме, относящиеся прежде всего к «италья — низировавшимся» придворным кругам. «Макиавеллистами»

называли своих противников и Отман, и Теодор де Без, и мно — гочисленные авторы анонимных памфлетов. Жантийе в духе

сложившейся традиции попытался опровергнуть теорию Маки-

авелли. При этом он доказывал, что политическим идеалом

итальянского мыслителя является тирания и что этот идеал ре- ализовался в современной политике французского правитель-

ства. В силу этого трактат Жантийе приобретал острый злобод — невный характер.

Жантийе, как и большинство протестантских политических

теоретиков во Франции, был профессиональным юристом. По-

сле Варфоломеевской ночи он бежал в Женеву, где и создал свой трактат. Ему принадлежат также два небольших публи-

цистических сочинения, написанные до «Анти-Макьявелли»:

«Ремонстрация христианнейшему королю» (1575) и «Ремонст- рация дворянству Франции» (1574); в них в кратком виде уже

содержатся те положения, которые он позднее, уточнив, разо- вьет в трактате. Свое основное сочинение Жантийе посвятил

брату короля Генриха III Франсуа, герцогу Анжуйскому и

* Рутенбург В. И. Титаны Возрождения. Л., 1976. C. 116; Комаро — ва В. П. Макьявелли и макьявеллизм в некоторых английских драмах эпохи Шекспира // Проблемы культуры итальянского Воз — рождения. Л., 1979. С. 94.

Алансонскому, который был лидером «партии политиков» и заигрывал с гугенотами. Жантийе надеялся, что «его высоче — ство возьмет на себя защиту законности и общественного блага королевства, выступив против тирании» *. Герцог на этот при — зыв не откликнулся, но трактат Жантийе имел большой успех, выдержав за короткий срок пять изданий. Католическая Цер — ковь осудила «Анти-Макьявелли» в 1605 г. и запретила его.

«Анти-Макьявелли» Жантийе во многом отличается от боль- шинства современных ему политических сочинений. Прежде всего это единственное, за исключением трактата Ж. Бодена

«О государстве» произведение тех лет, посвященное проблемам

политической теории, которое было создано на французском

языке и стало доступно широкому читателю. Остальные из — вестные нам политические трактаты того периода написаны на

латыни и в лучшем случае лишь через несколько лет были пе — реведены на французский. Второй характерной чертой тракта-

та является его объем: в отличие от большинства политических

сочинении того времени, не превышающих 150 страниц малого

формата, «Анти-Макьявелли» даже в современном издании за- нимает около 650 страниц. Наконец, необычна и структура

произведения — трактат состоит из вступления, в котором чет- ко формулируются задачи и цели предпринимаемого труда, и

трех больших разделов. Разделы эти посвящены соответственно

трем основным темам: а) личные качества государя, б) рели-

гия, в) политика. Каждый из них предваряется кратким введе — нием, где излагаются взгляды автора по указанным проблемам.

Объем разделов неодинаков: если первый и второй примерно равны, то третий— в четыре раза больше каждого из них. Со-

держание разделов и построение их своеобразны: автор приво-

дит максимы Макиавелли, чаще всего вольно излагая его мыс-

ли, вульгаризируя их, и сопровождает эти максимы своим комментарием. В первом разделе Жантийе дает всего три мак-

симы, во втором—десять, в третьем— тридцать семь. Таким об- разом, в центре внимания автора оказываются проблемы поли-

тики.

Жантийе привлекает большое количество источников. Из

произведений самого Макиавелли, которые он постоянна цити — рует, хотя и неточно, использованы только два — «Государь» и

«Рассуждения о первой декаде Тита Ливия». Многочисленны ссылки на политический трактат итальянского юриста XIV в.

* Gentillet I. Anti-Machiavel. Р. 19. Далее ссылки на это издание трактата даются в тексте с указанием страницы.

Бартоло Сассоферрато «О тиране», положения которого Жан- тийе противопоставляет тезисам Макиавелли. Заметно также влияние политического учения Фомы Аквинского и «Поли — тии» Аристотеля, но прямых ссылок на них нет.

Помимо сочинений, посвященных проблемам политической теории, Жантийе широко использует исторические произве — дения как античных, так и средневековых авторов; пытаясь

доказать несостоятельность положений Макиавелли, он аргу-

ментирует свои тезисы примерами из прошлого. Жантийе ссы-

лается преимущественно на римских историков — Тацита, Саллюстия, Светония, Диона Кассия, Юлия Капитолина, Тита

Ливия, Иосифа Флавия и других, гораздо меньше на грече — ских. Из средневековых авторов упоминаются французские

хронисты — Фруассар, Монстреле, Коммин.

Жантийе четко формулирует задачи предпринимаемого им

исследования: привести свидетельства несостоятельности тео- рии Макиавелли и обосновать генетическую связь французской

внутренней политики с этим учением. Во введении к трактату он заявляет, что цель его состоит в том, «чтобы указать людям,

принадлежащим к нашему французскому народу, на источник

тирании, которая существует во Франции в течение уже пятна-

дцати лет, и на ее теоретика» (р. 19). Вот почему он и пытается

«опровергнуть учение Макиавелли» (р. 30—31). Критическое

отношение Жантийе к этому учению во многом объяснялось

тем, что он разделял мнение протестантских публицистов, и прежде всего монархомахов (Ф. Отмана, Т. де Беза, Ф. Дюплес-

си-Морнэ, Ю. Ланге), в том, что государственная политика

Франции, определяемая итальянским окружением королей, идет ей во вред: «…нынешнее правительство, состоящее из ита-

льянцев, уничтожило добрые древние законы страны, оно способствует жестоким войнам во Франции, мир постоянно на-

рушается, народ гибнет» (р. 39). Подобная ситуация, по убеж-

дению Жантийе, вызвана конкретной причиной: «…совершенно

ясно, что Франция управляется сейчас согласно учению Маки- авелли»; отсюда следует и вывод: «Франция никогда не была

до такой степени ослаблена, народ никогда не был столь беден» (р. 55). В своем антиитальянизме автор трактата идет дальше

других публицистов, считая, что все итальянцы от природы

склонны к злу: «…подобно тому как драгоценные камни ценят-

ся дороже всего, поскольку они редки, так и благородные ита — льянцы должны почитаться, поскольку их очень мало» (р. 41).

Следует отметить, что в своем стремлении доказать лож — ность учения Макиавелли Жантийе не всегда последователен.

С одной стороны, он утверждает, «что о государстве в форме тирании Макьявелли наслышан больше, чем любой из авторов», и одновременно заявляет: «…пусть все узнают, что Макиавелли невежествен в этой науке (речь идет об управлении государ — ством. — И. Э.) и его задачей является только формирование настоящей тирании» (р. 31). Так Жантийе формулирует свой исходный тезис: для него политическое учение Макиавелли лишь руководство для установления тирании. Практически весь его огромный трактат посвящен противопоставлению иде — ального государства, каким его себе мыслит Жантийе (не слу — чайно полное название сочинения, под которым оно выходило в XVI в., — «Рассуждение о средствах доброго правления и поддержания благого мира в королевстве или ином княже — стве» *), — тирании. При этом он упорно приписывает Макиа — велли свое понимание тирании, а также настойчиво повторяет, что итальянский мыслитель не только ее теоретик, но и после — довательный пропагандист (р. 271).

Какие же основные положения Макиавелли, с точки зрения Жантийе, противоречат идеалу государства и государя? Из пя — тидесяти тезисов Макиавелли, приведенных в трактате, бо´ль — шую часть составляют те, которые связаны с моральным обли — ком государя и методами его политики. Максимы, вынесенные в названия глав, наглядно это демонстрируют. Государь прежде всего должен стремиться к тому, чтобы его считали весьма бла- гочестивым, даже если он и не таков (Il Principe. Гл. 18); госу — дарь должен искоренить род тех, кто раньше господствовал в завоеванной стране (Il Principe. Гл. 3); государь должен подра — жать Цезарю Борджа (Il Principe. Гл. 7, 14); государя, если он хочет, чтобы ему повиновались, не должно смущать то, что за ним закрепится репутация жестокого (Il Principe. Гл. 17); для государя лучше, чтобы его боялись, чем любили (Il Principe. Гл. 17); государь должен сочетать природу льва и лисицы (Il Principe. Гл. 18); жестокость, которая ведет к доброму концу, не должна осуждаться (Discorsi. Кн. I. Гл. 9; искажено); государь не должен страшиться предательства, обмана и притворства (Il Principe. Гл. 18; искажено); вера, милосердие, щедрость — доб — родетели, которые могут сильно повредить государю (Il Prin — cipe. Гл. 17); государь должен свыкнуться в душе с тем, что будет бесчеловечным и жестоким (Il Principe. Гл. 18) и т. д.

* Discours sur les Moyens de bien gouverner et maintenir en bonne paix un Royaume ou autre Principautе… Contre Nicolas Machiavel floren — tin.

Таким образом, Жантийе критикует прежде всего моральную сторону поведения макиавеллиевского государя и, соединяя политику и мораль, оценивает его как тирана.

Обвинения в аморализме в целом характерны для антима — киавеллизма как направления. Работы иезуитов (А. Поссевин, П. Рибаденейра) и английские памфлеты появились позже трактата Жантийе — именно в нем впервые были сформули — рованы идеи, которые оказали влияние на позднейшую анти — макиавеллистскую литературу *. Показательно, что Жантийе критикует не само учение Макиавелли, а, собственно, его вуль — гаризированную версию и что полемика ведется не с «Госуда — рем», а с вырванными из контекста фразами, усиленными Жантийе в нужном ему направлении. При этом «макиавеллис — тические» тезисы, принадлежащие самому автору трактата, часто оказываются более яркими, чем их опровержение.

Политический идеал Жантийе основывается на античных учениях и частично на христианской морали: «…благо государ — ства полностью заключается в том, чтобы в этом государстве хорошо правили и так же хорошо повиновались, так как в ре — зультате возникают настолько превосходные гармония и согла — сие, что и тот, кто повелевает, и тот, кто подчиняется, достига — ют наслаждения и пользы. Хорошее послушание полностью определяется добрым правлением, а это зависит от благоразу — мия и мудрости того, кто повелевает» (р. 41). Основным полити — ческим принципом идеального общества у Жантийе выступает согласие: «…согласие полезно и необходимо для процветания государства» (р. 55). Достижение этого согласия, по мнению Жантийе, возможно и в республике, и в монархии. Он считает, что «законы и управление осуществляются и изучаются луч — ше, когда ими заняты головы многих людей, чем когда это де — лается одним человеком» (р. 409). Он ссылается также на опыт других государств: «Древняя римская республика и все осталь — ные управлялись всегда хорошо (как в прошлом, так и в на — стоящее время), поскольку постановления принимались боль — шинством голосов мудрых людей» (р. 50). При этом Жантийе уточняет (приводя ставшее общим местом в политических уче — ниях того времени сравнение с гармонией в музыке) условия, при которых государственное управление можно рассматри — вать как удовлетворительное: «…в республике или в совете го — сударя решения и управление не могут быть дурными, если все едины в суждениях, однако если они расходятся во мнении, то

* Комарова В. П. Указ. соч. С. 93—94.

суждения всегда оспариваются разумом и вступают в противо — речие с доводами, а решения принимаются гораздо худшие и хуже исполняются» (р. 552). Все это не столько пропаганда республиканских принципов, сколько завуалированный выпад против абсолютной монархии во Франции; аналог античного сената Жантийе видит в Генеральных штатах, которые пред- ставляют собой «совет богатых и знатных людей», занятых ве — дением государственных дел (р. 71). Под «богатыми и знатны — ми людьми», участвующими в правлении, автор трактата понимает явно дворянство — поскольку «бароны, сеньоры, ры- цари всегда отважно противостояли тирании» (р. 627), а также городскую верхушку.

Жантийе рисует портрет идеального государя. Будучи «бла- горазумным, он всегда отдает свои распоряжения в соответ — ствии с разумом и справедливостью и направляет свои повеле — ния, ставя целью достижение общественного блага» (р. 46) и являясь «воплощением закона для подданных» (р. 512). Одна — ко Жантийе присоединяется к мнению Плутарха о том, что

«власть выносит на поверхность глубоко запрятанные пороки», выражая тем самым свое критическое отношение к единовлас — тию (р. 56—57).

Совершенно иное отношение у Жантийе к тирану и тирании. Для него тирания — это «государство, основанное на жестокос — ти» (р. 361). Раскрывая этическое содержание «жестокости», он придает этому понятию политический оттенок: «…жестокос — тью мы называем все то, что совершается по отношению к лю — дям или собственности без соблюдения правосудия и вопреки закону и обычаю» (р. 360—361). Жантийе твердо убежден в том, что такие государства «не продержатся» (р. 361), ибо «лю — бая тирания включает в себя насилие, а насилие не может про — должаться долго, так как вмешивается Бог» (р. 541). Уничто — жение тирании, таким образом, связывается с вмешательством иррациональных сил. Причины ее возникновения Жантийе усматривает в падении нравов: «…разврат и разложение обще — ства не могут кому бы то ни было пойти па пользу, за исключе — нием тиранов», которые используют их для утверждения своей власти (р. 588).

Тиран у Жантийе характеризуется с самых разнообразных сторон. Он дает свое собственное определение «тирана», опира — ющееся на положения Фомы Аквинского: «…тиран — это тот,

кто применяет жестокость, тем самым оскверняя божествен-

ное право, которое запрещает проливать кровь и убивать; он

оскверняет также и естественное право, так как уничтожает

подобного себе человека, которого создала природа; кроме того, он нарушает и гражданское право, согласно которому под страхом смерти запрещается убивать и умерщвлять себе подоб — ных» (р. 363). Используя классификацию права, данную Фо — мой Аквинским, Жантийе подводит юридическое основание под свое осуждение тирана, ставя его вне закона и оправдывая выступление против него. Немаловажное значение имеет так — же и ссылка на божественное вмешательство: «…тираны не мо — гут избежать божественного правосудия» (р. 365).

В своей критике Жантийе опирается на восьмую главу трак — тата Бартоло Сассоферрато «О тиране». Он прямо противопо — ставляет учение Бартоло, профессора римского права в Перуд — же, теории Макиавелли, подчеркивая разницу их подходов:

«Бартоло писал о тирании, чтобы раскрыть ее сущность и осу — дить, а Макиавелли — чтобы ввести тиранию в практику госу — дарей» (р. 271). Во введении к третьей части «Анти-Макьявел-

ли» Жантийе, излагая свое понимание тирана, ссылается на

классификацию Бартоло, восходящую к «Политии» Аристоте-

ля, и выделяет tyrannus absque titulo («тиран без титула») и tyrannus quod exercituni («тиран по действиям»). Он считает

необходимым уточнить разницу между ними и относит возник- новение тирании к античности: «…в прежние времена тирана-

ми называли не только тех, кто дурно и жестоко относился к

подданным, но также тех, кто обращался с ними хорошо, но

узурпировал власть над подданными без всякого на то права» (р. 273). Однако внимательный анализ трактата позволяет сде-

лать вывод, что для Жантийе подлинными тиранами являются только tyrannus quod exercitum, поскольку он находит смягча-

ющие обстоятельства для людей, пришедших к власти путем

ее захвата, при условии, конечно, если они правили достойным

образом. В оправдание такого рода правителей Жантийе ссыла — ется на многочисленные примеры. Он, в частности, пишет:

«…если мы рассмотрим то, каким образом правили великие за- воеватели, и не такие мелкие тираны, как Борджиа, но велико-

душные и могучие монархи, превратившиеся в самых великих

правителей своего времени (Цезарь, Александр Великий, Кир,

Карл Великий), то мы обнаружим, что они использовали сред — ства правления, противоположные тем, которые советует Ма-

кьявелли» (р. 318—1319). Вместе с тем для Жантийе тиранами оказываются и императоры Рима, и средневековые короли,

пришедшие к власти законным путем, и даже деятели антич-

ных республик, выступавшие против существовавшего правле-

ния,—все они, по его мнению, узурпаторы власти. Так, Тарк-

виний оказывается дважды тираном — и как узурпатор власти, и как недостойный правитель: «Тарквиний, который предпри — нял убийство царя Сервия Туллия, показал этим поступком и другими, что он принадлежал к тому роду людей, из которых формируются тираны» (р. 394). Тиранами, по Жантийе, стано — вятся не все люди, но только жестокие от природы (жесто — кий—постоянный эпитет по отношению к ним). Жантийе при — водит длинный список тиранов, среди них — Калигула, Нерон, Коммод, Каракалла, Галлиен, Максим, Оттон, Вителлий, До — мициан, Макрин, Гелиогабал (р. 550). К ним он относит и Юлиана, а также триумвират и Гракхов (р. 550), а это доказы- вает, что автор причислял к тиранам и деятелей республики, боровшихся с оптиматами. Наконец, как величайшего тирана он упоминает английского короля Ричарда III, не только повто — ряя тюдоровскую легенду, но и усиливая ее (обвиняя Ричарда в убийстве сыновей и дочерей Эдуарда IV) (р. 570).

С точки зрения Жантийе первый шаг к установлению тира — нии государь совершает тогда, когда «нарушает естественное право» (р. 310) и действует, руководствуясь своими личными

желаниями и страстями. В своих оценках деятельности тирана

Жантийе присоединяется к Бартоло: он утверждает, что его

правление характеризуется наличием десяти принципов: уби- вать тех подданных, которые способны возглавить борьбу с ти-

ранией; устранять умных и образованных людей; уничтожать знания и книги; бороться со всякого рода обществами; исполь-

зовать шпионов; проводить принцип «разделяй и властвуй»;

грабить население; вести непрерывные войны, чтобы разорить

подданных; доверять чужеземцам и не доверять своим поддан — ным; поддерживать одну группировку, чтобы столкнуть ее с

другой (р. 270). Эта характеристика, как он отмечает, восходит еще к «Политике» Аристотеля; Жантийе считает ее справедли-

вой и детально рассматривает каждое из приводимых им поло-

жении, критикуя подобную государственную практику и дока-

зывая, что Макиавелли советует государям применять именно эти принципы, если они хотят сохранить свою власть в госу-

дарстве. Свои рассуждения он заключает следующим выводом:

«…мы должны считать законченным тираном любого государя и властителя, который использует эти советы и осуществляет

их на практике» (р. 419). Критика тирании и учения Макиа — велли у Жантийе неразрывно связаны, поскольку, как он пи-

шет, итальянский мыслитель пытался «вменить государю в

обязанность все то, что Бартоло относил к нечестию и злодей-

ствам тирана» (р. 270).

Таким образом, Жантийе выступает непримиримым против — ником как учения Макиавелли, так и тиранической власти. Однако в решении проблемы тираноборчества он не столь по — следователен, как монархомахи. Он, конечно, считает, что по — нятия тирании и общественного блага несовместимы и что гражданским долгом каждого является ненависть к тирану:

«…ни один человек не может любить общественное благо, если он не является врагом тирании, и точно так же никто не спосо — бен любить тирана, если он не враг общественного блага» (р. 416). Но при обсуждении конкретных возможностей сопро — тивления тирании Жантийе проявляет определенные колеба — ния: он, по-видимому, разделяет суждения Кальвина по этому вопросу, когда утверждает, что «всякий подданный и вассал, выступающий против своего суверена, совершают смертный грех» (р. 377). При этом Жантийе уточняет: чем выше мятеж- ник стоит в социальной иерархии, тем больше он виновен, по — скольку «вассал больше виновен, чем подданный, барон боль — ше, чем вассал, граф более, чем барон, герцог больше, чем граф, а родственник государя больше, чем герцог» (р. 377). Тем самым он выступает против феодальных мятежей и, возможно, осуждает также и политических гугенотов.

Однако, когда речь заходит о государе-тиране, Жантийе оставляет в стороне всякие колебания: восстание против тира — на, по его мнению, санкционируется Богом, так как «Бог всегда против тирана» (р. 317). Тиран и общественное благо — поня- тия несовместимые, поэтому, утверждает он, в условиях тира — нии «сохранять верность родине и общественному благу озна — чает покинуть тирана и не оказывать ему поддержки» (р. 365). И хотя Жантийе нигде прямо не призывает к активному вы — ступлению против тирана, не проповедует тираноборчество и тираноубийство, объективно он оправдывает подобные дей — ствия. Это заметно в его оценках исторического прошлого: так, излагая судьбу сицилийского тирана Агафокла, пришедшего к власти в результате убийства своего предшественника, Жан — тийе заключает: «…но что из этого вышло? То, что он и за- служил» (р. 413). В другом месте он высказывается еще более решительно: «…дозволено умертвить тирана, который всегда устраивает западню и повинен в смерти своего суверенного се — ньора» (р. 379). Наконец, он приходит к полнейшему оправда — нию тираноубийства, видя в этом гражданский долг: «…для каждого подданного является почетным и достойным награды убить тирана» (р. 381). Кроме того, он вменяет в обязанность тираноубийство не только обитателям государства, где утвер-

дилась тирания, но и соседям: «…общим долгом всех госу — дарств является оказание помощи тем, кто по законному праву противостоит тирану» (р. 273). Последний тезис, по-видимому, определялся конкретными обстоятельствами эпохи: протестан — ты Франции после Варфоломеевской ночи открыто получали помощь от Англии и немецких княжеств, и противники обви — няли их в отсутствии патриотизма.

В своей разработке проблемы тирании Жантийе в значи — тельной степени опирался на положения монархомахов, пыта — ясь установить прямую связь между политической теорией и

современной ему французской действительностью. Однако в

ряде случаев в своей концепции он идет дальше монархомахов:

он решительнее выступает против принципа единовластия, пы- тается доказать прогрессивную политическую роль француз-

ского дворянства, вскрыть подлинную сущность тиранического режима.

Как и многие политические теоретики Франции эпохи гуге-

нотских войн, Жантийе получил гуманистическое образова-

ние. В отличие от большинства протестантских публицистов, он не был теологом, и в его взглядах в большей степени отрази-

лось влияние новой культуры. Это сказалось прежде всего в его понимании сущности политики, из которой он полностью ис-

ключил провиденциалистский элемент. О политическом искус-

стве Жантийе писал: «…политическое искусство используют

двояко, так как, изучая особенности и результаты гражданско- го правления, можно прийти к познанию правил и аксиом и,

наоборот, по правилам и аксиомам можно предположить ре- зультаты» (р. 29). Он также перечисляет свойства, необходи-

мые для тех, «кто хочет преуспеть в политической науке»:

нужно, «во-первых, обладать естественной и здоровой способ-

ностью судить, во-вторых, быть мудрым и беспристрастным и, в-третьих, иметь опыт во всех делах» (р. 30—31). В решении

этих вопросов Жантийе во многом близок гуманистам. Влия — ние их идей сказывается и в самой полемике с Макиавелли —

Жантийе использует доводы и аргументацию, характерные для

гуманистической историографии и политической науки: обра-

щение к античному наследию, представление о задачах исто- рической науки, апелляция к опыту прошлого, трактовка про-

блем идеального государства, понимание роли личности в истории, идея общественного блага как цели всякого правле-

ния и т. д.

В трактате «Анти-Макьявелли» не только изложено учение

Жантийе о тиране, но и отразились более широкие его полити-

ческие взгляды. В своей «антитиранической» концепции он во многом близок к монархомахам со всеми сильными и слабыми сторонами их теории. Трактовка же Жантийе конкретных по — литических проблем дает возможность сделать вывод о том, что на его воззрениях сказались самые разнообразные идейные влияния. Как многие деятели французской Реформации, Жан- тийе не только усвоил отдельные достижения гуманистической мысли, но и попытался приспособить их к пропагандистско-по — литическим задачам протестантов. По-видимому, можно гово — рить о наличии у Жантийе определенного синтеза идей гума — низма и Реформации или же по крайней мере об отдельных его элементах.

Материал взят из: Личность и творчество Никколо Макиавелли в оценке русских мыслителей и исследователей

(Visited 5 times, 1 visits today)