ПРОБЛЕМА НОРМ И ЦЕННОСТЕЙ В ПРОЦЕССЕ СОЦИАЛЬНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ

Главная » Философия » ПРОБЛЕМА НОРМ И ЦЕННОСТЕЙ В ПРОЦЕССЕ СОЦИАЛЬНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ
Философия Комментариев нет

Сущность социальных норм проявляется в виде запретов, предписаний и регулятивов для общества в целом или же для членов определённой группы данного общества [17]. Нормы находят своё выражение во взаимодействии членов общества друг с другом или же во взаимодействии между группами в целом. Конкретизируя рабочее определение нормы в данной статье, мы дадим ей следующее определение: это общепризнанное пра- вило, образец поведения или действия.

С помощью социальных норм обеспечивается упорядоченность, регулярность соци — ального взаимодействия индивидов и групп [18, с. 441]. Ценности, с этой точки зрения, есть более общие ориентации, которые легитимируют нормы в неутилитарных терми — нах, т. е. в контексте этического долженствования [6, с. 523]. Нормы могут регулировать поведение членов профессиональной группы таким образом, что позволяют последним успешно осуществлять свою деятельность с точки зрения общественной полезности, а не с точки зрения частных интересов отдельных членов группы.

Так, сопоставляя термины «норма» и «ценность», мы можем говорить о ценностных нормах. В ценностных нормах вскрывается их онтологическая природа, выраженная в социальной реальности. Онтология нормативных ценностей находится за рамками со — зерцательно-субъектных установок.

Объективная основа ценностных норм зависит не только от мировоззренческих субъективных оценочных элементов. Без онтологического (бытийного) основания они

© Сычугов С. С., 2012.

44 Раздел II. Вопросы социальной философии и философской проблематики

становятся лишь оценочным субстратом, который искажает истинную сущность ценностных норм [7, с. 38-39]. Последние немыслимы без событийного сосущество — вания мира и человека, их комплементар — ности, взаимодействия и взаимосуще — ствования, значимость которого состоит в онтологической основе. Созерцательно — мировоззренческий элемент не замещает зависимости ценностных норм от объекта. В свою очередь, бытийно-аксиологический контекст выявляется в деятельности, где раскрывается его ценностно-мировоззрен — ческое восприятие.

Н. З. Чавчавадзе усматривает субъектив — ные качества ценностных норм в том, что, являясь побудительной силой, они воздей — ствуют на способ и характер человеческой деятельности [19, с. 8]. Иными словами, ценность обладает значимыми телеологиче — скими свойствами, но при этом сам субъект выявляет созерцательно-активную пози — цию, которая разворачивается в освоении различных форм ценностного бытия.

В рамках марксистской социально-нор — мативной аксиологии [3; 16] о ценностных нормах говорилось в контексте проявления диалектики социального бытия. Созна — тельные цели и идеалы К. Маркс поставил в зависимость от культурно-историческо — го, преемственно-деятельностного про — цесса. Анализ их динамики ставился в за- висимость от анализа логики и динамики развития общественно-экономических формаций.

Ценностные нормы отличаются от про — сто норм тем, что в последних не содер — жится строго выверенных дифференци — рованных правил-требований, а всё более превалируют оценочные субъективные основания. В этой связи можно говорить о регулятивной основе ценностных норм, которая, в свою очередь, связана с вовле — чённостью последних в среду межсубъек — тивного общения, где субъект наделяется когнитивными свойствами.

Описательно-когнитивный элемент связан с мышлением и ценностным отно — шением субъекта. Как пишет В. П. Тугари — нов, «…ценности, созданные человеком, производятся по определённым правилам, по техническим или художественным нор — мам» [16, с. 10].

Материально-субстанциональный ста — тус ценностных норм выражает сложив — шиеся социальные взаимосвязи и норма- тивно-рационалистические критерии в постижении действительности. А потому

«… субъективное — мысли и чувства, цели и мотивы — это то же самое объективное, только помещённое «внутри» человека» [3, с. 105]. Нормативные ценности связаны с познавательно-рациональными ориенти — рами, формирующими истинные установ — ки индивидов в познавательной деятель — ности.

Восприятие ценностных норм антро — поцентрично, оно противостоит другим аналогичным мерам, выражая целостность человеческого бытия [13, с. 91]. О. Г. Дроб — ницкий в работе «Мир оживших предме — тов» писал: «Лишь нарушение меры при — водит к столкновению между спонтанным стремлением человека и внешним законом природы и общества» [3, с. 61].

Процесс социальных изменений высту — пает основным источником и содержани — ем различных трансформационных про — цессов, охватывающих различные сферы общества. Это говорит и о формировании различных подходов к пониманию и объ- яснению природы социальной трансфор — мации. Остановимся на некоторых из них, наиболее важных и концептуально прора — ботанных.

Системный подход к социальным из — менениям можно проиллюстрировать на основе структурно-функционального ана — лиза Т. Парсонса [12, с. 56]. Им установлено следующее:

1) постоянно происходят внутриси — стемные изменения, ибо само равновесие

Раздел II. Вопросы социальной философии и философской проблематики 45

социальной системы не есть неподвиж — ность, а постоянное нарушение баланса связей и их воспроизводство;

2) изменения самой системы проис — ходят под влиянием как внутренних, так и внешних факторов.

Главная категория данной модели соци — альных изменений – дисбаланс, обуслов — ливающий возникновение напряжения в отношениях между структурными элемен — тами и функциями социальной системы. Возникают механизмы эволюции системы: дифференциация, возрастание адаптивно — сти, ценностная генерализация.

В случае сильного напряжения кон — трольные механизмы социальной системы могут не справиться с задачей поддержа — ния баланса отношений, что ведёт к разру — шению структуры.

Социальная трансформация затраги — вает не только сознание, но и бытие со — циальных субъектов в его специфическом ценностном выражении. Можно также предположить, что трансформация обще — ства в ценностном аспекте должна иметь и собственный качественный критерий. Та — ким можно считать изменение качества си — стемы, её целостности, которая по-своему организует взаимодействие элементов, их субординацию и координацию.

Иначе говоря, социальные изменения – это переход социального объекта из одно — го состояния в другое, любая модифика — ция в социальной организации общества, его социальных институтах и ценностной структуре, установленных в нём образцов поведения [8].

В этой связи рассмотрим синергетиче — ский подход. Общее свойство систем цен — ностей в отношении любого трансформи — рующегося общества состоит в наличии двух фаз трансформации – динамической и взрывной (точка бифуркации). Мы можем предположить, что процесс трансформа — ции системы ценностей в трансформирую — щемся обществе включает в себя интенсив-

ную деградацию структуры и содержания прежних ценностей, взрывное разрушение и образование новой системы ценностей, принципиально отличной от первоначаль — ной системы ценностей [4, с. 9-10].

В. П. Бранский и C. Д. Пожарский при — менительно к механизмам бифуркации рассматривают и анализируют понятие суператтрактор [1], который имеет соб — ственную структуру и делает последующее системообразование более предсказуемым. Суператтрактор — это глобальный аттрак — тор, к нему стремится множество локаль — ных аттракторов. Он представляет собой продукт реализации абсолютного идеала. В ходе процесса преобразования окружа — ющего мира и самих себя люди выбирают только те возможности, которые соответ — ствуют этическим и эстетическим нормам, продиктованным абсолютом морали и кра — соты [2, с. 62].

Вне пределов точки бифуркации процес — сы трансформации системы ценностей ха — рактеризуются наличием причинно-след — ственных связей, поэтому возможность прогнозирования трансформации системы ценностей и целенаправленное влияние на эти процессы со стороны аттракторов су- ществует только в этих областях. Ввиду этого основой социальной трансформации выступает случайность [14, с. 231], не име — ющая содержательного отношения к орга — низации трансформационных процессов, а не внутренняя динамическая тенденция общества. Здесь важна лишь способность новой системы выстроить из неустойчи — вости некий новый порядок и закрепить его в определённых ритмах, колебатель — ных «контурах», циклах или волнах спада и подъёма. Результатом этой случайности для социальной трансформации любых систем в синергетическом рассмотрении выступает самоорганизация сил, выражен — ная в устойчивости бытия этих сил. Такая самоорганизация является внутренней формой для систем низшего, упрощённого

46 Раздел II. Вопросы социальной философии и философской проблематики

порядка. Эта же самоорганизация стано — вится абстрактно-формальным выражени — ем процесса преобразования ценностно- информационных систем, пронизанных субъектно-смысловыми отношениями и связями.

М. Ю. Лотман, высказываясь о семиоти — ческой теории системных взрывов, писал:

«Доминирующим элементом, который воз — никает в итоге взрыва и определяет буду — щее движение, может стать любой элемент из системы или даже элемент из другой си — стемы, случайно втянутый взрывом в пере — плетение возможностей будущего движе — ния» [9, с. 23]. Тем самым исследователь развил синергетические идеи И. Пригожи — на, экстраполируя их на область культуры. М. Ю. Лотман в каждой культуре выделил некоторое множество пластов, которые выражаются в двух структурно отличных моделях, называемых бинарной и тернар — ной системами. Последние характеризуют — ся наличием определённого рода подгрупп, сфер. Система ценностей этих подгрупп тождественна языку, на котором происхо — дит общение как внутри, так и между ними.

Тернарная система характеризуется на — личием не двух, а трёх сфер. Являясь сред — ством взаимопонимания между низшей и высшей сферами, система ценностей цен — тральной сферы имеет области пересече — ния как с высшей, так и с низшей сфера — ми, чем обеспечивает обмен культурной информацией и взаимопонимание между всеми слоями общества, создавая условия для формирования единой системы цен — ностей в процессах трансформации [10, с. 385].

Самые мощные и глубокие “взрывы” в тернарных общественных структурах не охватывают всего сложного богатства со — циальных пластов.

Так, полное разрушение всего строя ста — рой системы является неким самообманом, так как тернарные структуры сохраняют определённые ценности предшествующего

периода. Если говорить о противополож — ностях, то тернарная система стремится приспособить идеал к реальности, бинар — ная – осуществить на практике малоосу — ществимый идеал.

Бинарная структура характеризуется отсутствием средней прослойки, и поэто — му при отсутствии области пересечения между системами ценностей двух классов общества отсутствуют и условия для фор — мирования единой системы ценностей и стабильности общества.

Как пишет М. Ю. Лотман, бинарная си — стема подразумевает «деление всего в мире на положительное и отрицательное, на гре — ховное и святое, на национальное и иску — ственно привнесённое» [10, с. 383].

Но характерная черта “взрывных” мо — ментов в бинарных системах – это их пе — реживание системы как уникального, не сравнимого ни с чем момента во всей исто — рии человечества. В бинарных системах “взрыв” охватывает весь быт. Отменённым объявляется не какой-либо конкретный пласт исторического развития, а само су — ществование истории и полное уничтоже — ние всего уже существующего.

Вернёмся в этой связи к идеям классиче — ского марксизма, в рамках которого пред — ставление о социальной трансформации связано с идеей революции, т. е. с перехо — дом общества от одной общественно-эко — номической формации к другой. Именно процесс согласования нового содержания с адекватной формой для него и порождает разрушение старой формы и создание но — вой. Данный разрыв выражается в сломе старой политико-государственной систе — мы и формировании новой [15, с. 3].

Вышеизложенное наблюдается в про — цессе труда, существующего субъективно. Поэтому труд можно рассматривать в кон — цепции марксизма как деятельно-практи — чески выраженную коллективную субъ — ективность, выступающую отражением данного общественного бытия. Субъектив-

Раздел II. Вопросы социальной философии и философской проблематики 47

ность задана здесь онтологически в под — линном своём значении как деятельность людей, направленная на реализацию их потребностей и для создания адекватных этому условий и средств.

Складывающийся порядок поэтому выступает для индивидов целиком объ — ективно: таким образом подготавливает — ся механизм социальной трансформации, который является общеизвестным и чётко сформулирован К. Марксом [11, с. 6-7].

Генезис ценностной системы для маркси — стов подчинён объективно-историческим реалиям, где, повторимся, законы диалек — тики отражают формационное развитие со — циума. Поэтому трансформация для марк — систов выражена диалектическим скачком.

Л. А. Зеленов, выделяя модус «явление – человек» для социальных систем, говорит о бытийных основаниях этого понятия [5, с. 151]. Ведь проявление человеческой де — ятельности возможно только в природной, объективной среде, где человек раскрывает свою ценностную значимость для социума.

Резюмируем сказанное. Мы попытались проиллюстрировать процесс социальных трансформаций в ценностном аспекте. Можно подчеркнуть, что характер транс — формации потребностей, интересов, мо — тиваций поведения и деятельности не мо- жет оставаться неизменным. Изменения происходят в сфере мотиваций индиви — дуальной и коллективной деятельности, в социальной сфере. Изменения одного вида необходимо влекут за собой изменения других видов. Тем самым, изменения в си — стеме влекут за собой развитие данной си — стемы.

Материал взят из: Вестник МГОУ «Философские науки». – №4. — 2012

(Visited 5 times, 1 visits today)