ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СИСТЕМЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ В 1945-1953 гг. И БОРЬБА С НИМИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ (НА МАТЕРИАЛАХ НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ)

Главная » История » ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СИСТЕМЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ В 1945-1953 гг. И БОРЬБА С НИМИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ (НА МАТЕРИАЛАХ НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ)
История Комментариев нет

В условиях современной криминогенной обстановки и реформирования правоохрани — тельной системы России представляется актуальным обращение к историческому опыту. Ко- нечно, сегодняшняя Россия во многом отличается от послевоенной страны, но, тем не менее, ряд аналогий допустим. В настоящее время одной из важнейших задач государства в право — охранительной сфере является повышение эффективности противостояния преступности в регионах. Для успешной реализации этой задачи необходимо принимать во внимание исто — рический опыт, поэтому изучение истории деятельности местных органов правопорядка яв — ляется актуальным как в научном, так и в практическом аспекте. Актуальность определяется и недостатком научных работ, посвященных данной проблематике в исследуемый период. В основу статьи легли архивные материалы из ранее закрытых фондов.

В послевоенный период значительное количество растрат и хищений совершалось в торговых и снабженческо-сбытовых учреждениях, входивших в систему потребительской кооперации. Об этом, в частности, свидетельствуют официальные данные Министерства торговли. Так, за 9 месяцев 1946 г. правоохранительными органами по государственной тор — говле было выявлено хищений и растрат на сумму 131,5 млн. руб.; в то время как в потре — бительской кооперации – на 269,8 млн. руб.2 В условиях послевоенной разрухи, нищеты и наступившего голода растраты и хищения в системе потребительской кооперации вызывали особую озабоченность власти. Не случайно в этот период был принят ряд законодательных и нормативных правовых актов [1] по предотвращению растрат, хищений, нарушений правил

© Федин С. А., 2011.

2 Государственный архив Российской Федерации (далее ГАРФ). Ф. Р-5446. Оп. 1. Д. 286. Л. 225.

торговли и усилению государственного кон — троля над розничными ценами, что должно было способствовать совершенствованию правового обеспечения деятельности пра — воохранительных органов. Следовательно, основное внимание аппаратов БХСС, других служб милиции, прокуратуры и суда было сосредоточено на борьбе с крупными и орга — низованными хищениями в кооперации.

В апреле 1946 г. на заседании бюро Аст — раханского обкома ВКП(б) рассматривался вопрос о неудовлетворительном состоянии борьбы с растратами и хищениями в системе

«Облрыболовпотребсоюза», где отмечалось, что «… за 1945 год в системе «Рыболовпот — ребсоюза» допущено на 792 тыс. руб. растрат, массовых хищений товаров и злоупотребле — ний. На 01.01.46 г. числилось не переданных в следственные органы дел по растратам на 144 тыс. рублей …, а лица, допустившие растра — ты и хищения, зачастую сохраняются на пре — жней работе и повторяют преступления»1.

Несмотря на принятые жесткие решения обкома, хищения и растраты продолжались. С января 1946 по апрель 1950 гг. в системе

«Облрыболовпотребсоюза» было совершено

1158 случаев крупных растрат и хищений на общую сумму 7021000 руб. Наибольшее их число относилось к 1947 г., когда было вы- явлено 329 случаев растрат на общую сумму

2263000 руб. В 1948 и начале 1949 гг. имелось некоторое снижение, но во втором полугодии

1949 г. произошло резкое увеличение этого вида преступлений. По сравнению с первым полугодием количество выявленных растрат и хищений возросло на 27%, а в денежном выражении – вдвое (979000 руб.)2. Таким об — разом, на протяжении всего 1949 и начала

1950 гг. из квартала в квартал происходил не — уклонный рост данных преступлений.

В соответствии с требованием Постанов — ления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 25.01.1939

«О работе потребительской кооперации» и другими руководящими документами [2]

1 Государственный архив современной документа — ции Астраханской области (далее ГАСД АО). Ф. 325. Оп. 3. Д. 18. Л. 73-74.

2 ГАСД АО. Ф. 325. Оп. 7. Д. 64. Л. 104.

дела о растратах и хищениях должны были передаваться в органы расследования немед — ленно после обнаружения преступления [4]. Это требование в системе «Облрыболовпот — ребсоюза» не выполнялось. Многие руково- дители проявляли волокиту в оформлении материалов на растратчиков и задерживали передачу их следственным органам. Напри — мер, в Каспийском рыбкоопе у заведующего базой Нестерова растрата в сумме 18265 руб. была выявлена в июне 1949 г. Материл для рас- следования поступил только в мае 1950 г. Его задерживали под предлогом производства выверки между бухгалтерией и заведующим базой. В Степновском рыбкоопе в июне 1949 г. была выявлена растрата у заведующего ма — газином; в июле 1949 г. у кассира; в сентябре

1949 г. у другого заведующего магазином, но все материалы были переданы в прокуратуру только в марте 1950 г., т. е. через 6-9 месяцев3. По состоянию на 01.01.1950 г. в «Облрыбо- ловпотребсоюзе» числилось не переданных в следственные органы 15 дел о растратах и хищениях на общую сумму 97930 руб.

Специфика преступности в потреби — тельской кооперации состояла в том, что эти преступления совершал определенный круг материально ответственных лиц (если не считать мелких «несунов»), который был известен. Это были заведующие коопами и складами, кассиры, продавцы, бухгалтеры и т. п. Над этими должностными лицами на — висали различные контролирующие меры, которые должны были отвращать от посяга — тельств на кооперативную собственность и тем самым предупреждать преступления.

К таким мерам относились плановые и внеплановые ревизии. Они могли касаться документации или инвентаризации имущес — тва или того и другого одновременно. Вне — запное снятие кассы предписывалось инс — трукциями как необходимая мера, которую следовало применять часто, с объявлением ревизии или без нее. ОБХСС, являвшийся составной частью милиции, наводил страх на материально ответственных лиц уже самим

3 ГАСД АО. Ф. 325. Оп. 7. Д. 64. Л. 105.

фактом своего существования. Прокуратура, имеющая прерогативы, могла действовать по установленному плану, но и использовать эффект внезапности [3].

Хорошая информированность материаль — но ответственных лиц о сроках производства квартальных ревизий давала им возможность принять меры к маскировке хищений. Как правило, это делалось путем выписки бесто — варных накладных, сокрытия части товаров от оприходования. Кроме того, материально ответственные лица часто организовывали выпивки и угощения для ревизоров.

Все это приводило к некачественным ре — визиям, а во многих случаях сами ревизо — ры способствовали сокрытию растрат, как это было в Лиманском сельпо, где председа- тель ревизионной комиссии Кряков вместе со старшим бухгалтером сельпо Волковой скрыли растрату у заведующего базой Кры- лова в сумме 25004 руб. А в рыбкоопе им. Ф. Энгельса инвентаризационная комиссия скрыла растрату у заведующего магазином Корвашевой в сумме 32530 руб. и др.1

Рыбкоопы были засорены материально ответственными лицами, имевшими суди — мость за хозяйственные и должностные пре — ступления. По данным прокуратуры, напри — мер, в 1949 г. в Тюринском рыбкоопе было выявлено 7 материально ответственных лиц, ранее судимых (а один дважды судимый) за растраты, но продолжавших работать2. Ана — логичная ситуация была в Марфинском, Та- таро-Башмаковском, Тумакском, Красноярс — ком рыбкоопах.

Руководители рыбкоопов слабо проводи — ли работу по выявлению растратчиков, а в отдельных случаях покровительствовали им. Так, в Тумакском рыбкоопе с бывшего заго — товителя Панова не была взыскана недостача в сумме 5688 руб. и материал не направлен в следственные органы. В Кировском рыб- коопе у заведующего базой Чернова была

1 Архив информационного центра УМВД Россий-

установлена недостача в сумме 9156 руб., но материал в следственные органы не переда — вался, а Чернов оставлен на работе и т. д.3

Допускалась практика списания с мате — риально ответственных лиц ценностей, как

«брак», «сверхнормативные потери», по не — дооформленным документам. В отдельных случаях списание бухгалтериями происходи — ло без утверждения правлением рыбкоопа. Например, за 1949 г. в рыбкоопе им. Микояна такими способами списано 38500 руб., 66500 руб. в Капустиноярском, 39700 руб. в Тюрин — ском, 6443 руб. в Лиманском рыбкоопах4.

В Красноярском районе по Джанайскому рыбкоопу в марте и апреле 1950 г. были вы — явлены растраты у заведующих магазинами Айтмухамбетовой, Утеповой и Джаломбае — вой на сумму 53574 руб. Джанайский рыбко — оп вообще являлся «показательным». В 1948 г. председатель рыбкоопа Джамодавлетов за растрату в сумме 72000 руб. осужден на 12 лет лишения свободы; заведующий базой рыбкоопа Абдрахманов за растрату в 14000 руб. осужден на 10 лет лишения свободы, а также были привлечены к уголовной от — ветственности главный бухгалтер и кассир. В 1949 г. по этому же рыбкоопу за растрату в 9000 руб. приговорен к 10 годам лишения свободы заведующий базой Кусаинов. Кроме того, по состоянию на 1 марта 1949 г. были выявлены растраты у заведующих магазина — ми Мендыбаева в сумме 3126 руб., Аджиха — нова в сумме 1779 руб., Сурова в сумме 1934 руб. Однако материалы на них в следствен- ные органы своевременно не передавались5.

Из приведенных данных видно, что в Джанайском рыбкоопе в течение трех лет происходили крупные растраты и хищения государственных средств и, несмотря на это, ни правление «Облрыболовпотребсоюза», ни его ревизионный отдел не принимали мер к пресечению преступлений.

Еще один пример укрывательства крупно — го хищения, которое имело место в Лиманс-

ком рыбкоопе. 26 мая 1950 г. у заведующего

ской Федерации по Астраханской области (далее ИЦ

УВД АО). Ф. 58. Оп. 4. Д. 61. Л. 17.

2 Государственный архив Астраханской области. Ф. Р-1702. Оп. 1. Д. 17. Л. 18.

3 ИЦ УВД АО. Ф. 58. Оп. 4. Д. 61. Л. 93.

4 ИЦ УВД АО. Ф. 58. Оп. 4. Д. 64. Л. 3.

5 ИЦ УВД АО. Ф. 58. Оп. 3. Д. 17. Л. 35-36.

складом Никешина была обнаружена растра — та в сумме 57456 руб., а также совершенное им хищение мануфактуры, костюмов и брюк на сумму 27972 руб. Этому предшествовало несколько инвентаризаций, проводившихся силами местного рыбкоопа. Так, при снятии остатков на 01.07.1949 г. у Никешина была об- наружена недостача только в 3533 руб. Этот факт не вызвал тревогу у руководства «Обл — рыболовпотребсоюза» и глубокую ревизию не провели. При инвентаризации на 01.08.1949 г. уже была обнаружена недостача товаров на сумму 43396 руб. и только через полгода пос — ле этого правление «Облрыболовпотребсою — за» назначило на проверку такого ревизора, который выявил растрату в сумме 57456 руб. и хищение товаров на сумму 27972 руб.1

Анализируя приведенные данные о состо — янии преступности в системе потребитель — ской кооперации, необходимо отметить, что преступность этого вида постоянно росла. Основной причиной, способствовавшей рас — тратам и хищениям товарно-материальных ценностей, являлась неудовлетворительная работа ревизионных комиссий. Ревизии про — водились нерегулярно и часто поверхностно, а внезапные ревизии проходили очень редко. Сращивание отдельных работников ревизи — онного аппарата и бухгалтерии с материаль — но ответственными лицами вело к сокрытию недостач и хищений. В результате нарушения закона о найме работников на должности с материальной ответственностью допускались к работе лица, не внушавшие доверия, ранее судимые за корыстные преступления или без представления необходимых документов, что способствовало проникновению в потреби — тельскую кооперацию преступных элементов.

Органами милиции, прокуратуры и суда нарушались сроки рассмотрения дел о рас — тратах и хищениях. В прокуратуре и судах находилось более 160 дел по растратам и хи — щениям в потребкооперации с нарушением установленных сроков рассмотрения этих дел. Но определенная работа по борьбе с рас — тратами и хищениями все-таки велась. На-

1 ГАСД АО. Ф. 325. Оп. 8. Д. 32. Л. 111.

пример, судебной коллегией Астраханского областного суда осуждена на 10 лет лишения свободы председатель правления Хараба — линского рыбкоопа Афанасьева, которая с января 1946 по март 1947 гг. растратила ко- оперативных денег на сумму 58074 руб.2 На

15 лет лишения свободы Астраханским об — ластным судом осужден заведующий базой Харабалинского рыбкоопа Тюрин, который с октября 1945 по июль 1947 гг. растратил и присвоил продуктовых и промышленных товаров на сумму 148857 руб.3 Председатель артели «Новый труд» Лялина Е. И. преступ — но халатно относилась к работе, в результате чего с 1946 по 1948 гг. в артели было растра — чено кооперативных денег на сумму 475243 руб. В октябре 1948 г. Лялина осуждена об- ластным судом на 4 года лишения свободы4. В январе 1951 г. осужден на 10 лет лишения свободы завскладом мостовосстановитель — ного отряда № 3 Можаровский за недоста — чу материальных ценностей на сумму 29794 руб.5 Прокуратурой Камызякского района были установлены злоупотребления со сто — роны председателя районного рыбкоопа Юданова. В течение 1949 г. он набрал у ма — териально ответственных лиц продуктов на сумму 3345 руб. Вместе с Юдановым были привлечены к уголовной ответственности и осуждены народным судом Камызякского района еще трое руководителей6. Аналогич — ных примеров можно привести немало.

После отмены карточной системы некото — рые работники коопов стали практиковать обвешивание, обмеривание и обсчет покупа — телей. В Астраханской области практикова — лась продажа товаров по завышенным ценам, их фальсификация, пересортица и другие виды обмана потребителей. В изменившихся условиях милиционеры сосредоточили вни — мание агентурно-осведомительной сети на выявлении продавцов, занимавшихся обма — ном потребителей. По этим фактам матери-

2 ГАСД АО. Ф. 325. Оп. 5. Д. 16. Л. 61.

3 ГАСД АО. Ф. 325. Оп. 5. Д. 16. Л. 84.

4 ГАСД АО. Ф. 325. Оп. 6. Д. 22. Л. 43.

5 ГАСД АО. Ф. 325. Оп. 10. Д. 14. л. 139.

6 ГАСД АО. Ф. 325. Оп. 7. Д. 44. Л. 42-43.

алы передавались прокурорам для привле — чения виновных к ответственности, а в тех случаях, когда это было связано с агентур — ной разработкой, расследование поручалось работникам ОБХСС.

Однако руководство милиции области по — нимало, что, несмотря на некоторые успехи, ликвидировать существовавшие преступные схемы разовыми мерами невозможно. Поэто — му в начале 1950-х гг. для усиления эффектив — ности борьбы с хищениями, взяточничеством, обманом потребителей, начальникам район- ных отделений милиции вменялось в обязан — ность пополнять агентурно-осведомительную сеть за счет вербовки «дельцов», коммерсан — тов, работников заготовительных организа — ций, экспедиторов, работников магазинов, заведующих палатками и ларьками. Наряду с этим приобреталось осведомление из среды специалистов торговли (экономистов, плано — виков, товароведов и т. п.), необходимых для негласных консультаций по различным вопро — сам. Через агентуру также велось наблюдение за деятельностью ревизоров, устанавливались факты их бездеятельности, сращивания с пре — ступным элементом, взяточничества и зло- употреблений. По агентурным данным выяв — ляли руководителей, скрывавших материалы на расхитителей и растратчиков и добивались передачи их в органы прокуратуры1.

Картина деятельности правоохранитель-

ных органов была бы неполной, если огра — ничиться только анализом материалов по раскрытию, расследованию преступлений и осуждению виновных, не рассмотрев состо — яния с возмещением материального ущерба от растрат и хищений. Анализируя статис — тические данные о ходе возмещения ущерба, можно сделать вывод о том, что работа про — куратуры, милиции и судебных органов в этом направлении была малоэффективной.

В качестве примера приведем данные за

1951 и 1952 гг. – последние годы рассмат — риваемого нами периода. Так, правоохра — нительными органами области в 1951 г. из

1422464 руб. расхищенных средств возвра — щено только 28449 руб., т. е. 2 %, а в 1952 г. из

1 ИЦ УВД АО. Ф. 58. Оп. 1. Д. 27. Л. 12-15.

1020022 руб. возвращено 214204 руб. (21 %). Для сравнения, на предприятиях легкой про — мышленности расхищено всего 60242 руб., а возвращено – 68 %2.

Таким образом, следует признать, что, несмотря на принимаемые меры, на протя — жении всего рассматриваемого периода пра- воохранительным органам так и не удалось справиться с преступностью в кооперативной торговле. Если к 1948 г. общеуголовная пре — ступность, в том числе и большинство видов экономической преступности, в стране и в Нижнем Поволжье пошли на спад, то растра — ты и хищения в потребительской кооперации только набирали обороты. Убытки от пре — ступной деятельности работников кооперати — вов в Астраханской области составляли мил — лионы рублей. Размер причиненного ущерба от растрат и хищений значительно превышал сумму полученного возмещения. Процесс вы — явления преступлений осложнялся тем, что сотрудникам милиции и прокуратуры прихо — дилось противодействовать не только явным расхитителям, но и контролировать работу ревизоров, которые во многих случаях к про — ведению ревизий и инвентаризаций относи — лись формально, нередко халатно, а в отде- льных случаях сами участвовали в хищениях.

Материал взят из: Вестник МГОУ «История и политологическая наука» — № 4. — 2011

(Visited 2 times, 1 visits today)