ПРЕДЫСТОРИЯ БРЕСТСКОГО МИРА: ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ ЛЕВОСОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ОППОЗИЦИИ (ОКТЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 1917 г.)

Главная » Культура » ПРЕДЫСТОРИЯ БРЕСТСКОГО МИРА: ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ ЛЕВОСОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ОППОЗИЦИИ (ОКТЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 1917 г.)
Культура Комментариев нет

Данная статья рассматривает предысторию заключения Брестского мира. Автор сделал попытку проанализировать положение, создавшееся в среде российской революционной демократии к концу 1917 года (в связи с остро стоявшей проблемой мира), отношение к данной проблеме различных течений социалистов, а также складывание левосоциалистической оппоз и — ции ленинскому руководству РСДРП(б) по вопросам войны и мира.

Ключевые слова: Советская Россия, Четверной блок, мировая война, всеобщий демократический мир, сепаратное перемирие, большевики, лев о- социалистическая оппозиция, Брестский мир.

К концу 1917 г. проблема скорейшего выхода России из мировой войны была жизненно важной для страны. Неспособность Временного правительства справиться с этой задачей в кратчайший срок стала одной из основных причин падения кабинета Керенского. Напротив, декларативное (во многом) обещание большевиков немедленно заключить всеобщий демокра — тический мир обеспечило им активную поддержку народных масс и, в числе прочих факторов, способствовало приходу РСДРП(б) к власти.

Безусловно, первостепенность задачи окончания войны сознавалась всеми российскими социалистами. Но их представления о способах решения этой задачи существенно различались.

По мнению большевиков, мира можно было достичь только посредством революции общеми — рового масштаба. Остальные социалистические партии и организации предлагали сделать это

демократическим путём – через созыв международной социалистической конференции, кото — рая выработала бы справедливые мирные условия. Поэтому первые же реальные шаги новой

власти в сфере внешней политики (провозглашение «Декрета о мире», призыв к армии само — стоятельно начинать переговоры о перемирии с противником, начало сепаратных переговоров в Брест-Литовске и др.) были неоднозначно восприняты российскими социалистами (в том

числе, левыми эсерами и левыми социал-демократами). Однако двойственность позиции лево — социалистических оппонентов большевиков по отношению к мирным инициативам последних

в период до заключения Брестского мира не получила пока должного освещения в историогра — фии.

Кроме того, до недавнего времени отечественная историческая литература рассматривала

принятый II Всероссийским съездом Советов «Декрет о мире», призывавший народы и прави- тельства воевавших государств немедленно приступить к переговорам о заключении всеобщего демократического мира без аннексий и контрибуций, на основе самоопределения народов [1, с. 13-14], в качестве мирной программы (здесь и далее выделено нами – В. Г.) большевиков. Однако Ленин сам подчёркивал, что полное воплощение положений декрета в жизнь «зависит только от свержения всего капиталистического строя» [2, с. 20]. То есть, реализациовой революции [6, с. 122].

Скептически оценивая результаты подобного способа агитации международного проле — тариата, С. Д. Мстиславский считал сами переговоры в обстановке солдатских «братаний» на фронте «недопустимой, тяжелейшей ошибкой», выгодной лишь империалистам обеих воевав — ших группировок [2, с. 6, 8, 30]. По мнению Мстиславского, выбранный большевиками путь ликвидации войны мог привести лишь к позорной капитуляции России. Признавая сепаратное перемирие «оружием обоюдоострым», левоэсеровский лидер выдвигал два условия, при твёр — дом соблюдении которых даже такое перемирие могло, по его мнению, стать гарантом заклю — чения всеобщего демократического мира. Первым условием С. Д. Мстиславский считал объе — динение во время перемирия всей международной демократии для ведения дальнейших пере — говоров о мире (немедленный созыв международной социалистической конференции). Второе предложенное Мстиславским условие заключалось в воссоздании мощи российской армии, по — скольку империалисты на переговорах будут считаться только с реальной силой противника [7, с. 16].

При соблюдении этих условий сепаратное перемирие готовы были поддержать и объеди — нённые социал-демократы интернационалисты. Серьёзным аргументом в пользу его заключе-ния являлось для них осознание неспособности России к сопротивлению. Кроме того, газета

«Новая жизнь» выражала надежду, что прекращение военных действий на Восточном фронте вынудит державы Антанты предпринять аналогичные меры и, таким образом, сепаратное со-ветско-германское перемирие явится первым шагом «к всеевропейскому миру» [8]. Это объяс-няет, почему заключённое 2 декабря 1917 г. перемирие между Россией и странами Четверного

союза в целом было положительно воспринято левыми социалистами (небольшевиками). С од — ной стороны, сторонники большевистской тактики рассматривали подписание данного догово — ра как серьёзную победу советской дипломатии [9, с. 125]. С другой стороны, противники се — паратного мира ещё не столкнулись с реальной опасностью его заключения. Перемирие же рас- сматривалось ими, прежде всего, не как политическое событие, а как факт предоставления Рос — сии мирной передышки, во время которой они надеялись на реализацию предлагавшихся большевикам мер. В связи с этим борьба противников сепаратного мира против большевист — ской тактики носила в целом конструктивный характер, а её методы ограничивались использо — ванием партийной печати для разъяснения собственной позиции по вопросам войны и мира.

В то же время эта часть левосоциалистической оппозиции подчёркивала своё резко нега — тивное отношение к возможности заключения сепаратного мира. Об этом говорилось, напри — мер, в резолюции Московского комитета объединённых интернационалистов, принятой 8 де — кабря. Документ осуждал «те пути, кот[орыми] б[ольшеви]ки идут к миру» и подчеркивал, что заключение подлинно демократического мира невозможно без соединения усилий всей миро — вой демократии на международной социалистической конференции. Решено было, в качестве практической меры, начать агитационную кампанию в Советах и на митингах за немедленный созыв такой конференции [10]. Идею ее созыва в партийной печати поддержал Б. В. Авилов, член Центрального Бюро объединенных социал-демократов интернационалистов. Кроме того, он высказался за создание Учредительным собранием такой власти, которая на мирных перего — ворах была бы правомочна выступать от имени всей России [11].

Позиция сторонников Ленина в руководстве РСДРП(б) основывалась на принципиально иных соображениях. Общая линия поведения советской делегации на переговорах о мире, на-меченная большевиками, заключалась в затягивании мирной передышки для максимального

использования агитационных возможностей Бреста. Сам факт согласия германской стороны на ведение переговоров интерпретировался большевистским руководством как неспособность Германии к продолжению активных военных действий. В свою очередь, это позволяло больше — викам надеяться заключить мир на принципах, предложенных советской стороной.

Выдвижение в середине декабря 1917 г. Германией аннексионистских условий мира [12]

вызвало резкое размежевание по тактическим вопросам в руководстве обеих правящих пар — тий – РСДРП(б) и ПЛСР. В тот период меньшинство в них составляли сторонники В. И. Ленина и М. А. Спиридоновой, выступавших за немедленное подписание мира на германских условиях. Их позиция аргументировалась неспособностью России продолжать сопротивление. «Левых коммунистов», а также сторонников Л. Д. Троцкого и С. Д. Мстиславского (соответственно, в РСДРП(б) и ПЛСР) объединяло сознание того, что заключение мира на германских условиях будет предательством интересов международного революционного движения. При этом они отнюдь не являлись противниками сепаратного мира как такового, если бы он был заключён на условиях, предлагавшихся советской стороной [13, 14].

Считая германские условия мира неприемлемыми, «левые коммунисты», троцкисты и ле — вые эсеры предлагали свои варианты выхода из создавшегося положения. «Левые коммуни-сты» (Н. И. Бухарин, К. Б. Радек и др.), в отличие от сторонников Ленина, по-прежнему отстаи-вали приоритет интернациональных задач революции над национальными. В качестве катали — затора мирового революционного процесса они рассматривали «революционную войну» с Гер- манией [15, с. 185]. Троцкий, выдвигая свою известную формулу «ни войны, ни мира», исходил из того, что Россия не способна была продолжать войну, но и не могла подписывать позорного мира [6, с. 170-172]. Как и «левые коммунисты», он возлагал надежды на мировую революцию, которая должна была спасти республику Советов. Близкой к данной точке зрения была и пози — ция большинства левоэсеровского руководства (С. Д. Мстиславского, П. П. Прошьяна и др.). В качестве способа борьбы с международным империализмом они предлагали народное восста — ние против захватчиков [7, с. 20-21, 24].

Таким образом, несмотря на различия в предлагавшейся тактике, вопрос о сепаратном мире на германских условиях в декабре 1917 г. объединил в рядах левосоциалистической оппо-зиции большинство левых эсеров, левых социал-демократов (небольшевиков), а также «левых

коммунистов» и сторонников Троцкого. Резкое расширение состава оппозиции чрезвычайно усложнило для сторонников Ленина задачу подписания мирного договора на германских усло — виях. Вместе с тем, изменившаяся внешнеполитическая ситуация показала, что заключить мир с германским блоком на принципах, провозглашённых в «Декрете о мире», не удастся…

Библиографический список

1. Ленин В. И. Доклад о мире 26 октября (8 ноября) // Полное собрание сочинений (ПСС). Изд. 5-е. Т. 35. М., 1981.

2. Ленин В. И. Заключительное слово по докладу о мире // Там же. Т. 35.

3. Мстиславский С. Брестские переговоры (Из дневника). С приложением протоколов 1-й Брест — ской конференции и других документов. СПб., 1918.

4. Новая жизнь. 1917. 28 октября (10 ноября).

5. Российский государственный архив социально-политической истории (далее – РГАСПИ). Ф. 444. Центральный Комитет РСДРП (РСРП) – интернационалистов. Оп. 1. Д. 11. Л. 55.

6. Троцкий Л. Д. От Октябрьской революции до Брестского мира. Харьков, 1924.

7. Мстиславский С. Не война, но восстание. Б. м., б. г.

8. Новая жизнь. 1917. 19 ноября (2 декабря).

9. Протоколы заседаний Всероссийского Центрального Исполн. Комитета Советов Р., С., Кр. и

Каз. депутатов II созыва. М., 1918.

10. ЦАОДМ (Центральный архив общественных движений Москвы). Ф. 3418. Московский коми — тет РСДРП (интернационалистов). Оп. 1. Д. 2. Л. 76.

11. Новая жизнь. 1917. 8 (21) декабря.

12. Известия ЦИК. 1917. 21 декабря.

13. Социал-демократ. 1918. 13 (26) января.

14. РГАСПИ. Ф. 564. Центральный комитет Партии левых социалистов-революционеров (интер — националистов). Оп. 1. Д. 1. Л. 164.

15. Протоколы заседания Центрального Комитета РСДРП(б). Август 1917-февраль 1918 г. М.,

1958.

Статья поступила в редакцию 29.06.2013.

ГРУБОВ Владимир Иванович – кандидат исторических наук, доцент, Арзамасский фили — ал Нижегородского государственного университета имени Н. И. Лобачевского.

Материал взят из: Новиый университет. Экономика и право. 6-7(27-28). 2013

(Visited 3 times, 1 visits today)