Правополушарная и левополушарная фонетика

Главная » Филология » Правополушарная и левополушарная фонетика
Филология Комментариев нет

Статья посвящена изучению соотношения полушарий в деятельности мозга при формировании фонетических цепочек. В основе правополушарной фонетики лежат фонетические явления, которые обладают определенным эмоциональным паралингви- стическим значением различной степени субъективной ценности. В левополушарной фонетике звуки, слоги, ритмические структуры и другие фонетические явления при- званы выражать не конкретные эмоциональные значения, а быть экспонентами любых лингвистических единиц с разными лингвистическими значениями.

Ключевые слова: паралингвистическое значение; правополушарная и левополу — шарная фонетика.

своение различных форм родного языка ребенком связано с раз- ными способами обработки и передачи информации. Сначала эти процессы ассоциируются преимущественно с правым полуша-

рием мозга, а затем к процессам формирования и передачи информации более активно подключается левое (доминантное) полушарие. Правое полушарие в основном обеспечивает эмоциональные формы общения, левое — интел- лектуальные. Вероятно, эти функциональные различия окончательно устанав- ливаются у ребенка в период перехода от детства к отрочеству.

Так же, как в современной нейропсихолингвистике [5] стремятся разли — чать правополушарную и левополушарную грамматику, вероятно, есть опре — деленный смысл различать правополушарную и левополушарную фонетику, которые вместе составляют единую паралингвистико-лингвистическую фоне — тику. В основе правополушарной фонетики лежат фонетические явления, об — ладающие определенным эмоциональным паралингвистическим значением различной степени субъективной ценности [2]. В левополушарной фонетике звуки, слоги, ритмические структуры и другие фонетические явления призва — ны выражать не конкретные эмоциональные значения, а быть экспонентами любых лингвистических единиц с разными лингвистическими значениями.

Слог как базовая единица речевого общения используется как в правопо — лушарной, так и левополушарной фонетике, но выполняет различные функ- ции. В правополушарной деятельности мозга слоги и состоящие из них рит- мические структуры выступают в качестве экспонентов паралингвистических значений мажорного и минорного содержания средней и высокой субъектив — ной ценности, отражая зонную организацию человеческих эмоций. При этом

открытые слоги связываются с выражением мажорных значений средней (умеренной) субъективной ценности, а закрытые — с минорными значениями той же субъективной ценности. Закрытые слоги типа CVC, где C — любой со- гласный, а V — любой гласный, могут выражать как мажорные, так и минор — ные паралингвистические значения, но высокой субъективной ценности.

Нисходящие ритмические модели хореического типа выражают минорные значения умеренной субъективной ценности, а восходящие ритмические струк — туры ямбического типа — мажорные значения той же субъективной ценности. Трехсложные структуры типа амфибрахий (таТАта) способны выражать те и другие паралингвистические значения, но высокой субъективной ценности. Ве — дущим в слоге является гласный, тембр которого определяет характер паралинг- вистических значений. Гласные переднего ряда выражают мажорные значения, а лабиализованные гласные заднего ряда — минорные значения средней субъек — тивной ценности. Гласный [а] способен выражать то и другое значение, но высо — кой субъективной ценности.

Согласные способны лишь усиливать или ослаблять паралингвистическое содержание слога в целом. Так, переднеязычные и мягкие согласные способны усиливать мажорное или ослаблять минорное значение слога, а губные и за — днеязычные усиливают минорные и ослабляют мажорные значения. Связь па — ралингвистических значений с конкретной ситуацией сходна в этом отношении со значениями местоимений в тексте. Личные местоимения обладают абстракт — ными функциональными значениями: я — это любой говорящий, ты — любой слушающий, а он — это тот, кто не участвует в разговоре. Абстрактными пара — лингвистическими значениями обладают все перечисленные выше компонен — ты. Однако местоимения в определенном контексте приобретают конкретное значение. Мы всегда имеем в виду конкретную личность, когда используем ме — стоимения «я», «ты», «он» в обычном разговоре. Также весьма неопределенное мажорное и минорное паралингвистическое значение той или иной фонетиче — ской формы, в том числе и слога, в конкретной ситуации приобретает опреде — ленную личностную окраску и обладает более конкретным эмоциональным со — держанием, чем его минорная или мажорная характеристика.

В левополушарной фонетике роль слога и состоящие из слогов ритмические структуры преобразуются, приобретая новое функциональное содержание. Те — перь ведущим в слоге становится согласный, а гласный подчиняет свои фоне — тические характеристики согласному, так как согласный отвечает, прежде все — го, за выражение уникальных по своей природе лексических значений, а глас — ный — за выражение грамматических значений, которые носят серийный и по — вторяющийся характер. Паралингвистические значения, связанные со слогом и ритмическими значениями, преобразуются в лингвистические. Так, слог CVC, обладающий высокой субъективной ценностью в области паралингвистических значений, становится экспонентом для выражения типичной формы корня суще- ствительных (пап, мам, теть и т. п.). Нисходящие ритмические структуры хореи- ческого типа становятся типичной формой для русских существительных, а вос-

л и Н г в и с т и к а 15

ходящие ритмические структуры ямбического типа — типичной формой для рус — ских глаголов (данные Л. Г. Зубковой [3]). Ранее слог был целостной единицей, не членимой на составляющие компоненты, теперь в нем выделяется гласный и согласный. При этом сначала согласные и гласные лишь потенциально связаны с морфемой (на этом этапе возникает система фонем 1-й степени абстракции, т. е. фонемы щербовской фонологии), а затем гласные и согласные становятся подвижным элементом конкретной морфемы, и на базе таких связей возникают фонемы 2-й степени абстракции, т. е. система фонем в понимании Московской фонологической школы. Окончательно двухуровневая фонологическая система у ребенка, овладевающего русским языком, складывается при завершении пере — хода от детства к отрочеству [1].

Однако формирование левополушарной фонетики не исключает деятельно — сти правополушарной фонетики. Они успешно взаимодействуют при нормальном развитии ребенка. Паралингвистические значения не исчезают, а активно исполь — зуются при эмоциональных формах общения ребенка, которые являются основ — ными вплоть до перехода ребенка в классы средней школы. Количество слогов в слове и ритмическая структура слова определяется детьми и взрослыми по ко — личеству гласных, т. е. на основе важнейших закономерностей правополушарной фонетики. Кроме того, в развитии ребенка наступает такой момент, когда слог стремится совмещать свои границы с морфемой. И этот период возникает в речи ребенка не случайно, так как в правополушарной фонетике слог является экс — понентом определенных паралингвистических значений. Именно в этот период слог синкретичен, он совмещает в себе паралингвистические и лингвистические значения, т. е. на время ребенок оперирует изолирующим типом языка, сходным в какой-то мере с китайским. В этот период времени создаются особые условия для формирования системы фонем 2-й степени абстракции, которые реализуются в конкретных морфемах. Но флективный тип русского языка мешает дальнейше — му развитию изолирующего типа языка в языковом сознании ребенка. Изолирую — щий тип языка, где основной единицей является слог, сменяется звукофонемным типом, где основная единица — фонема, а слог становится автономной ритми — ческой единицей. При этом под влиянием закономерностей правополушарной фонетики в образных текстах слог в два раза чаще совпадает с морфемой, чем в научных текстах информационного типа (в образных текстах слог совпадает с границами морфем в 24,4% случаях, а в научных — лишь в 10,5% случаях: дан — ные приведены в работах Л. Г. Зубковой [3]).

Таким образом, в детской и взрослой речи взаимодействуют основные закономерности правополушарной и левополушарной фонетики, связанные со слогом и другими фонетическими явлениями.

В частности, с деятельностью правого полушария исследователи связывают следующие явления. Правое полушарие «производит анализ интонационной вы — разительности воспринимаемой речи, контролирует интонацию собственного дискурса. Оно работает с фонетическими характеристиками высказывания, кото — рые делают речь индивидуальной, несут в себе некоторое отношение к предмету

16 ВеСТНиК МГПУ ■ Серия «ФиЛОЛОГиЧеСКОе ОБрАЗОВАНие»

сообщения. Здесь же осуществляется выделение рематической части высказыва — ния» [5: c. 81]. Следует подчеркнуть, что интонационная выразительность речи во многом связана с паралингвистическими значениями интонации. А индиви — дуальные особенности речи во многих случаях определяются паралингвисти — ческими значениями ритмических структур, слоговой и звуковой организацией слов, которые используются в речи.

Левое полушарие обладает значительным объемом возможностей языкового оформления мысли, в частности, к их числу следует отнести фонологическую систему [5: c. 80]. И здесь далеко не все ясно. Возможно, отдельными функциями фонологической системы заведует левое полушарие, а какими-то — правое. Осо — бенно, если исходить из двухуровневой организации фонологической системы носителя русского языка [1], когда фонемы нижнего уровня (фонемы щербовской фонологии) отвечают за восприятие речи, а фонемы верхнего уровня (фонемы в понимании представителей Московской фонологической школы) отвечают за порождение речи и за фиксацию речи на письме. Вполне возможно, что фоне — мы нижнего уровня в основном связываются с функциями правого полушария, а фонемы верхнего уровня — с функциями левого полушария.

Вероятно, при разработке основных положений правополушарной и левопо — лушарной фонетики следует учитывать свойства как самих фонетических явле — ний, так и общие функциональные различия в деятельности полушарий мозга. При этом необходимо помнить: «…Правое полушарие не только осуществляет рецепцию внешнего мира и строит чувственный образ, но и включает этот об — раз в цепь речевых процессов. Левое полушарие не только владеет совершенным аппаратом для коммуникации — системой естественного языка, но, благодаря этой системе, способно к абстрагированию… Элиминирование любого механиз — ма — как право-, так и левополушарного — приводит к грубой неполноценности речевой и мыслительной деятельности, однако сами дефекты при этом глубоко различаются» (Балонов, Деглин, Долинина, цит. по [5: с. 82]).

Материал взят из: Вестник МГПУ Серия «Филологическое образование» № 2 (3)

(Visited 9 times, 1 visits today)