ПОД ЗНАКОМ ПРОСВЕТИТЕЛЬСТВА И ПОПУЛЯРИЗАЦИИ НАУКИ

Главная » Экология » ПОД ЗНАКОМ ПРОСВЕТИТЕЛЬСТВА И ПОПУЛЯРИЗАЦИИ НАУКИ
Экология Комментариев нет

Памятный образ

В статье прослеживается многоплановый творческий почерк Л. Н.Николаева – известного профессионала в области теле — и кинодокументальных передач, истинного философа-просветителя, умелого популяризатора науки. Показываются масштаб и глубина именно философского понимания, которые были присущи его телепро — граммам. Особо подчеркиваются его талант и умение проникать в незабываемых авторских передачах в перво — родный мир науки, обнажать внутренний пульс деяний ее выдающихся носителей – ученых.

Ключевые слова: Л. Н.Николаев, признанный кинодокументалист, мудрый философ-просветитель, умелый популяризатор науки.

V. I. Antonov, D. Sc. Philosophy, Prof.

IN THE NAME OF THE ENLIGHTENMENT AND POPULARIZATION OF SCIENCE

The Memorable Portrait

In the article reveals L. N. Nikolaev’s many-sided personality – a renowned professional in TV and cinema docu — mentary broadcastings, a true philosopher, an educator and a skillful popularizer of science. The author shows his scope and depth of philosophical understanding, which were inherent in his TV shows. His talent and ability to penetrate into the unforgettable original life of the world of science, to expose the inner pulse of outstanding scientists’ carriers are high — lighted in the article.

Key words: L. A. Nikolaev, recognized documentary filmmaker, a wise philosopher, educator, a skilled popularizer of science.

В самом конце весны этого года не стало Льва Николаева. Известие о его кончине глуб окой болью отозвалось в сердцах тех, кто знал его по жизни. Лев Николаев был столь многогранно талантливым че — ловеком, столь разносторонне подготовленным профессионалом, что сразу начинаешь испытывать не — которое затруднение при попытке определить, кем же он являлся на самом деле. Телеведущий, сцена — рист, оператор, режиссер документального кино, редактор, ученый, науковед, культуролог… Всѐ это – Лев Николаев. Уникальная во всех отношениях личность. Универсал, постигший, а может, правильнее будет сказано, достигший в своих делах уровня совершенства, который с каждой его новой работой поднимался все выше и выше…

Со Львом Николаевичем Николаевым впервые довелось увидеться и познакомиться в октябре

1992 г. в кабинете директора Института человека Российской академии наук, академика РАН, моего университетского учителя Ивана Тимофеевича Фролова, ранее работавшего главным редактором жур — нала «Вопросы философии», ответственным секретарем международного журнала в Праге «Проблемы мира и социализма», главным редактором газеты «Правда». Тогда ВАК РФ только что присудил мне ученую степень доктора философских наук. Общение с ним длилось не более 15 минут. Но и за это ко — роткое время Лев Николаев успел на меня произвести неизгладимое впечатление. Он запомнился тогда чрезвычайно умным взглядом, учтивыми жестами и манерой настоящего интеллигента, неделаной про- стотой и доступностью собеседнику.

После той памятной встречи я имел возможность дважды встречаться со Львом Николаевичем (сначала – в Институте философии РАН, а затем дома у И. Т. Фролова). И тогда я убедился, что мое пер — вое впечатление не было обманчивым. Он вел разговор со мной словно со старым другом. Всѐ тот же дружелюбный тон, всѐ та же простота, всѐ те же глубокие мысли интеллектуала.

В последний раз мне довелось увидеться со Львом Николаевичем в 2004 г. во время создания па-

мятного документального фильма об И. Т. Фролове «Испытание человеколюбием». Художественным руководителем этого фильма как раз являлся Л. Николаев. Его слово во время работы над фильмом бы — ло веским, убедительным, но в то же время оно всегда озвучивалось в доброжелательной форме. Все лица, задействованные в работе, внимательно вслушивались в то, что он говорил. А его речь была очень ровной, вдумчивой, максимально концентрированной на ключевых моментах создаваемого фил ьма. Лев Николаевич высказывал свои пожелания и замечания весьма аккуратно и деликатно.

Я оказался в кругу создателей фильма по настоятельной просьбе Галины Леонидовны Белкиной —

вдовы И. Т. Фролова. В том – 2004 – г. на страницах журнала «Вестник Московского университета» в рубрике «МГУ – 250 лет» мною была опубликована серия статей, посвященных моим университетским

профессорам, в том числе И. Т. Фролову. Текст статьи о нем Галина Леонидовна заранее показала Л. Ни — колаеву. Тогда Львом Николаевичем мне был задан один-единственный вопрос: «Расскажите, пожалуй — ста, еще раз, в чем Вы видите особенности Вашего же, именно студенческого восприятия Ивана Тимо — феевича Фролова?». Не знаю, насколько я удовлетворил его своим ответом. Но Лев Николаевич во вр е — мя моего рассказа дважды одобрительно кивнул.

Лев Николаевич родился 16 ноября 1937 года в городе Славянск-на-Кубани. Уже в школьные годы начал интересоваться архитектурой. Но выбор пал на другую, даже близко не стоявшую к ней профес — сию. Он, блестяще сдав вступительные экзамены, поступил на физический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова. В университете его учили выдающиеся ученые, в т ом числе лауреат Нобелевской премии в области физики Лев Ландау. По окончании факультета через 5,5 лет (а именно столько обуч а — ются на физфаке и мехмате МГУ), в 1960 г., решил уехать на работу в Сибирь, в Иркутск. Его тогда сильно манил Байкал. К слову сказать, в одной из встреч со мной Лев Николаевич с восторгом отзыва л — ся о природе и людях Бурятии. Ему тогда ненадолго довелось побывать в Тункинском районе, в сана — торно-курортной зоне «Аршан». Увиденное в то далекое время он называл «сказочным краем».

После недолгого пребывания на сибирской земле Лев Николаев возвращается в Москву, в аспи — рантуру МГУ и начинает на самом серьезном уровне заниматься физической наукой. В 1965 г. стано — вится кандидатом физико-математических наук.

Но в роли молодого и перспективного ученого-физика побыл недолго. Неожиданно «заболел» до-

кументальным кино. Уже в 1966 г. окончил курс киномонтажа на «Мосфильме» в группе Эльдара Ряза — нова. И вплотную занялся режиссурой и написанием сценариев.

Наступил 1973 г., ставший поворотным в судьбе Льва Николаева. Он совместно с профессором

С. Капицей создает на Центральном телевидении СССР программу «Очевидное — невероятное». И начи — нается целая эпопея, связанная с этой программой. Лев Николаев являлся ее бессменным редакт ором в течение 17 лет. За эти годы передачи программы «Очевидное – невероятное», как правило, приковывали к себе многомиллионную аудиторию телезрителей СССР. Столь оглушительный успех, которым поль — зовалась данная программа, — большой урок и серьезный упрек всей халтуре и пошлости, которыми ныне изобилует российское телевидение. Тогда, конечно, никто не делал специальных замеров выс о — чайшему рейтингу «Очевидное – невероятное». Но он подтверждался очень просто – мешками зритель — ских писем. И в данном тандеме, по признанию Сергея Капицы, сценарным и идейным вдохновителем в большей степени выступал Лев Николаев. С этим вряд ли согласился бы Лев Николаевич в силу своей личной скромности. Но, как бы там ни было, он вместе с Сергеем Капицей в программе «Очевидное – невероятное» делал то, до чего другие не могли додуматься или не решались. Например, рассказать о бермудском треугольнике, о снежном человеке, о парадоксах физики, об особенн остях экономики и т. д. В результате получались настоящие хиты-передачи о науке. На сей счет Л. Николаев как-то скромно признавался: «Мы приучили зрителей, что в любом случае они что-то вынесут из наших программ, даже если знают предмет».

Позже Лев Николаев стал руководителем и ведущим других телевизионных проектов – «Под зна — ком Пи», «Цивилизация», «Гении и злодеи уходящей эпохи», шедших по телеканалу «Культура». А с

2000 г. возглавил как президент и художественный руководитель телекомпанию «Цивилизация» — круп — нейшую структуру, специализирующуюся на производстве научно-популярной телепродукции. Переда — чи этой телекомпании по достоинству оценили и полюбили российские интеллектуалы. Своим споко й-

ным и ровным голосом Лев Николаев умел потрясающе просто, интересно и пон ятно рассказывать о сложнейших и невероятно далеких вещах из глубин науки, об уникальных фактах и явлениях природы, истории, цивилизации и культуры. Его энциклопедические знания поражали. В телепередачах и проек — тах «Вокзал мечты», «Пятое измерение», «Гении и злодеи уходящей эпохи» он нам как-то естественно, но не нарочито, не навязчиво показывал, насколько глубоко разбирается не только в науке, но и в ист о — рии отечественной и мировой культуры. Профессионально безупречно Лев Николаев «рассекретил» т е — лезрителям мир большой жизни и творческой деятельности выдающихся советско-российских физиков и математиков ХХ столетия Игоря Курчатова, Анатолия Александрова, Андрея Сахарова и др. Будучи универсалом, т. е. как физик, культуролог, художник, персонолог, кинодокументалист, режиссер одно — временно, он блистательно восполнил информационно-образовательные и научно-познавательные ла — куны своими удивительными рассказами об отце психоанализа Зигмунде Фрейде, русско-американском инженере, изобретателе первого на Земле телевизора Владимире Зворыкине, русско-американском авиаконструкторе, ученом, изобретателе, философе Игоре Сикорском, русско-американском социологе и культурологе Питириме Сорокине, являвшемся одним из основоположников теорий социальной стр а — тификации и социальной мобильности, основателем социологического факультета во всемирно извес т — ном Гарвардском университете, президентом Американской социологической ассоциации (должен о т-

метить, что фильм посвящался его 120-летию и создавался по инициативе нашего известного земляка, первого декана факультета социологии СПбГУ профессора А. О.Бороноева) и т. д. Нельзя не сказать до б — рого слова и о созданной Львом Николаевым и успешно реализованной программе «Под знаком Пи», обычно длившейся часами и, тем не менее, вызывавшей напряженное внимание со стороны телезрите — лей. Один раз передача по программе «Под знаком Пи», я специально засек, которая прошла для меня на одном дыхании, продолжалась 3 часа 14 минут. Это беспрецедентно, но факт!

Да, Лев Николаев на телеэкране являл себя мыслящим и компетентным комментатором, умным и

многознающим рассказчиком. Он говорил всегда просто и доходчиво. Им никогда не допускались ско — роговорка и быстрота речи. Видимо, его совершенно неслучайно называли философом неспешности, умевшим обаять телезрителей своей постепенно, раз за разом разворачиваемой живой и увлекательной рассудительностью. Его передачи, необычайно интересные по глубине проникновения и широте охвата, обычно не оставляли за собой каких-либо «черных дыр» или «белых пятен».

Лев Николаев был не только известным телеведущим. Он являлся автором более 120 научно — популярных и научно-просветительских документальных фильмов. Кстати, его первый полнометраж — ный фильм «Сибирью плененные» был показан в 70 странах.

Многогранная творческая деятельность Льва Николаева получила достойную оценку в стране и за рубежом. Но сразу не счесть всех его титулов, профессиональных премий и наград. Пожалуй, этот спи — сок растянется как минимум на три страницы. Поэтому назовем лишь несколько из них: он – обладатель двух Государственных премий СССР, трех телевизионных премий «ТЭФИ», его фильмы завоевывали первые призы на 19 международных кинофестивалях.

У Льва Николаева, как нами отмечалось выше, были выдающиеся учителя. Но он сам стал таким

же учителем для миллионов человек. То, что Лев Николаев делал на телевидении, невозможно или, во всяком случае, трудно обозначить иначе как высокая миссия, как служение в еликому делу.

Программы Льва Николаева стали явлением в отечественном телевидении. Но в то же время это

не просто какая-то веха в его развитии. Главное, наверное, здесь заключается в том, что николаевские программы обрели межгенерационное значение, т. е. стали связующим звеном для нескольких покол е — ний россиян. При этом многие из них, из передач Николаева, открывали для телезрителей целые пласты отечественной и мировой истории.

Льва Николаева по праву называли рыцарем просвещения. Характеризуя то, что делал Лев Нико — лаев, Президент Национальной ассоциации телерадиовещателей Эдуард Сагалаев отм етил: «То, что называется просвещение с большой буквы, то, что несет массовой аудитории, людям, не дешевую ра з — влекаловку, а познания и, что еще более важно, дух просвещения». И это является сущей правдой. Вся его деятельность носила просветительский характер.

В своем соболезновании в связи с кончиной Льва Николаева Президент страны Дмитрий Медв е-

дев подчеркнул: «Особое место в жизни и творчестве Льва Николаева занимала просветительская де я — тельность, и он многое сделал для популяризации достижений отечественной и мировой науки, а ми л — лионам зрителей запомнился как яркий и талантливый телеведущий».

В самом деле, Лев Николаев сделал невероятно много для популяризации достижений и открытий

отечественной и мировой научной мысли. Его передачи были удивительны тем, что позволяли телезр и — телям услышать как бы сокрытый извне, исконный голос науки. Он как никто другой умел беспри — страстно обнажить и показать глубинные струны современной и классической науки в их первородном звучании, объективно передать внутренний пульс деяний его выдающихся носителей – ученых.

По признанию доктора искусствоведения России Михаила Швыдкого, в Николаеве «была спокой — ная мудрость, которой уже нет в сегодняшних людях, может быть, потому что он всю жизнь думал о цивилизации, о проблемах мироздания. Он казался мудрецом нездешним, несуетным, неторопливым». В его устах даже сиюминутные, посторонние вещи и явления просвечивались через призму проблем м и — роздания, вечного бытия. Тем самым эти привычные вещи и явления получали необходимый ма сштаб и глубину определения и детерминации.

Лев Николаев являл собой эталон подлинного интеллигента, настоящего профессионала, беск о — нечно и самозабвенно преданного своему делу. То был гигант научно-популярного, документального жанра. Масштаб его деятельности в этой области необозрим и неоценим. Он в своих произведениях, в своих фильмах будет жить вечно.

Т. Ф. Мадагаева, ст. преп. каф. «Гражданское право и процесс»

Восточно-Сибирский государственный университет технологий и управления

УДК 347. 44

ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ КАТЕГОРИЙ «РИСКОВЫЙ ДОГОВОР» И «УСЛОВНАЯ СДЕЛКА»

В статье рассмотрены правовые подходы к проблеме соотношения категорий «рисковый договор» и

«условная сделка», предложен авторский подход.

Ключевые слова: рисковый договор, алеаторный договор, условная сделка, игра, пари, рента, страхование.

T. F. Madagaeva, Senior Lecturer, «Civil Law and Procedure»

PROBLEM RELATIONSHIPS CATEGORY “RISKY CONTRACT" AND "CONDITIONAL CONTRACT"

The paper considers the legal approaches to the problem of the relation of the categories "risk contract" and "con — ditional contract" approach proposed by the author.

Key words: «risky contract», «aleatoris» contract, conditional contract, game, bet, insurance.

В продолжение рассуждений о понятии и признаках рискового и алеаторного договор ов [1], необ — ходимо указать следующее. Помимо риска другим конституирующим признаком рискового договора, а равно и алеаторного, следует выделить казуальность (случайность), т. е. зависимость экономического результата, а, следовательно, и конкретного распределения прав и обязанностей сторон сделки от случай — ного обстоятельства. Говоря о признаке случайности, невозможно обойти стороной дискуссию, сущ е — ствующую в цивилистической литературе касательно соотношения рисковых и условных сделок.

По мнению ряда ученых, зависимость возникновения, изменения и прекращения прав от наступ — ления или ненаступления события, дает основание относить рисковую сделку к сделке условной. Так, по мнению Ж. Морандьера, рисковый характер может быть придан любому возмездному договору для этого достаточно, чтобы предусмотренное исполнение или объем его были поставлены в зависимость от недостоверного обстоятельства [2].

М. И. Брагинский, анализируя договор игры, пришел к выводу, что игра является разн овидностью условных сделок: «Условный характер игр и пари выражается в том, что права одной стороны и обяза н — ности другой, связанные с выплатой выигрыша, предполагают для своего возникновения, помимо з а — ключения договора, еще один юридический факт – наступление указанного в договоре обстоятельства» [3]. Другими словами, в алеаторной сделке возникновение прав и обязанностей поставлено в зависи — мость от обстоятельства, в отношении которого неизвестно, наступит ли оно. В связи с этим любая ал е — аторная сделка, по утверждению М. И. Брагинского, по своей природе есть сделка условная.

Сторонники противоположной точки зрения критически относятся к отождествлению алеаторной и условной сделок.

Так, проводя анализ договора страхования, В. И. Серебровский, ссылаясь на Раймонда Кана, писал:

«…договор приобретает свойство алеаторности только в том случае, если те самые предоставления, ко — торые оказываются должными в силу соглашения, находятся явно или скрыто в зависимости от неизвестно — го события» [4]. При этом событие должно быть возможным: либо это событие, о котором совсем неиз — вестно, случится ли оно или не случится, или же это событие неизбежное, но момент наступления кото — рого не может быть с точностью определен. В противном случае утрачивается смысл сделки.

Указывая на неотъемлемость случая в структуре рискового договора, тем не менее, В. И. Сереб — ровский пришел к выводу о различиях в природе рисковых и условных сделок. Рассматривая всю сов о — купность условий (частей) договора, он классически разделил их на три группы: существенные, обы к — новенные и случайные. К существенным относятся те части, без которых вообще не может быть сдел — ки. Обыкновенные части предполагаются присущими данной сделке, если нет противоположного с о- глашения между сторонами. Соответственно случайные части сделки устанавливаются сторонами по их усмотрению, причем, наличие подобных частей не вытекает из существа сделки и не предполагается. Как раз к случайным частям сделки В. И. Серебровский относил присоединенные сторонами к основной сделке оговорки, в силу которых стороны ставят последствия сделки в зависимость от будущего неиз- вестного обстоятельства. В страховании же, по его мнению, наступление предусмотренного в договоре

страхового случая является существенной, а не случайной частью договора. Следовательно, являясь сделкой алеаторной, договор страхования к условным сделкам не относится.

Схожей логики придерживается и И. В. Миронов, отмечающий, что обстоятельство в условной сделке является дополнительным элементом сделки, то есть сделка данного вида может быть совершена и без такого условия. В игре и пари, напротив, само наступление того или иного прав ового результата зависит от обстоятельства, которое может наступить или не наступить в будущем, т. е. без такого обст о — ятельства существование алеаторного договора невозможно [5].

По мнению В. С. Белых и И. В. Кривошеева, в условных договорах само условие относимо ко всем встречным обязательствам сторон, при этом возмездность и компенсационный характер сделки сохр а — няется. В алеаторных же договорах случайное обстоятельство ставит под сомнение возможность и объ — ем наступления основного обязательства, не отражаясь при этом на существовании и обязанности и с — полнения встречного к нему обязательства по уплате определенной денежной суммы [6].

Каково же соотношение рисковых сделок и сделок условных?

Как уже отмечалось, основанием для отождествления рисковых и условных сделок служит зав и-

симость возникновения отдельных прав и обязанностей сторон от будущего, случайного события. По В. М. Хвостову, условными сделками называются сделки, юридический эффект которых поставлен сто — ронами в зависимость от наступления или ненаступления в будущем события, относительно которого неизвестно, наступит ли оно или нет [7].

Говоря о сделках с отлагательным условием, О. А. Красавчиков замечал, что «в момент заключ е — ния сделки никаких прав и обязанностей не возникает; их появление отодвинуто до наступления усл о — вия» [8]. Возникает довольно специфическая ситуация – договор заключен, но при этом никаких прав и обязанностей у сторон не возникает. Причем, если оговоренное обстоятельство так и не наступит, сдел — ка прекращает свое действие, так и не породив между ее участниками обязательства.

По поводу такой связи между будущим событием и последствиями сделки Иеринг писал: «оно

(условие) только и дает полное и практическое выражение идее юридического господства над буду — щим… условие эмансипирует нас от рамок настоящего и подчиняет нам будущее, без подчин ения нас этому будущему» [9].

Действительно, на первый взгляд наступление страхового случая, выигрыш можно ра ссматривать

как отлагательное условие, с которым стороны связали возникновение прав и обязанностей (обязанно — сти страховщика по выплате страхового возмещения и корреспондирующего права требования страхо — вателя в договоре страхования, и аналогичные право и обязанность сторон по сделке игры).

Рассуждая подобным образом, можно прийти к следующим выводам. В конструкцию большин — ства гражданских договоров можно внести отлагательное условие. Если предположить тождество ри с — ковой и условной сделок, тогда следует, что соответственно почти любой договор можно признать рис — ковым.

Подобное утверждение обезличивает рисковые сделки и ставит под сомнение само их выделение в самостоятельную группу, что противоречит традициям римского права, зарубежной и отечественной цивилистики.

Согласно проведенному исследованию, конституирующим признаком рискового договора служит риск как возможность наступления отрицательных имущественных последствий, который является неотъемлемой частью договора. В условной сделке, без сомнения, также присутствует элемент риска, поскольку стороны могут не достигнуть желаемого экономического р езультата.

Подтверждение этого мнения находим в судебно-арбитражной практике. Так, в постановлении ФАС МО от 11 мая 2006г. по делу № КГ-А40/3650-06 указано: «…Данный вывод основан на том, что элемент риска, характерный для сделок с отлагательным условием по смыслу п.1. ст.157 ГК РФ, а также алеаторных сделок (игры, пари), по которым встречное удовлетворение одной из сторон ставиться в з а — висимость от обстоятельств, не зависящих от действий сторон по договору, противоречит существу до — говору возмездного оказания услуг…».

Однако риск в условной сделке является факультативным элементом, не оказывающим влияния на саму договорную конструкцию. Так, включение в договор купли-продажи отлагательного условия не означает, что данный договор перестает быть коммутативным договором. Другими словами, и в услов — ной, и в рисковой сделке имеет место риск, но природа его возникновения и влияние на договорное пр а — воотношение различно. В рисковой сделке риск присутствует всегда, независимо от желания сторон, что и позволяет говорить о такой сделке как об особом виде, в условной – стороны вводят его искус — ственно по своей воле, хотя риск и не свойственен такой сделке.

Подтверждение этим умозаключениям находим в трудах ученых. Столетие назад известный циви — лист Ю. С. Гамбаров, а в наше время и Н. Б. Щербаков полагают, что условное вол еизъявление никогда

не может выражаться в существенных частях сделки, определяющих тот или иной ее законный состав. Так, в той же купле-продаже воля сторон направлена на возникновение прав и обязанностей по передаче товара и соответственно уплате покупной цены. Собственно два этих условия и определят законный со — став купли-продажи как сделки. В случае прибавления к основному волеизъявлению условия, купля — продажа как сделка сохраняется, но считается совершенной под условием. Соответственно, исключив условие, сделка возвратится к первоначальному виду, поскольку договорная конструкция не поврежд е — на. Другими словами, условная сделка всегда предполагает наличие законного состава, без которого сделки нет как таковой, а условие является «добавочным определением воли» [10].

Исходя из сказанного, очевидно, что отождествление условной и рисковой сделки противоречит существу последней. В рисковой сделке установление зависимости возникновения прав и обязанностей от будущего события является частью основного волеизъявления сторон. Совершенно ясно, что, убрав из договора страхования, игры, пари указание на определенное событие, мы тем самым разрушим саму сделку. Указание на будущее событие в рисковой сделке (казуальность) является так же, как и риск, конституирующим признаком, определяющим тип сделки, в отличие от условных сделок.

На невозможность отождествления условных и рисковых сделок также указывает тот факт, что наложение правового режима условных сделок на рисковые порождают весьма интересные ситуации. Речь идет о п.3 ст. 157 ГК РФ, согласно которому, если наступлению условия недобросовестно воспр е — пятствовала сторона, которой наступление условия невыгодно, то условие признается наступившим. Наоборот, если наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, которой наступление условия выгодно, то условие признается ненаступившим. Интересно рассмотреть рассуждение по этому поводу Н. Б. Щербакова [11]. Применяя режим условных сделок к такой рисковой сделке, как страхов а- ние, ученый делает следующие выводы. Рассматривая первый вариант, когда наступлению условия не — добросовестно воспрепятствовала сторона, которой наступление условия невыгодно, очевидно, что страхователь не может недобросовестно воспрепятствовать наступлению гибели своего имущества, п о- скольку его интерес и заключается в сохранении своего имущества. Воспрепятствование наступлению страхового случая со стороны страховщика, во-первых, физически маловероятно, во-вторых, может только поощряться, поскольку защищается имущественный интерес страхователя.

При втором варианте, когда наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, кото-

рой наступление условия выгодно, мошеннические действия со стороны страхователя пресекаются за — конодателем (например, в соответствии со ст. 963 ГК РФ страховщик освобождается от выплаты стра — хового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхо- вателя). Применительно же к страховщику, предположение о недобросовестном содействии наступле — нию условия в силу возникающей в результате обязанности по выплате страхового возмещения, прот и — воречит здравому смыслу.

Исходя из всего вышесказанного, очевидно, что ставить знак равенства между рисковыми и условными сделками не представляется возможным.

Материал взят из: Журнал «Вестник ВСГТУ». — №4(35). — 2011

(Visited 6 times, 1 visits today)