Особенности правовой системы и виды правонарушений в королевстве Рюкю в XVII−XIX вв

Главная » География » Особенности правовой системы и виды правонарушений в королевстве Рюкю в XVII−XIX вв
География Комментариев нет

Е. В.Пустовойт

В 1609 г. японские войска под командованием южного клана Сацума, находившегося под управлением князей Симадзу, вторг — лись в королевство Рюкю. В результате этого с 1611 г. были уста — новлены официальные вассальные отношения между островным королевством Рюкю и Японией в лице клана Сацума, продол — жавшиеся вплоть до 1879 г. С этого момента сацумские власти и, в определенных случаях, центральное правительство бакуфу оказы — вали существенное влияние на дипломатическую, внешнеторговую и внутриэкономическую деятельность королевства посредством т. н. клятвы кисёмон (клятва верности) и «Пятнадцати правил» − документов, подписанных королем Рюкю Сё Нэй в 1611 г. Они ограничивали королевскую власть и устанавливали зависимое поло- жение Рюкю от Сацума.

В частности, это влияние распространялось на рюкюско-китай-ские отношения (контроль за вассальными миссиями в Китай), регу — лирование торговых отношений между Рюкю и Поднебесной (Сацу — ма устанавливали свои товары и цены), экономическое принуж — дение королевства (ежегодные выплаты дани клану Сацума, подры — вавшие экономическое положение королевства) и др.

Вассальные отношения с Японией наложили отпечаток и на правовую систему королевства. Они обязывали его соблюдать внутрияпонские законы2 и приказы, издаваемые прямым сюзереном

(Сацума). Однако законы и приказы бакуфу или высшего совета клана Сацума (каро) выполнялись с рядом особенностей, присущих рюкюской законодательной традиции. В первую очередь это каса — лось наказаний за какие-либо правонарушения.

Японские историки выделяют три вида правонарушений в королевстве Рюкю в XVII–XIX вв. К первому виду относились нарушения законов, приказов и указов клана Сацума и преступ — ления против представителей его властей или других японских кланов на территории Рюкю и вне его. Например, торговля контра — бандными товарами с купцами из японских кланов и наказание причастных к ней лиц. Ко второму виду – преступления, совершен — ные местными жителями в отношении центрального правительства Рюкю, его представителей на местах и несоблюдение законов королевского правительства. Третий вид нарушений – это преступ — ления среди местного населения королевства Рюкю1.

Особенностью правовой системы, сложившейся после установ-ления вассальных отношений Рюкю с кланом Сацума, являлось верховенство законов клана Сацума и бакуфу над законами прави — тельства Рюкю. Ими Сацума стремилось минимизировать возмож — ность возникновения мятежей и беспорядков на Рюкю. Выше- упомянутые «Пятнадцать правил» и другие законы (указы, приказы и распоряжения) Сацума обладали большей юридической силой, по сравнению с законами центрального аппарата королевства, и носи — ли обязательный характер исполнения.

После подписания клятвы кисёмон в 1611 г. судебная власть Рю — кю стала подконтрольной клану Симадзу. Однако в указе от 20 ав — густа 1624 г. сообщалось, что «касательно исполнения наказания преступников, смертной казни и ссылки, нет необходимости обра — щаться (за решением) к данному лицу (Симадзу)», т. е. сам клан Сацума передавал судопроизводство королевству Рюкю.

Тем не менее клан Сацума мог в любой момент вмешаться в судебное разбирательство и вынести свой приговор. Примером

под собой «приказы, распоряжения, уведомления» и т. п.

1 Томияма Кадзуюки. Хандзай то кэйбацу (Преступления и наказания) // Синрюкюси. Кинсэйхэн. Дзё (Новая история Рюкю. Новое время. Т.1). Наха, 1989. С.261–262.

этому может служить дело аристократа Цукэн Сэйсоку, в котором было замешано высшее руководство правительства Рюкю1. В 1615 г. Цукэн предложил создать в местечке Таба специализи-рованный торговый порт для японских кораблей и вместе с Гоэку Тёсю стал заведовать строительством. Однако глава этого района Уэдзу Сэйсо также планировал построить порт в этом месте. Цукэн подал прошение министру Юнтандза Сэйсё, отцу Уэдзу Сэйсо, на получение права владения островом, но ему отказали. Затаив злобу, Цукэн оклеветал деятельность Уэдзу и вынудил его уйти с долж — ности. Это в свою очередь негативным образом отразилось на Юнтандза Сэйсё. В результате Уэдзу был отправлен в ссылку, а Юнтандза Сэйсё лишился министерской должности и дворянского титула. В 1617 г. в это дело вмешался клан Сацума. Он приказал доставить к себе Цукэн и Юнтандза. После повторного разбира — тельства вину признали за Цукэн, Уэдзу аннулировали ссылку, а Юнтандза вернули дворянский титул и восстановили в должности сансикан (один из трех высших министров). Кроме того, Цукэн пожизненно потерял право владеть наделами и занимать государст — венные должности. Работы по строительству порта прекра-тились.

Клан Сацума старался пресекать любые попытки контрабандной

торговли. Многие китайские товары попадали на рынки Японии неконтролируемыми маршрутами. Центральное правительство Япо — нии было обеспокоено этой ситуацией и потребовало от Рюкю пресекать все случаи контрабандной торговли. Навести порядок в этой сфере требовал и клан Сацума. Несмотря на усиление контро — ля, случаи незаконной торговли продолжались.

Так, в 1731 г. моряки Аракаки и Канагусуку купили в Наха 30 тан (1 тан – 10,6 м.) узорчатого шелка. При продаже его в Кагосима об этом стало известно местным властям. Их арестовали, отправили на родину, а правительству Рюкю приказали судить по

«законам Рюкю» и доложить об исполнении приговора.

Даже если сам клан определял степень наказания, то право его исполнения передавали Рюкю. Наказанием за контрабанду в коро — левстве являлась ссылка на отдаленный остров, срок которой не

1 Томияма Кадзуюки. Хандзай то кэйбацу. С.264.

превышал пяти лет. В то время как в самой Японии за преступление такого рода предполагалось более суровое наказание.

В 1775 г. система уголовных наказаний на Рюкю была кодифи-цирована и объединена в свод законов «Рюкюкарицу» («Кодекс законов Рюкю»). До этого существовали разного рода законодатель — ные документы, которые регламентировали уголовные наказания1. Среди них можно выделить «Хосики» (1697 г.), «Магири кудзитё» (1735 г.) и разного рода кимотё (документы, содержащие различ — ные административные приказы и указы). С изданием «Рюкюка — рицу» впервые на Рюкю появился единый свод законов, касаю — щийся уголовных и административных правонарушений.

В Японии, в период с XVII по XIX вв., главными наказаниями за совершенные преступления являлись смертная казнь, телесное наказание, ссылка, тюремное заключение. На Рюкю существовала точно такая же система. Однако сам принцип наказания существен — но отличался от японского. Так, в «Рюкюкарицу» среди наказаний за преступления превалировали случаи ссылки на отдаленный остров, а смертная казнь применялась редко.

К преступлениям, каравшимся смертной казнью, относились гадания и ворожба шаманок юта, которые приводили человека к смерти. Ужесточение наказаний гадалкам и шаманкам связано с проведением политики правительства Рюкю по запрещению дея — тельности юта. Приведем несколько примеров.

В 1676 г. женщина Марая из деревни Исигаки убила Нахэяма, как говорили, колдовством. После проведенного расследования центральный аппарат королевства Рюкю постановил казнить Марая.

В 1678 г. токи2 Ёнагусуку и его жена убили четырех человек якобы средствами колдовства. Центральное правительство постано — вило провести их через Сюри в назидание другим и приговорило к

смертной казни в порту Адзя.

1 Сакихама Сюмэй, Хига Сюнтё. Окинава но ханкатё (Уголовный кодекс на

Окинаве). Токио, 1965. С.10.

2 В период древнего Рюкю так назывался человек, который выбирал день для проведения религиозных обрядов. В XVIII в. это понятие приобрело значение гадалки, шаманки.

В 1702 г. Кана, служанка аристократа Гэрума, в г. Наха украла дочку крестьянина Аракаки и продала ее одной женщине из Кин. В юридической практике королевства Рюкю это был первый подоб — ный случай. После тщательного судебного разбирательства ее про — везли по Сюри, Наха и Томарин, а затем обезглавили1.

В королевстве Рюкю, в отличие от Японии, существовала

специфическая мера наказания – «ссылка по коллективному или групповому прошению». Определенная группа людей (близких род — ственников, друзей) составляла специальное прошение местному чиновнику, в деревне или районе, чтобы «отправить в ссылку» на отдаленный остров конкретного человека на определенное время. Мотивом к такому обоюдному решению близких людей могло слу- жить недостойное или неучтивое поведение человека в обществе. Если по истечении какого-то срока группа решала, что этот человек искупил свою вину и исправился, она могла подать специальное прошение о прекращении ссылки и возвращении осужденного. При — ведем несколько примеров.

В 1691 г. глава деревни Маэдзато района Такаминэ подал про- шение, чтобы сослать на отдаленный остров Камато Тёхэй, чье

«сумасшествие» причиняло много бед. Было вынесено решение в

пользу главы деревни, и Камато был сослан на остров Куродзима архипелага Яэяма2.

В 1697 г. родственники и друзья крестьянина Мияги Га подали

чиновнику в Наха прошение, чтобы того отправили на Яэяма в связи с его «помешательством».

В родословных аристократии и дворянства Рюкю описывается

немало случаев, когда представителей дворянского сословия могли сослать на отдаленные острова за «непристойное поведение в обществе» 3 . Таким образом, ссылка человека как один из видов наказаний не являлась единичным случаем, а была распространен — ным явлением.

1 Томияма Кадзуюки. Хандзай то кэйбацу. С.271.

2 Там же. С.272.

3 Дана Масаюки. Кинсэй окинава но сугао (Настоящий облик Окинавы в новое время). Хиругися, 1998. С.34–35.

Что касается самих ссыльных, то их пребывание на отдаленных островах регламентировалось специальным документом «Тоганин кудзитё» («Книга наказаний преступников», втор. пол. XVIII в.) − сборником правительственных постановлений, регулирующих по — ведение осужденных. В разное время вышло несколько таких книг

− «Миякодзима тоганин кудзитё» («Книга для островов Мияко»),

«Яэямадзима тоганин кудзитё» («Книга для островов Яэяма»),

«Кумэдзима накадзато магири тоганин кудзитё» («Книга для остро — ва Кумэ района Накадзато»)1. Все осужденные находились под над — зором управляющих местами ссылки. Они были обязаны платить ежегодный налог. Однако в течение первых двух лет налог был меньше, чем у местных крестьян. Например, ссыльному Ямакава в деревне Уэхара, на острове Ириомотэ, назначили налог рисом в 7 то и 6 сё (1 то − 18,039 л., 1 сё – 1,8 л.), но он был освобожден от барщины, которую несли остальные крестьяне. В «Миякодзима тоганин кудзитё» было установлено взимать с ссыльных ежегодный

налог в два раза больше, чем с местных крестьян. Тяжелые условия часто становились причиной смерти многих ссыльных на отдален — ных островах Рюкю.

В Японии наказанием за воровство часто была смертная казнь.

Однако на Рюкю за этот вид преступления не применяли таких жестоких мер. Так, Мута Кян в наказание за хищение ворот в утаки (священное место моления на Рюкю) сослали на отдаленный остров. В 1871 г. Огусуку сослали на Мияко за продажу краденой лошади2, которую он спрятал у некоего Накагува, жившего в деревне Мэдорума района Одзато. Владельцы лошади, Уэдзу и Ямагути, узнали об этом и схватили Огусуку. Родители Огусуку написали прошение о ссылке сына, владельцам лошади назначили исправительные работы в храме и штраф в размере 15 медных монет за то, что они вовремя не оповестили властей о воровстве3.

1 Окинава дайхякка дзитэн. Тюкан (Большая энциклопедия по Окинаве. Т.2). Наха, 1983. С.920.

2 Сакихама Сюмэй, Хига Сюнтё. Окинава но ханкатё. С.18.

3 Там же. С.19.

Вместе с этим «Рюкюкарицу» предусматривал наказание в виде пожизненной ссылки для преступника, совершившего кражу более

10 000 монет определенного номинала1.

В «Тоганин кудзитё» предусматривалось наказание за бытовые конфликты или ссоры. При несерьезных ссорах или конфликтах между друзьями или родственниками решение по конкретному делу выносил один из чиновников деревни или другое вышестоящее лицо. В случае летального исхода и получения травмы в результате драки проводился тщательный допрос. Здесь выясняли, какая была получена травма, кто был зачинщиком драки, кто в ней участвовал, кто первый начал вести словесную перебранку. Результаты допроса отсылались на рассмотрение в центральное правительство, которое и устанавливало виновных и их наказание.

Кроме законов, изданных центральной властью, в деревнях существовали и свои местные правила, такие как мурадзимай («контроль в деревне»), мурадзимми («расследование в деревне»), мурагатами («сельский сход») и найхо («внутренние законы» − установленные правила поддержания порядка и устоев общины) и др. Эти законы предусматривали соблюдение местных традиций и обычаев, ими регулировали деревенский быт, сельскохозяйст — венную деятельность, церемонии, налогообложение2. Однако неко — торые правонарушения, связанные с местным бытом, не подпадали под юрисдикцию упомянутых выше местных правил и не обладали широкой юридической силой. В результате чего правительство ос — тавляло за собой право вмешаться в конфликт, ссору и т. д.

Например, в 1868 г. Аракаки прогуливался поздним вечером по

главной улице деревни Собэ и распевал громко песни, не обращая внимания на жалобы жителей. Несколько десятков рассерженных жителей Собэ окружили его и избили палками. В результате этого инцидента отец Аракаки подал жалобу чиновнику и попросил правительство вмешаться в это дело. Трех человек, которые при-

1 Томияма Кадзуюки. Хандзай то кэйбацу. С.274.

2 Окинава дайхякка дзитэн. Гэкэн (Большая энциклопедия по Окинаве. Т.3). Наха, 1983. С.3–4.

менили насилие, обязали выплатить штраф и подвергли их нака- занию плеткой1.

Таким образом, правовая система королевства Рюкю формально

находилось под контролем бакуфу и клана Сацума. Однако на практике Рюкю имело достаточно свободы в правовой сфере, в вынесении наказаний и их исполнении. Тем не менее Сацума остав — лял за собой право пересмотреть конкретное дело и вынести реше — ние в силу юридически оформленного верховенства законов Япо — нии над рюкюскими на территории королевства. Здесь также сле — дует отметить развитие самой судебной системы королевства Рюкю. Под влиянием японского законодательства были созданы единый кодекс законов по уголовному праву «Рюкюкарицу» и другие кодексы, не существовавшие до вторжения Сацума. Этот и другие законодательные кодексы (и указы) использовались вплоть до преобразования королевства Рюкю (клана Рюкю с 1872 г.) в префектуру Окинава в 1879 г. и включения ее в состав Японии.

Необходимо также отметить сравнительно мягкое исполнение наказаний на Рюкю за определенные виды правонарушений, по которым в Японии предусматривалась смертная казнь. Такое «гу — манное отношение» к преступникам, вероятно, объясняется особен — ностями психологического облика рюкюсцев, в основе которого лежали уважение к человеческой жизни и отсутствие на протяжение длительного периода фактора «культуры воинов», характерной для Японии, где убийство человека (в бою, в поединке или за нару — шение правил) являлось нормой для того периода времени.

Материал взят из: Япония и современный мир : сборник статей

(Visited 2 times, 1 visits today)