ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ФИЛОСОФСКО-ПРАВОВОЙ КОНЦЕПЦИИ ЕВРАЗИЙСТВА Н. Н. АЛЕКСЕЕВА*

Главная » Философия » ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ФИЛОСОФСКО-ПРАВОВОЙ КОНЦЕПЦИИ ЕВРАЗИЙСТВА Н. Н. АЛЕКСЕЕВА*
Философия Комментариев нет

философия  евразийства возникла в начале 20-х гг. xx в. в среде русских эмигрантов и явилась  несомненным  свидетельством самобытности  отечественной философской  мыс — ли. значительный вклад в разработку этого учения внесли н. с. трубецкой, исследовавший идеологические и культурно-эстетические аспекты евразийства; п. н. савицкий, вплотную занимавшийся вопросами евразийской геополитики и возглавивший политико-заговорщи — ческую линию; н. н. алексеев, создатель философско-правовой концепции евразийства («те — ории евразийского права»). следует согласиться с мнением некоторых авторов, что именно этот культурно-политико-правовой  триумвират (н. с. трубецкой – п. н. савицкий – н. н. алексеев) и должен рассматриваться как три основные части, в совокупности составляющие

уникальное, полноценное, оригинальное по своей  сути  и  содержанию  евразийство [5,

521].

цель данной статьи состоит в выявлении основных аспектов философско-правовой концепции евразийства н. н. алексеева, ко — торая, по его мнению, должна была стать отправной точкой в выработке идеально со- ответствующего нашей национальной среде теории русского права.

суть философско-правовой концепции н. н. алексеева – в том, что «Россия – евра — зия» должна осознать свою особую цивили — зационную миссию, и для этого ей требуется соответствующая философско-правовая  до — ктрина, охватывающая все общественные, идеологические, экономические и социаль — ные сферы нашего отечества. содержательно и структурно, с известной долей условности, философско-правовую концепцию евра — зийства н. н. алексеева можно подразделить на две важные в теоретическом отношении и взаимосвязанные между собой части: фи — лософско-критическая и философско-содер — жательная. Философско-критическая часть правовой доктрины н. н.  алексеева  зижди — лась на контрастном противопоставлении философско-правовых положений евразийс — тва западноевропейской философии права и философско-правовым разработкам советс — кой России. В этом смысле можно говорить об исследуемой концепции как об «антипод — ной философско-правовой мысли», но это было не «голое, зряшное механистическое отрицание», а то отрицание, которое г. гегель называл «диалектическим». от каких же те — оретических положений философии права н. н.алексеев считал необходимым изба — виться?

первое философское отрицание н. н. алексеева было связано с отказом от «евро — пейского эгоцентризма»: «курьёзно «общую теорию государства» строить на опыте пос — ледних 100 лет европейской истории и от — брасывать тысячелетний опыт истории дру — гих культур» [3, 400]. он говорил о том, что Россия была полигоном для различного рода западных испытаний (политических, идеоло-

гических и духовных): «Российская империя сама была опытом прививки у нас государс — твенных форм, сначала в виде западного абсо — лютизма, потом в виде западного умеренного монархического конституционализма. и как всякий продукт европеизации, государство наше представляло копию, отстающую от образца» [3, 396]. Разные народы испытыва — ют всё сильнее влияние запада, стремящего — ся распространить среди них своё миропо — нимание, внедрить («навязать») свою модель развития, отождествить свой опыт с общей теорией развития  государств. н. н.  алексе — ев, производя философский анализ данной ситуации, делает вывод о том, что, когда мы говорим о «праве», мы имплицитно входим в систему западного образа мышления и по — падаем в чуждый российской правовой мен — тальности философский контекст [5, 526].

Второе философское отрицание н. н. алексеева основано на контрастном проти — вопоставлении органицистского и механи — цистого подходов к истории, государству, человеку и обществу в целом. первый  поз — воляет представить объект как органичес — кую сущность, возникающую из сочетания субъективного и объективного. Второй же, напротив, предполагает рассмотрение госу — дарства, классов, общества (и т. д.) как ре — зультатов произвольного, хаотичного объ- единения в группы отдельных личностей. следовательно, константным элементом в подобном подходе является лишь личность; всё остальное не обладает никакой самосто — ятельной онтологией и поэтому может про — извольно меняться. В пространственном аспекте органицизм более характерен для Востока, а механицизм – для запада. одна из заслуг н. н. алексеева состоит в том, что он смог спроецировать дуализм органицизма и механицизма на теорию права. Результатом такого интересного эксперимента явился вы — вод о том, что право уже изначально связано с механицистской (индивидуалистической) доктриной: право описывает сферу свободы личности через иные реалии (других людей, собственности, социальных институтов и т. д.). мыслитель  говорит о том, что понятие

 

Раздел III. Вопросы истории философии и истории других философских дисциплин

«право», претендующее на универсальный характер, на самом деле отражает процесс развития лишь одного из сегментов челове — чества. Это понятие тесно связано с геополи — тикой, географической реальностью: геогра- фическое пространство значительно влияет на развитие того или иного народа, помогая выработать свои национальные, правовые, философские, языковые и другие особеннос — ти сознания и понимания  окружающей ре — альности. универсальной модели развития не может быть, разнообразие географичес — кой среды земли порождает и соответствую — щее количество культур, каждая из которых идёт по своему пути развития, определяемо — го особенностями «месторазвития».

третье философское отрицание н. н. алексеева связано с отрицанием философ — ско-правовых подходов большевиков. Ре — зультатом такого философского отрицания стало стремление н. н. алексеева опираться на идеализированный опыт советского госу — дарства. В этой связи в качестве основного лозунга будущей русской внутренней поли — тики н. н. алексеев выдвигает следующее положение: «Россия с советами, но без ком — мунизма». он говорит о том, что советское государство, сохраняя основные черты свое — го внутреннего строения, должно стремить — ся к развитию народного самоуправления на представительных началах, совмещая эти на — чала с надклассовой организацией тех слоёв, которые способны стать самоотверженными слугами государства. Вместе с этим будущее государство не должно забывать и о глав — ной своей задаче – борьбе с эксплуатацией, средством в которой является упорядочение и развитие принципа истинного государства и  индивидуальной  свободы. отмечается  и то, что будущая Россия может быть построе — на лишь на автономии входящих в её состав земель и народов. н. н. алексеев писал: «ев — разийское государство является политичес — ким образованием, как мы говорим, демо — тической природы. мы хотим этим сказать, что государство наше построено на глубоких народных основах и соответствует «народ — ной воле».

Весьма интересным является  философс — ко-правовой взгляд н. н. алексеева на наци — ональную политику советского государства, с которой он был не согласен. известно, что с приходом советской власти этнополитика государства изменилась существенным об — разом. для того чтобы собрать воедино на — роды России на «развалинах» империи, но — вое правительство провозгласило политику их объединения на принципах предоставле — ния национальных автономий с правом их полного самоопределения [6, 188]. по мне- нию мыслителя, известный лозунг «само — определение национальностей» таит в себе глубокую и опасную стихию разложения  и вражды. увлечённые этим лозунгом народы, как в каком-то бреду, уничтожают подлин — ные основы своего существования [2, 257]. его тревожило, что принцип национальнос — ти ограничивается принципом социального идеала, который ставится выше нации и её самостоятельного  бытия.  Результатом  та — кой советской политики станет то, считает н. н.  алексеев,  что из рабочего интернаци — онала родится самый настоящий местный провинциальный национализм. «самоопре — делившиеся народности, которые не всегда составляют большинство населения нацио — нальных республик, начинают проявлять на — циональный шовинизм, начинают угнетать живущие в их пределах национальные мень — шинства. Это чрезвычайно грозное явление, быть может, одно из самых опасных для су — деб не только советского правительства, но и будущей России» [2, 252]. и эти слова мыс — лителя оказались пророческими не только для некоторых наций советского союза, но и для современной России. н. н. алексеев го — ворил о том, что для искоренения подобных ситуаций необходимо выработать правиль — ную, продуманную национальную полити — ку, которая совмещала бы в себе интересы всех входящих в государство народов, пре — доставив им культурное самоопределение. мыслитель обосновывает, что принципом формирования федерации должна быть не национальность,  а  реальное  географичес — кое и экономическое целое в виде края или

области. н. н. алексеев рассуждает о том, что такое целое необходимо должно стать и культурным целым, во многих случаях сов — падая с национальным; что входящие в Рос — сию народы должны получить возможность внести свой индивидуальный вклад в общее союзное дело. Русская же культура должна принять богатство свободно развивающихся ценностей других союзных народов [2, 253]. основным  же принципом  русской полити — ки должна быть полная культурная автоно — мия  народов России, но не разложение  их на самостоятельные политические единства, враждебные друг другу и питающие дух на- циональной вражды [6, 187]. н. н. алексеев приходит к выводу о том, что национальная политика евразийского государства должна стремиться к преобразованию своего феде — рализма из национального в областной. дан — ную евразийскую разработку н. н. алексеева высоко оценивали современники. один из критиков евразийства – п. м. бицилли – пи — сал: «… если евразийцы выдвигают, с одной стороны, идею единства русской нации, с дру — гой – идею федерации евразийских земель и евразийских народностей, то это свидетельс — твует об их чутье исторической реальности, и эта сторона евразийства заслуживает вели- чайшего внимания» [4, 338].

философско-критическая часть его уче — ния позволяла н. н. алексееву взглянуть на создание философско-правовой концепции евразийства как на сложную, но вполне кон — кретную задачу.

философско-содержательная часть пра — вовой доктрины н. н.алексеева непосредс — твенно вытекала из его критического анализа и представляла собой творческий полёт тео — ретического мышления. н. н. алексеев опре — делял, что евразийское государство должно быть гарантийным государством через рас — крытие понятий «демотия» и «идеократия». термин «демотия» он употреблял, чтобы раз — граничить механицистское и органицистское понимания демократии. Демотия – это орга — ническая демократия, являющаяся результа — том стремления народа активно участвовать в своей судьбе и путём развития государства.

как мы видим, мыслитель разделял понятия

«демократия» и «демотия». н. н. алексеев размышлял, что для модели Россия – Евразия копирование западноевропейских норм и понятий (демократия) невозможно и вредно, ввиду чего участие народа России в полити — ческой жизни общества должно называться иным  термином  – «демотия», от греческо- го «демос» – «народ». примером демотии в московской  Руси служила выборность на — стоятеля церкви прихожанами.

Идеократия предполагает подчинение различных сфер общества конкретному иде — алу, включающему в себя культурные, рели — гиозные особенности и остающемуся неиз — менным, несмотря на различные изменения в обществе. говоря о идеократии, мыслитель подразумевал такой государственный строй, при котором само государство, общество, народ и каждый конкретный человек слу — жат высшей духовной цели. н. н.алексеев ут — верждал, что материальные условия земного существования не могут и не должны быть самоцелью, а должны служить лишь средс- твами для достижения высших идеалов. смысл  государству и нации  придаёт толь — ко  существование  «идеи-правительницы» [5, 83]. Идеократия же («идея» + «кратос» (власть)) – политический строй, одной из главных задач которого является постановка

«идеи-правительницы» как высшей ценнос — ти. для евразийцев идеократия – это одно — временно сильная и близко стоящая к насе — лению власть, сочетающая в себе народный суверенитет с началом народовластия.

согласно философско-правовой концеп — ции евразийства, существование государс — тва предполагает: 1) существование правя — щей силы; 2) организацию как форму бытия и деятельности правящего слоя; 3) организа — ционные формы, определяющие его отноше — ние к другим субъектам, индивидуализиру — ющим целое; 4) область правящего слоя: его суверенную власть и пределы территории [7,

45]. евразийским проектом будущего госу — дарственного строя России являлось «госу — дарство правды», соединяющее нравствен — ные начала с правовыми  законами.  Этому

был посвящён один из трудов н. н. алексее — ва «на путях к будущей России». В ней мыс — литель размышляет о дальнейшей судьбе со — ветского государства. он писал: «не может быть  ровно  никакого  сомнения,  что  рано или поздно русский народ придёт к полному сознанию, что «правда» советского государс — тва превратилась в кривду коммунистичес — кой системы. и тогда русскому народу при — дётся решительно порвать с коммунизмом. но куда же он вернётся, этот поверивший в правду коммунизма  русский народ? назад к «буржуазному», «капиталистическому» строю? можно  наверняка сказать, что это — го в России не будет. он по-прежнему будет бороться с эксплуатацией и рабством во имя человеческой свободы, но уже не в комму — нистических целях и не коммунистически — ми средствами. здоровье будущего русского государства обусловлено тем, что оно также должно стать «государством правды» [1, 315]. однако «государство правды» у евразийцев является лишь этапом на пути к достижению идеала. согласно философско-правовым ев — разийским идеям н. н. алексеева, наиболее органичный для России государственный строй должен соединять в себе лучшие чер — ты монархии (авторитарность и сулее, не пе — реходящие в тоталитарность) и демократии (реальное участие народа в государственном управлении). соратники по течению подде — рживали стремления и идеи исследователя. так, н. с. трубецкой писал: «Всесторонняя разработка теории идеократического госу — дарства является неотложной задачей совре — менности «…», наступает эпоха создания но — вого типа государства с совершенно новым политическим, экономическим, социальным, культурным и бытовым  укладом» [8, 489]. однако сам мыслитель писал и о том, что нет такого политического строя, который бы да — вал человеку абсолютное блаженство и отве — чал бы абсолютной справедливости. каждый политический строй является относитель — ной формой исторического бытия народа, в каждом из них есть свои достоинства и не — достатки. н. н. алексеев отмечал, что вопрос о выборе формы  правления  есть вопрос о

минимальном зле, а не о максимальном доб — ре. забывая же об этом и преподнося в виде абсолютных истин свои философско-поли — тические верования, воспеватели монархии и демократии одинаково морочат народу го — лову и ведут его к дальнейшим разочарова — ниям.

н. н. алексеев не раз в своих работах го — ворил о том, что для того, чтобы решать воз — ложенные задачи, государство должно обла — дать сильной властью, которая при всём этом должна не забывать про свой народ и идти с ним бок о бок. мыслитель  говорит о так называемом  демотическом правящем  слое, формируемом путём отбора его из народа и потому способном выражать действитель — ные интересы и цели этого народа. однако правящий слой вынужден противопостав — лять себя породившим его народным массам, так как последние сохраняют склонность к деструктивным поступкам. «существуя  как орден, ведущий слой, принадлежа к государс — тву как к культурному целому, должен стоять вне технического аппарата государственного принуждения, как бы выше этого аппарата… можно выставить тезис, что ведущий слой в современном государстве должен быть иде — ократическим отбором, то есть отбором, пос — троенным на власти одной идеи, на единстве миросозерцания» [3, 582-592], – писал н. н. алексеев. правящий слой в его философско — правовой концепции играет роль пресекате — ля деструктивных действий и организатора согласованных поступков народа. из рассуж — дений мыслителя видно, что в среде верхов — ного слоя он выделяет и государственный, правительственный актив: «как правящий слой вообще, так и государственный актив отбираются из общей массы данной обще- ственно-государственной среды по какому — нибудь определённому признаку, но признак этот не во всех государствах один и тот же; в одних этот признак – имущественный, в других – генеалогический» [3, 482]. иссле — дователь констатирует: «сам правящий слой подчиняется праву, которое он только опоз- нает и формулирует, но не творит в строгом смысле слова» [3, 512].

из приведённого выше анализа следует сделать ряд выводов. Во-первых, н. н. алек — сеев сумел перенести дуализм органицизма и механицизма на теорию права, в результате чего пришёл к выводу, что право уже изна — чально связано с механицистской (инди — видуалистической) доктриной, так как оно описывает сферу свободы личности через иные реалии (других людей, собственности, социальных институтов и т. д.).

Во-вторых, мыслитель категорически от — казался от «европейского эгоцентризма» фи — лософско-правовых оценок и доказал, что универсальной модели социального, а сле — довательно, и правового развития не может быть. для модели Россия – Евразия копиро — вание западноевропейских норм и понятий невозможно и вредно, ввиду чего участие на — рода России в политической жизни общества должно называться иным термином – «демо — тия».

В-третьих, смысл государству и нации придаёт только существование «идеи-пра — вительницы». государственным строем ев — разийского государства должна быть иде — ократия, главной задачей которого является постановка «идеи-правительницы» как вы — сшей ценности.

В-четвёртых, национальная политика бу — дущего евразийского государства должна стремиться к преобразованию своего феде — рализма из национального в областной.

к сожалению, в рамках статьи невозмож-

но исследовать всю содержательную глубину философско-правовой концепции евразийс — тва н. н. алексеева, но даже исходя из рас — смотренных нами положений можно утверж — дать, что без евразийской философии права н. н. алексеева невозможно представить ев — разийство как таковое. философско-право — вая концепция евразийства н. н. алексеева была оригинальным и самобытным учением, вершиной его философской гениальности, занявшей достойное место в сокровищнице отечественных философских исканий.

Материалвзят из: Вестник МГОУ «Философские науки». — №1 — 2011

(Visited 12 times, 1 visits today)