О политическом режиме в современном Китае

Главная » Политология » О политическом режиме в современном Китае
Политология Комментариев нет

Внимание китайского руководства, всех ветвей власти к со- хранению политической и социальной стабильности объясняется тем, что бездумное, без учета конкретной социально-культурной обстановки реформирование политической системы страны может обернуться крупными социальными потрясениями. Китайские ру — ководители, безусловно, учитывают печальный опыт перестройки в Советском Союзе, постсоветской России в последние двадцать с лишним лет. Они отлично понимают, что права и свободы чело — века при всей их неизменной универсальности существуют, тем не менее, в определенном социально-историческом и культурном контексте, и поэтому их реализация потребует большого истори — ческого периода и соответствующих значительных социальных, культурных и, конечно же, экономических изменений.

Подобный подход, несомненно, зависит от качества китайской политической элиты. В отличие от российской, она является наци — оналистической в лучшем смысле этого слова. Она осознает свои обязанности перед народом, видит свою цель в процветании наро — да, ее невозможно заставить действовать вопреки национальным интересам. Как справедливо пишет известный российский эксперт М. Делягин: «главное отличие Китая от России не в тех людях, ко — торые работают, а в тех, которые руководят. Элита Китая ощущает ответственность перед своей страной. Эти люди в первую очередь работают для страны, хотя, конечно же, есть и те, кто берет взятки, работает на свой карман. В России же большинство чиновников ничем не отличаются от предпринимателей. Только бизнесмен за — рабатывает за счет заводов или торговли, а эти богатеют за счет принятия соответствующих государственных решений. И если ро — дина китайских руководителей – Китай, то родина критически зна — чимого числа наших руководителей – это то место, где им удобнее потреблять. То есть Куршавель»3. Неудивительно, что антикомму — нист Бжезинский откровенно был вынужден признать, что у Китая более умная, чем в России политическая элита4.

Поэтому нельзя не согласиться с мнением российского иссле- дователя политических процессов в Китае и России В. Ф.Бородича, что характерной чертой правящей элиты России является космо-

политичность. Придя к власти, она не имела какого-либо ясного представления о стратегии для российского общества и не нашла ничего другого как заимствовать на Западе идею либерально — рыночной модернизации. Что же касается политического режима в современной России, то он, очевидно, является авторитарным, хотя и облачен в демократические одежды.

Существующий в Китае политический режим также следу — ет назвать авторитарным, ибо в современных условиях другого в стране просто быть не может, ибо так называемый процесс демо — кратизации, наблюдавшийся в Советском Союзе при Горбачеве и в первые годы президентства Ельцина, в случае его осущест — вления в Китае привел бы к тому, что в стране не было бы ни демократии, ни развития, а возможно и единого китайского го- сударства. Но Китай не попал в либеральную ловушку, как это случилось с Россией.

Однако за период реформ авторитарный режим в стране пре — терпел значительные трансформации – из жесткого он стал мяг — ким: повышение уровня коллективного принятия решений, расши — рение социального состава Компартии, введение прямых выборов в местные советы народных депутатов, регулярные консультации с представителями «демократических партий», повышение роли со — браний народных представителей, усиление механизма обратной связи между правительством и населением и т. д.5

Вместе с тем, в целях недопущения подрыва политической стабильности, китайское руководство в случае необходимости прибегает к уголовному преследованию лиц, выступающих про — тив государственной власти. Оно совершенно справедливо исхо- дит из того, что политическая нестабильность подорвет развитие экономики, приведет к краху «политику реформ и открытости».

Интересно отметить, что репрессивные методы правления берут на свое вооружение и партии, являющиеся по своей приро — де антикоммунистическими. Яркий тому пример – Тайвань, про — винция Китая, с 1949 г. существующая де-факто независимо от Центра. В течение почти сорока лет – с 1950 г. по 1988 г. на острове существовал жесткий авторитарный режим, который контролиро — вал не только политическую, но и экономическую жизнь общества. Это обеспечивалось однопартийной системой Гоминьдана. Всякое проявление оппозиционности, как, например, создание других

партий, газет и журналов, независимых от правительства, жесто — ко подавлялось. Представительные органы власти отсутствовали, функции Национального собрания были чисто номинальными. По своей организационной структуре Гоминьдан был похож на КПСС – строгая централизация, культ вождя Чан Кайши, который был похож на культ личности Сталина и Мао Цзэдуна. Например, все основные экономические проекты осуществлялись по иници — ативе и под руководством высших органов Гоминьдана и назна — ченного ими правительства. Именно они вырабатывали стратегию экономического развития, в том числе четырехлетние, шестилет — ние и десятилетние планы, в ходе реализации которых строились приоритетные объекты, находили средства, особенно в 1950–1960- е гг., для их сооружения, определяли политику преобразований в сельском хозяйстве, проводили, в частности, аграрную реформу.

Только после создания серьезной экономической базы на — чалась демократизация политической и общественной жизни Тайваня. Повторяю, на это ушло почти сорок лет, а на острове тог — да проживало немногим более двадцати миллионов человек. В то же время население материкового Китая составляет в настоящее время свыше 1 млрд 300 млн человек, а экономическая модерниза — ция осуществляется немногим более тридцати лет.

Поэтому главное содержание китайского модернизационно — го проекта – экономическая реформа, проведение которой невоз — можно без сильной крепкой власти. Изменения в политической области также необходимы, но они должны быть постепенными и соответствовать наличной в каждый данный момент экономи — ческой ситуации.

В Китае практически нет негосударственных экспертных ор- ганизаций. Все они прямо или косвенно работают на государство. Однако данное обстоятельство не мешает им быть хорошо инфор — мированными и объективными в анализе, поскольку в этом заин — тересованы их заказчики – партийные и правительственные орга — ны. Прежде всего, существует вертикаль аналитических центров при правительствах разного уровня, начиная с Центрального пра- вительства в Пекине. Главным является Центр изучения развития при Госсовете КНР. Аналогичные названия имеют аналитические центры в провинциях и городах. В них работают профессиональ — но подготовленные эксперты по внутренним и внешнеполитиче-

ским вопросам, многие их которых имеют профессорские звания и пользуются авторитетом в кругах ученых не только в Китае, но и за рубежом6. Аналитический Центр в Пекине фактически яв — ляется Министерством стратегического анализа. Это – мозговой центр правительства, он возглавляется директором в ранге мини — стра, помимо функциональных отделов по направлениям имеет в своем составе несколько научно-исследовательских институтов, а также издает несколько журналов. Финансирование деятель- ности подобного рода центров осуществляют соответствующие правительства.

Их сотрудники имеют право в своих докладах, записках вы — сказывать любые мнения относительно существующей в стра — не, прежде всего, экономической и политической системы, даже не совпадающие с существующей официальной точкой зрения. Единственное, что им не позволяется, – ставить под сомнение «че- тыре основных принципа» – руководство обществом со стороны Коммунистической партии, демократическая диктатура народа, руководящая роль марксистской идеологии и курс на строитель — ство социализма.

Материал взят из: Политические стратегии российского государства как философская проблема — В. Н. Шевченко

(Visited 49 times, 1 visits today)