НОРМАТИВНО-ПРАВОВАЯ ПРИРОДА КАНОНИЧЕСКОГО (ЦЕРКОВНОГО) ПРАВА

Главная » Право » НОРМАТИВНО-ПРАВОВАЯ ПРИРОДА КАНОНИЧЕСКОГО (ЦЕРКОВНОГО) ПРАВА
Право Комментариев нет

Христиане с самого начала испытывали неоднозначные чувства к определяющей роли за — кона в религиозной жизни. Иисус выражал серьёзное сомнение в законах Моисея как ис — точнике духовного руководства и просвещения, но отрицал своё желание отменить эти за — коны [2, с. 985]. Двойственное отношение мы также можем проследить в посланиях апостола Павла. Некоторые послания Павла убедительно намекали, что закон в целом не был меха — низмом определения духовных целей верующих христиан, но в ином месте апостол обрисо- вывал законы Моисея как священные и необходимые для жизни в обществе [2, с. 1186, 1224,

1239]. Несмотря на сомнения его основателя и первых проповедников о месте и роли закона в жизни христиан, Церковь вскоре начала развивать свою собственную правовую систему, поскольку её иерархи обнаружили, что жизнеспособному социуму необходима не только доброжелательность и братская любовь. Ему также требовались некоторые нормы и зако — ны, чтобы в ходе церковной деятельности не нарушался порядок, а также чтобы определять функции её служителей и регулировать взаимоотношения между её членами.

Сборник таких правовых норм для применения их церковными властями в христианском мире появился очень рано. Самым древним из сохранившихся руководств по церковному

© Козьякова Н. С., 2012.

Раздел I. История и теория государства и права. Вопросы политологии 11

праву является «Учение двенадцати апосто — лов», которое датируется концом I или нача — лом II в. Эта не очень большая работа состо — ит из ряда высоконравственных заповедей, сопровождаемых предписаниями для про- ведения литургии, и небольшого числа нор — мативно-правовых актов управления церко — вью. «Учение двенадцати апостолов» также сопровождалось более доскональным объяс — нением базовых норм поведения в социуме в период зарождения христианского мира. Со II в. известна книга Ерма под названием «Па — стырь», хотя по сути своей является скорее апокалипсисом, чем сводом законов. Книга состоит из пяти провидений или открове — ний, двенадцати норм поведения и десяти притч на эсхатологические темы. Учение под названием «Traditio apostolicа», приписывае — мое Гипполиту, появилось в начале III в. Его автор притязал на то, что его книга переда — ёт настоящее учение апостолов, и предосте — регает, что отклонение от данного древнего обычая или неписаного закона будет вести к ошибке учения и еретическим верованиям. Но содержание «Traditio apostolicа» являет — ся литургическим и содержит актуальную информацию об организации и структуре Церкви III в. «Didascalia apostolorum» дати — руется серединой III в. и включает многое из содержащегося в «Traditio apostolicа», но до — бавляет информацию о таких вопросах, как ответственность христианской общины за вдов и сирот, отношения евреев и христиан, постановление о посте и епитимье, а также о литургических вопросах.

Закон христианской церкви в течение первых трёх столетий её существования был направлен в главном на поддержание дисци — плины среди верующих и сконцентрирован на внутренних делах религиозной корпора — ции. Поскольку преследуемым язычниками общинам было трудно открыто распоря — жаться собственностью открыто, а также ждать поддержки от государственной власти в охране своих прав от посторонних, христи — анский закон в течение этих столетий уделял внимание таким внутренним вопросам, как порядок отправления религиозных культов,

отношения между членами общины, а так — же права и обязанности, возложенные на верующих. Правила, обусловленные этими проблемами, формулировались епископами и иными главами общин, и, возможно, пред — ставляли собой некоторый вид корпора — тивного согласия в отношении подходящих норм поведения.

Во времена правления Константина I как особая форма управления христианским миром возникают Вселенские церковные соборы, на которых для выработки общей политики одновременно присутствовало большинство епископов, а принятые в этих органах каноны и декреты вскоре стали главными источниками канонического пра — ва. Канон, слово греческого происхождения, которое в переводе с греческого означает

«правило» или «образец», в течение первых пяти столетий определял нормы религи — озной жизни членов первых христианских общин. Каноны регулировали такие вопро — сы церковной жизни, как структура литур — гического календаря, который руководил ежегодным циклом христианской жизни, установлением форм и церемоний для со — вершения Таинства Евхаристии, Крещения и иных литургических отправлений, пред- писывая детали соблюдения периода поста и празднования религиозных праздников, и предусматривал распределение благотвори — тельных пожертвований вдовам и иным не — имущим членам общин. Прежде всего, пер — вые каноны определили ключевые элементы главенствующего христианского учения и устанавливали границы между христиана — ми и еретиками. Также каноническое право во времена первых столетий развития Церк — ви устремлялось перечислить полномочия и условия предоставления их епископам и иным клирикам, определить их полномочия и предусмотреть меры дисциплинарного воздействия, чтобы применить меры воздей — ствия к тем, кто превышал свои полномочия или своим поведением не отвечал высоким требованиям, предъявляемым к представи — телям духовенства. Начиная с IV в., канони — ческое право стало учитывать статус мона-

12 Раздел I. История и теория государства и права. Вопросы политологии

хов и монахинь, так как монастырская жизнь стала отличительной чертой христианской религиозной жизни. Кроме того, после прав- ления императора Константина, как только христианские общины стали крупными дер — жателями собственности, каноны устанав — ливали нормы управления и использования имущества, относящегося к средствам суще — ствования Церкви.

Плешков Е. В. считает, что в IV в. преоб — разовывалась структура Церкви и закон стал подвержен изменениям в вопросах ве — роисповедания, которые продолжались бо — лее столетия. К концу IV в. христианская Церковь была сильно дифференцирована, и, следовательно, гораздо больше подвер — жена требованию соблюдения законов, чем это было прежде. Каноническое право по- явилось не только как актуальный элемент христианской религиозной жизни, но так — же как автономная правовая система, кото — рая была дополняющей к правовой системе конца римского правления [6, с. 26]. Уже в современном понимании, церковное право

– это действующая корпоративная правовая система, регулирующая конкретные, реаль — но существующие отношения людей внутри особого религиозного социума – Церкви.

«Церковь, реализуясь в мире, приносит свои собственные нормы, по которым учрежда — ет и регулирует типически христианскую жизнь, отличную от всякой иной по своему устройству… Так возникает церковно-пра- вовой порядок, который по своей решающей важности требует специального научного историко-теоретического рассмотрения, а для церковно-правовой жизни это будет церковным правом» [8, с. 94].

Заметим, что также существует поня — тие права, которое владеет определённым церковным авторитетом. Это определение первоначально содержалось в «Дигестах» императора Юстиниана. Своё отражение оно нашло и византийских законодательных сборниках «Василики» и «Прохирон», а так — же в каноническом сборнике Матфея Власта — ря «Алфавитная Синтагма». Сформулирова — но это понятие следующим образом: «Право

есть творчество в области благого и одинако — вого» [5, с. 4]. Протоиерей Владислав Цыпин считает, что «указанием на «одинаковое» право отмежевывается и от морали, которая, будучи творчеством в области добросердеч- ного, не ограничена требованием равенства. Понятия равенства, справедливости, эквива — лентности могут провести отчётливую гра — ницу между правом и моралью» [8, с. 5-7].

Возникшее в Древнем Риме представле — ние о разделении права на природное и пра — во, созданное в социуме, было воспринято в правовой теории эпохи феодализма и неко — торыми юристами новой эпохи [5; 9]. Юри — дическая наука XVII в. знала более объёмные и содержательные, но также и односторон — ние определения права, дающие представ — ления о праве в общем смысле. Например, философ права Гуго Гроций в своём труде

«О праве войны и мира: три книги, в кото — рых объясняются природное право и право народов, а также принципы публичного пра — ва», большое внимание уделял идее справед — ливости, которую принимал за основу всего права: «Право является ничем иным, как то, что мы себе представляем, при этом предпо- чтительно в отрицательном, а не в утверди — тельном смысле, так как право есть то, что не противоречит справедливости» [4, с. 68].

В теории права существует также матери — алистическая концепция, которая утверж — дает, что право – это явление, производное от государства, в полной мере определяемое его волей. Исходя из этого понимания, пра — во является продуктом классовой борьбы и представляет собой выражение воли эконо — мически правящего класса. Протоиерей В. Цыпин считает, что «в такой общественной системе за рамки права выводится обычное право народов, находящихся на догосудар — ственной патриархальной стадии развития цивилизации, корпоративное право и право церковное. Но, бесспорно, данный подход к феномену права и политически предвзят, и теоретически узок» [8, с. 8]. С этим можно согласиться, если учитывать то обстоятель — ство, что каноническое право не зависит напрямую от государственного, за исключе-

Раздел I. История и теория государства и права. Вопросы политологии 13

нием тех сторон, где государство взаимодей — ствует с Церковью как с общественной орга — низацией, и обусловлено организационной формой, которое непосредственно соподчи — нено нормам гражданского и государствен — ного законодательства.

Сегодня день остро стоит вопрос о том, как согласовать каноническое право с за — конодательством Российской Федерации, имеющим светский характер. Это момент актуальный, так как Церковь пытается ини — циировать процесс признания её актов, на — пример церковного брака, наравне с актами гражданского законодательства. В данном случае встаёт очень трудный вопрос: ка — ким образом государство может призна — вать влияние права Церкви на собственное законодательство? Реальных механизмов в российском законодательстве сегодня не су — ществует. Значительная роль норм канони — ческого права в жизни российского государ — ства и социума предполагает необходимость полного комплексного изучения, в том числе и правового анализа их регулятивного потен- циала, особое внимание уделяя тем момен — там, где нормы канонического права соотно — сятся с нормами позитивного права [8, с. 36]. Ромашко А. В. считает, что в разные периоды развития правовых систем сфера правового по-разному соотносилась с духовной сферой [7, с. 214]. Если в традиционном, античном и средневековом социуме наблюдалось непо — средственное воздействие религии на право — вую систему, то в последующий период это воздействие становится опосредованным, исполняясь, в основном, через философско-

этические учения, оказывающие определён — ное воздействие на уровень правосознания в секуляризованных обществах нового и новейшего времени. Следствием развития секулярных тенденций стало формирова — ние уникального феномена, который может быть обозначен как гражданская (светская) религия. Данное явление оказывает опреде — лённое воздействие на современное государ- ственное право (в том числе и российское) и нуждается в более глубоком анализе.

Материал взят из: Вестник МГОУ «Юриспруденция». — №3. — 2012

(Visited 2 times, 1 visits today)