НЕМАТЕРИАЛЬНЫЕ УБЫТКИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ КАК ИНСТИТУТ ВОЗМЕЩЕНИЯ РЕПУТАЦИОННОГО ВРЕДА ОРГАНИЗАЦИЙ

Главная » Право » НЕМАТЕРИАЛЬНЫЕ УБЫТКИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ КАК ИНСТИТУТ ВОЗМЕЩЕНИЯ РЕПУТАЦИОННОГО ВРЕДА ОРГАНИЗАЦИЙ
Право Комментариев нет

Институт возмещения убытков достаточно разработан советской и российской циви — листической наукой. Современное правовое регулирование института убытков ныне со — держится во множестве нормативно-правовых актов, главным из которых является Граж — данский кодекс РФ. Гражданским кодексом РФ под понятием «убытки» подразумеваются те отрицательные имущественные последствия, которые причиненны в результате непра — вомерного деяния при условии наличия их причинно-следственной связи. Существенным является включение в понятие «убытки» и упущенной выгоды, пояснение о которой также присутствует в ст. 15 ГК РФ. Существенность эта проявляется в том, что она трактуется как

© Ганский М. А., Семыкин В. А., 2012.

Раздел II. Частное право и предпринимательство 15

«неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях граж — данского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)». Вдаваясь в более подробный анализ процитированной дефиниции, можно предположить о нали — чии недополученных доходов организации также и при причинении репутационного вреда организации. Логика такого предполо — жения достаточно очевидна и наглядна при проведении анализа динамики экономиче — ского состояния организаций, подвергшихся распространению в отношении них инфор — мации, не соответствующей действительно — сти и несущей в себе порочащие сведения. В данном случае все же следует утверждать о возможности потерь имущественного ха — рактера как следствии причинения немате — риального вреда организации в виде вреда репутационного.

Цивилистическое учение о природе убыт — ков претерпевает изменения, следуя отно — шениям, принятым некоторыми судами, как юридически значимым, то есть прирав — ненным к статусу юридического факта. Речь идет о прецеденте, описанном в Постановле — нии Европейского суда по правам человека от 06.04.2000 г. по делу «Компания «Комин — герсол С. А. «против Португалии» [7, с. 56-

60]. В тексте Постановления указанного дела присутствует утверждение о невозможности исключения того, что коммерческой компа — нии может быть присуждена компенсация за нематериальные убытки. Термин «нема- териальные убытки» – результат перевода В. В. Старженецкого, который изначально не являлся официальным переводом, а значит, не нес в себе нагрузки правового термина. Однако, несмотря на это, такая терминоло — гия все же приобрела статус официальной в связи с упоминанием в Постановлении ФАС ВСО от 26 ноября 2003 г. № А33-2388/02-С2- Ф02-4046/03-С, а также в Определении Кон — ституционного суда РФ (КС РФ) от 4 декабря

2003 г. № 508-О «Об отказе в принятии к рас — смотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152

Гражданского кодекса Российской Федера — ции». В абзаце 5 п. 2 указанного Определения КС РФ указывается, что «отсутствие прямо — го указания в законе на способ защиты дело — вой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компен — сации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репута — ции, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненно — го гражданину), которое вытекает из суще — ства нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения».

Термин «нематериальные убытки» полно — правно начал использоваться современной судебной системой при вынесении судебных постановлений, однако в это понятие раз — ные суды вкладывают неодинаковый смысл. Разницу в понимании сути нематериальных убытков можно объяснить отсутствием ле — гального пояснения, а значит, неизбежно присутствие вольной интерпретации. По — становление арбитражного суда кассацион — ной инстанции Федерального арбитражно — го суда Волго-Вятского округа от 30 августа

2006 г. № А29-9724/2005-3э отождествляет нематериальные убытки с убытками, разъ- ясненными п. 2 ст.15 ГК РФ. При заявлении кассационной жалобы истец просит взы- скать с Управления Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации по Республике Коми о признании незакон- ным бездействия судебных приставов-ис — полнителей, 1000000 рублей нематериальных убытков и 2000 рублей государственной по — шлины. Суд, рассмотрев дело, пришел к вы — воду о том, что судебные приставы действо — вали в рамках закона. Поясняя возможность взыскания убытков, суд указывает, что тре — бование о взыскании убытков может быть удовлетворено только при установлении в совокупности всех элементов деликтной ответственности. При этом, поясняя суть убытков, суд приводит ссылку на п.2 ст. 15

ГК РФ.

Прослеживается также и позиция, кото — рая рассматривает нематериальные убытки

16 Раздел II. Частное право и предпринимательство

как полное подобие вреда морального, но применяемого в отношении юридических лиц (организаций). Постановление от 11 сентября 2008 г. № А40-32184/07-15-181 Фе — дерального арбитражного суда Московского округа подтверждает такую позицию. При обжаловании решения Арбитражного суда города Москвы от 12 марта 2008 г. по делу № А40-32184/07-15-181 и постановления Девя — того арбитражного апелляционного суда от

26 мая 2008 г. № 09 АП-5377/2008-ГК в Феде — ральном суде Московского округа заявитель просит опровергнуть не соответствующие действительности сведения и взыскать в ка — честве компенсации нематериальных убыт — ков, причиненных умалением деловой репу — тации, денежную сумму в размере 5000000 рублей. Суд, отменяя решение суда первой инстанции и постановление апелляцион — ного суда, ссылается на статью 1101 ГК РФ, регламентирующую форму и критерии опре — деления размера морального вреда, и далее указывает: «При новом рассмотрении суду первой инстанции необходимо установить размер компенсации нематериального ущер — ба исходя из смысла пункта 2 статьи 1101

Гражданского кодекса Российской Федера — ции». Приведенный пример свидетельству — ет о тождестве, с точки зрения суда, поня — тий «нематериальные убытки», «моральный вред», «нематериальный ущерб».

В некоторых судебных постановлениях можно заметить позицию, выделяющую по — нятие «нематериальные убытки» в отдель — ную правовую категорию, совершенно от — личную от морального, нематериального, неимущественного, репутационного вреда, а также от непосредственно убытков. Поста — новление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22 января 2007 г., дело

№ Ф09-12038/06-С6, подтверждает такое по- зиционирование нематериальных убытков. В мотивировочной части постановления поясняется отказ компенсации морального вреда ОАО «Южноуральский арматурно- изоляторный завод» за распространение в отношении него сведений, порочащих де- ловую репутацию: «Отказывая в удовлет-

ворении требований общества о взыскании морального вреда, суд апелляционной ин — станции правомерно исходил из того, что возможность возмещения такого вреда воз — никает в случае, если субъект способен пре- терпевать нравственные или физические страдания. Учитывая, что с иском о возме- щении морального вреда обратилось юриди — ческое лицо, которое не может испытывать таких страданий, суд обоснованно признал такие требования не подлежащими удовлет — ворению. Между тем истец не лишен пра — ва предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, при — чиненных умалением деловой репутации, предоставив соответствующие доказатель — ства причинения такого вреда». Приведен — ная аргументация Федерального арбитраж — ного суда Уральского округа отделяет вред моральный от убытков, нематериальных убытков путем их противопоставления, что может трактоваться довольно однозначно, без приведения каких либо других вариаций относительно правовой природы нематери — альных убытков.

Рассмотрение изложенных примеров свидетельствует о неоднозначной трактовке такого понятия, как «нематериальные убыт — ки», требует его более детального осмыс — ления и правовой обоснованности. Слово

«убыток» происходит из древнеславянского языка и означает «быть, бытие». Обозначе — ние уменьшения чего-либо достигалось при — ставкой «у» — «уменьшать, убывать, убыток». Об убытках и ущербе в гражданском праве писали многие цивилисты. Их исследова — ния порой отражают разные точки зрения на правовую природу ущерба и убытков. Так О. С. Иоффе считал, что правонарушитель причиняет не ущерб, а именно убытки, кото — рые иногда могут быть также и формой при — чиненного им ущерба [5, с. 203-204]. М. М. Агарков полагал, что эти понятия одинако — вы по объему, но отражают только разные экономические признаки потерь: убытки – это денежный эквивалент потерь, а ущерб – натуральный, т. е. потери в том имуществе, которому причинен вред [1, с. 114-115]. В. В.

Раздел II. Частное право и предпринимательство 17

Овсиенко высказывался, что любые отри — цательные экономические последствия не — исполнения хозяйственного обязательства могут быть выражены в денежной оценке, которую и следует называть убытками [8, с.

246]. В. А. Хохлов отмечал, что убытки как объективно существующие отрицательные изменения в имущественной сфере постра — давшего кредитора не возмещаемы, и в силу этого задача юрисдикционного органа со — стоит в отыскании достаточного и объяс- нимого с точки зрения законодательства их денежного эквивалента [11, с. 220]. Иоффе О. С. определяет убытки как последствия, вызываемые неправомерным поведением [5, с. 203-204]. Таким образом, он в виде убыт — ков рассматривает любое отрицательное по — следствие в гражданских правоотношениях от совершенно любого противоправного деяния. А это может означать, что убытки наступают при совершении любого право — нарушения в гражданском праве. Высказан — ная В. А. Хохловым позиция, на наш взгляд, достаточно близко подходит к позиции О. С. Иоффе в том отношении, что Хохлов указы — вает на невозмещаемость объективно насту — пивших отрицательных изменений (хотя и в имущественной) сфере пострадавшего кре — дитора, и поэтому наступает необходимость отыскания их денежного эквивалента.

Продолжая логический ряд рассматри — ваемого вопроса об убытках, обратимся к пониманию нематериального убытка ком — мерческого юридического лица. Согласно ст.

48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственно — сти, хозяйственном ведении или оператив — ном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени при — обретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Основной целью деятельности ком — мерческих юридических лиц (коммерческих организаций) является извлечение прибыли. Нематериальными убытками можно считать такие негативные последствия, наступившие

в результате неправомерного действия в от — ношении этого юридического лица, которые привели к глубоким нарушениям органи — зационной деятельности, длительному со — стоянию неуверенности, моральному вреду, неопределенности в планировании решений, препятствию в управлении, умалению дело — вой репутации и др. [3, с. 12]. Рапинский С. добавляет к этому списку [10, с. 7]: наруше — ние личных прав юридического лица, заклю — чающееся в посягательстве на фирменное наименование, товарный знак, дискредита — ции, разглашении коммерческой тайны и т. п., если эти нарушения привели или могут привести к убыткам, имеющим материаль — ное выражение; увольнение работников (те — кучесть кадров); разрушение устойчивых де — ловых связей.

Коммерческая организация на современ — ном этапе развития конкуренции – это четко слаженная система взаимодействия органов управления этой организации с работни — ками, внешними контрагентами, государ — ственными органами, направленная в конеч — ном итоге на достижение высокого уровня управления деятельностью, позволяющей удержаться в пределах достаточной при- быльности. Поэтому нарушение любого из указанных выше факторов или их совокуп- ности неизменно приводит к убыткам иму — щественного характера в виде как прямых потерь, так и упущенной выгоды (что четко вписывается в понимание ст. 15 ГК РФ). Так, истцом – ОАО «Альфа-Банк» в Арбитраж — ный суд г. Москвы подан иск о защите де — ловой репутации, пресечении действий от — ветчика – ЗАО «Коммерсантъ. Издательский дом». Основанием для его подачи явилась публикация 7 июля 2004 г. в газете «Ком- мерсантъ» № 121 редакционной статьи под заголовком «Банковский кризис вышел на улицу. Системообразующие банки столкну — лись с клиентами». В публикации утвержда — лось в целом о неплатежеспособности банка, что повлекло за собой повышенный отток денежных средств вкладчиков и временное приостановление выдачи кредитов. Деловая репутация банка была нарушена, «кредит до-

18 Раздел II. Частное право и предпринимательство

верия» уменьшен. Результатом опубликова — ния не соответствующей действительности информации порочащего характера стало умаление деловой репутации и, как след- ствие причинение убытков. Взыскание убыт — ков, причиненных неполучением процент — ного дохода по кредитам в сумме 2398829,80 руб. и проведением внеплановой рекламной кампании в сумме 8496327,37 руб., по мне — нию апелляционного суда, произведено обо — снованно, поскольку основания их взыска- ния истцом доказаны представленными по делу доказательствами [9, с. 9].

Представленные доводы свидетельству — ют о том, что в результате нарушения та — кого нематериального блага как «деловая репутация» юридического лица наступили убытки, поддающиеся относительно точно — му исчислению. Тесная взаимосвязь убытков имущественного характера от последствий наступления нематериальных убытков юри — дического лица доказывает их причинно- следственную связь, юридическое следова- ние одного от другого, противопоставляя и утверждая их разную правовую природу, спаянную в единый правовой результат. По выявлении некоторых различий имуще- ственных убытков от убытков нематериаль — ных, закономерно возникает вопрос о не — обходимости компенсации нематериальных убытков, вне зависимости от причиненного имущественного вреда коммерческой орга — низации. При этом могут присутствовать несколько позиций, утверждающих совер — шенно различные точки зрения по этому поводу. Так, одно из возможных утвержде — ний, что компенсировать нематериальные убытки отдельно от убытков имуществен — ных нельзя по нескольким причинам. Во- первых, определить объективно точный раз — мер компенсации нематериальных убытков невозможно. Во-вторых, их неразрывная причинно-следственная связь уже опреде — ляет величину имущественных потерь, по — этому размер компенсации нематериальных убытков уже включён в исчисленные иму — щественные потери. В-третьих, юридическое лицо лишено каких-либо органов чувств, а

потому «осмысливать» происходящее как вред не может.

Такая позиция, возможно и имеет право на существование, однако она мало согла — суется с доктриной обязательности полного возмещения причинения вреда, согласно ст.

1064 Гражданского кодекса Российской Фе — дерации. Наличие нематериальных убытков (а они, как было указано ранее, являются со — ставляющей вреда) требует компенсации, но с учётом их неимущественной природы. По этой причине считаем, что развитие инсти — тута компенсации нематериальных убытков юридических лиц перспективно и имеет под собой все основания полноценного правово — го регулирования указанной сферы. Правое регулирование отношений, связанных с ком — пенсацией нематериальных убытков, в циви — листике разработано не в достаточной мере по причине их недавнего летоисчисления. Проблемы такой компенсации довольно-та — ки многогранны. Отсутствие терминологи — ческой неопределенности является одной из первых проблем института компенсации не- материальных убытков. Так, по мнению Гав — рилова Е., убытки в рамках отечественного гражданского права нематериальными быть не могут и термин «нематериальный вред», представляется более обоснованным в со — временных условиях развития российской рыночной экономики [3, с.14].

Относительно возможности юридиче — ских лиц требовать компенсацию морально — го вреда за нарушение их деловой репутации существуют различные точки зрения. Так, по мнению Н. В. Козловой, юридическое лицо может иметь права, связанные с обладани — ем нематериальными благами, указанными в статье 150 ГК РФ, в том числе право на защи — ту деловой репутации и право на компенса — цию морального вреда [6, с. 29]. В. В. Витрян — ский, придерживаясь противоположного мнения, прямо указал: выводы, сделанные по смыслу статьи 152 ГК РФ, из которых сле — дует, что якобы существует ответственность за моральный вред, причиненный юридиче — скому лицу, являются недоразумением [2, с.

626]. В специальных нормах, посвященных

Раздел II. Частное право и предпринимательство 19

ответственности за причиненный вред (гла — ва 59 ГК РФ), нет даже упоминания о возме — щении вреда деловой репутации юридиче — ского лица. Это несомненно свидетельствует об отрицании Гражданским кодексом такой ответственности, так как по правилу специ — альные нормы имеют предпочтение перед общими. По мнению К. И. Скловского, ком — пенсация за моральный вред взыскивается лишь в случаях, прямо указанных в законе. Закон предусматривает только возможность взыскания в случае причинения вреда лич — ности или имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица.

Отсутствие норм, позволяющих взыски — вать компенсацию за вред, причиненный деловой репутации юридического лица, не может быть восполнено применением каких — либо норм по аналогии, так как умолчание законодателя в данном случае намеренно: имущественная ответственность за немате — риальный вред деловой репутации юриди — ческого лица путем умолчания выведена из сферы деликтной ответственности; следова — тельно, пробела в законодательстве нет [9, с.

37]. Кроме проблем терминологического ха — рактера, существует и неопределенность ви — дового перечня вреда, который можно при — знать нематериальным относительно такого субъекта гражданского права, как юридиче- ское лицо, хотя бы по причине отсутствия устоявшихся признаков такого вреда. Несо — мненно, одной из основных задач теорети — ческого и практического значения, стоящих перед учеными, будет являться создание на — учного обоснования определения объектив — ного размера компенсации нематериальных убытков, причиненных организации непра — вомерными действиями третьих лиц, а так-

же лицами при осуществлении внутрихозяй — ственной деятельности.

Материал взят из: Вестник МГОУ «Юриспруденция». — №3. — 2012

(Visited 7 times, 1 visits today)