МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ УРЕГУЛИРОВАНИЯ ИНВЕСТИЦИОННЫХ СПОРОВ

Главная » Право » МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ УРЕГУЛИРОВАНИЯ ИНВЕСТИЦИОННЫХ СПОРОВ
Право Комментариев нет

Одним из важнейших направлений осуществления современной инвестиционной поли — тики является подход к проблеме привлечения иностранных инвестиций, основанный на новых реалиях глобализационных процессов. Данное направление должно сопровождаться созданием надежного международно-правового и национально-правового механизмов за — щиты, призванных обеспечить реализацию законных прав и интересов инвесторов. Общий для правового режима иностранных инвестиций характерный признак можно определить как юридическое обеспечение предпринимательской деятельности, осуществляемой в усло — виях чужого государства, выступающего в роли реципиента капитала извне [1, 185]. Это, по существу, означает, что правовое положение иностранного инвестора на территории чужого государства всегда остается уязвимым, независимо от конкретной общественно-политичес — кой обстановки на конкретном этапе социально-экономического государства. Другими сло — вами, речь объективно идет об определенной уязвимости зарубежного бизнесмена.

с точки зрения теории и практики международного права, уязвимость иностранного ин — вестора, осуществляющего свою деятельность в чужом государстве, является следствием его подчиненности юрисдикции принимающего инвестиции государства, где иностранный ин — вестор осуществляет свой проект. Такое специфическое положение иностранного инвестора

© Федулов В. И., 2011

требует установления четких и ясных госу — дарственных гарантий, которые исключали бы малейшую возможность проявления про — извола со стороны административных орга — нов или принятия каких-либо дискримина — ционных мер. в этой связи следует отметить, что инвестиционное законодательство в равной мере направлено на регулирование действий иностранных инвесторов и самого государства, принимающего иностранные инвестиции [3,4], в том числе судебного ме — ханизма урегулирования инвестиционных споров.

Особое значение в этом контексте имеет система Международного центра по урегу — лированию инвестиционных споров (далее ИксИД), ставшая самой значимой из со — зданных до сих пор подобных систем. кон — венция по урегулированию инвестиционных споров была разработана в рамках Между- народного банка реконструкции и разви — тия (далее МБрр), подписана в вашингтоне

18 марта 1965 г. 46 государствами — члена — ми МБрр и в соответствии с ее положения — ми вступила в силу 14 октября 1966 г. в со- ответствии с вашингтонской конвенцией был учрежден Международный центр по урегулированию инвестиционных споров ИксИД — International centre for settlement of Investment Disputes (IcsID). анализ вашин — гтонской конвенции показывает, что этот международно-правовой документ создает единый механизм, направленный на защиту иностранных инвестиций.

в структурном отношении положения конвенции можно разделить на две груп — пы: нормы, регламентирующие деятельность ИксИД как международной организации, обладающей полной международной пра — восубъектностью, и нормы, регулирующие механизм рассмотрения инвестиционных споров. Наибольший интерес представляют нормы, которые относятся ко второй группе, потому как именно в них заложена проце — дура защиты интересов инвесторов. в свою очередь, положения конвенции о порядке разрешения инвестиционных споров можно разделить на три группы:

1) нормы, определяющие компетенцию ИксИД или, пользуясь терминологией кон — венции, Центра по рассмотрению инвести — ционных споров;

2) положения, регулирующие порядок проведения примирительной процедуры;

3) нормы, регламентирующие порядок ис — полнения решений Центра.

условием обращения сторон в данный ор — ган является их письменное согласие на пе — редачу споров на разрешение. При этом ст. 25 гласит, что согласие, выраженное уполномо — ченным органом договаривающегося госу- дарства, нуждается в подтверждении послед — ним в момент передачи спора на разрешение Центру, если государство заранее при рати — фикации конвенции не оговорит, что тако — го одобрения не требуется. Данные поло — жения конвенции, по словам французского юриста Д. Беттема, включены в нее «с целью удовлетворить излишнюю чувствительность государств, особенно проявляющуюся при ратификации конвенции, и направлены на то, чтобы сохранить действие национальных норм об иммунитете государства» [7, 2].

в соответствии со ст. 25 вашингтонской конвенции 1965 г. «Об урегулировании ин — вестиционных споров между государствами, физическими или юридическими лицами других государств» к категории «инвести — ционные споры» относятся споры, возни — кающие в связи с прямыми иностранными инвестициями между договаривающимся государством и лицами других договариваю — щихся государств, а именно:

а) инвестиционные споры, которые выте — кают из отношений, связанных с иностран — ными инвестициями;

б) споры, возникающие между догова — ривающимся государством и иностранным частным инвестором;

в) правовые споры, касающиеся сущности и объема юридических прав и обязанностей сторон, условий и размеров компенсации за нарушение обязательств по данному инвес — тиционному контракту.

как видно, вашингтонская конвенция довольно широко определяет категорию ин-

вестиционных споров. вероятно, ее авторы предполагали, что более конкретное опре — деление будет дано в национальных законо — дательствах стран-участниц [2]. Этот вывод подтверждается положениями п. 4 ст. 25 кон — венции, где сказано, что государство, давая свое согласие на рассмотрение инвестици — онных споров согласно процедуре ИксИД, предусмотренной конвенцией, может «… уведомить Центр о категории или категори — ях споров, которые оно будет или, напротив, не будет рассматривать на предмет передачи в Центр». Это дает возможность, по мнению специалистов, сделать следующие выводы [2, 68]. во-первых, государству — участнику конвенции предоставляется возможность дать определение понятия «инвестиционные споры» в национальном законодательстве. во-вторых, государство, самостоятельно оп- ределяя категории инвестиционных споров, передаваемых в ИксИД для рассмотрения, косвенным образом дает определение на — званного выше понятия.

следует заметить, что в сложившейся практике зарубежных государств под влия — нием действующих в данной области норм международного права понятие «инвестици — онные споры» трактуется достаточно широ — ко и включает споры, возникающие из свя — занных с инвестициями отношений между принимающим государством и лицом друго — го государства, которое выступает в качестве инвестора.

вашингтонская конвенция отнесла к ком — петенции ИксИД широкий круг споров, не ущемляя иммунитета принимающего госу — дарства. Благодаря такому подходу она при — влекла большое число участников. Юрисдик — ция международного специализированного арбитража ИксИД первоначально опреде — лялась с учетом инвестиционного характе — ра отношений. Положение изменилось, как уже было сказано, в связи с подписанием до — полнительного протокола к вашингтонской конвенции, в котором предусматривалось расширение средств разрешения споров и сфера применения ИксИД. созданный ва — шингтонской конвенцией институт между-

народного инвестиционного арбитража в соответствии с Дополнительным протоко — лом стал правомочен рассматривать споры, не только связанные с инвестициями, но также и вытекающие из коммерческих сде — лок, если последние выходят за рамки обыч — ных коммерческих. Это отражает и практика ИксИД. в качестве примера можно привес — ти спор между чешским обходным банком и республикой словакией, возникший в связи с операциями по переводу долга как резуль — тат приватизации чешского банка [5, 145].

в соответствии с Дополнительным прото — колом 1979 г. ИксИД компетентен урегули — ровать спор и в случае, если одна из сторон в споре – государство или государство сторо — ны в споре (инвестора) – не является участ — ником конвенции.

с точки зрения теории и практики между — народного инвестиционного права принцип, согласно которому национальные законы об инвестициях могут устанавливать обязатель — ные арбитражные процедуры без права выбо — ра, не выдерживает критики. в п. 24 Доклада совета управляющих Мирового банка, кото — рый прилагается к конвенции об урегулиро — вании инвестиционных споров между госу — дарствами и национальными лицами других государств 1965 г., говорится: «Принимающее государство в своем законодательстве о со — действии инвестициям должно предложить передать споры, возникающие в связи с неко — торыми типами инвестиций, на судебное рас — смотрение Центра, а инвестор может дать на это согласие в письменном виде».

Это означает, что если закон временно от — меняется, то инвестор может подождать до возникновения спора с объявлением своего намерения использовать этот арбитражный механизм, который до того момента будет обязательным только для государства. ра — зумность и перспективность данного при — нципа подтверждает сам факт подписания конвенции ИксИД 130 государствами (рос — сия не является участницей). Это, однако, не означает, что наличие и сфера охвата поня — тия о предложении передать правила (как в вышеприведенной цитате из вашингтонской

конвенции), содержащиеся в национальном законодательстве, не могут подразумевать иное. в деле Оазис Пирамид [6], например, истец опирался на положение египетского закона об инвестициях 1988 г., которое пре- дусматривает: «Инвестиционные споры в от — ношении осуществления положений насто — ящего закона рассматриваются… в рамках конвенции об урегулировании инвестици — онных споров между государствами и наци — ональными лицами других стран, к которой египет присоединился законом N 90 1971 г., там, где она применима».

Правительство египта признало, что эта формулировка оказалась недостаточной для установления обязательной юрисдикции. Процитированное положение было опубли — ковано на английском языке главным управ — лением по делам инвестиций в брошюрах, раздаваемых инвесторам, однако правитель — ство утверждало, что следует придавать зна — чение только официальному тексту закона об инвестициях на арабском языке. Правитель — ство утверждало также, что использование выражений «в рамках конвенции» и «где она применима» указывает на необходимость от — дельного согласия на юрисдикцию ИксИД. Более того, позиция египта такова, что про — стая ссылка на конвенцию недостаточна для создания обязательной арбитражной юрис — дикции, поскольку конвенция предусматри — вает как примирение, так и арбитраж.

Хотя каждое из этих возражений было от-

вергнуто Трибуналом, этот пример показы — вает, с какой крайней осторожностью следу — ет разрабатывать положения о юрисдикции и с какой готовностью ответчик по конкрет — ному спору может воспользоваться любой двусмысленностью, которая могла бы свести на нет иск. Широко распространено мнение, что в последнем деле с участием республики египет другой истец-инвестор также успеш — но использовал эту форму юридической от — сылки на ИксИД. спор был урегулирован до принятия за основу какого-либо решения («Manufekchures Tanover Trast company» про — тив арабской республики египет и главного управления по делам инвестиций и свобод-

ных зон, 1993) [5,189]. в деле гейтс Фараон против республики Тунис (1988 г.) также ис — тец ссылался на одну из статей Инвестици — онного кодекса Туниса 1969 г. в качестве ос- нования для юрисдикции ИксИД. в данном случае урегулирование дела дружественным образом означало, что по возражениям, вы — двинутым государством, арбитражного оп — ределения сделано не было.

анализ судебной практики по вопросу компетенции арбитражного суда ИксИД показывает, что механизм разрешения час — тноправовых споров, в которых участву — ет государство, может действовать лишь в силу участия государства в международном договоре. Дополнительный протокол к ва — шингтонской конвенции расширяет сферу действия конвенции и создает механизм раз — решения частноправовых споров с участием государства для тех случаев, когда лишь одна сторона в споре (либо государство – сторона в споре, либо государство инвестора) явля — ется участником вашингтонской конвенции. Эта связь с указанной конвенцией, осущест — вляемая посредством двусторонних согла — шений о защите инвестиций, представляется важной, так как в ней выражено согласие го- сударства подчиниться юрисдикции надна — ционального органа и признавать решение арбитража, даже если оно вынесено против государства, а также исполнять это решение без каких-либо дополнительных механизмов принудительного исполнения решения.

Материал взят из: Вестник МГОУ «Юриспруденция». — №2 — 2011

(Visited 14 times, 1 visits today)