МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАВНОВЕСИЕ И ДИНАМИКА ВАЛЮТНОГО КУРСА

Главная » Экономика » МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАВНОВЕСИЕ И ДИНАМИКА ВАЛЮТНОГО КУРСА
Экономика Комментариев нет

Макроэкономическое равновесие и реальный курс

В экономической литературе значительное внимание уделяется анализу динамики общего эконо — мического равновесия и соответствующего ему реального валютного курса на основе равновесных состояний внешнего и внутреннего балансов.

В соответствии с экономической традицией, берущей свои начала ещё от Дж. Мида (1951 г.), внут — ренний баланс определяется как максимальный уровень совокупного выпуска при полной занятости и постоянной инфляции. Таким образом, он тесно связан с подходом к макроэкономической ста — бильности открытой экономики со стороны внутренних показателей и, особенно, с уровнем безра — ботицы, не ускоряющим инфляцию (unemployment consistent NAIRU) – уровнем безработицы, inflation, of rate nonaccelerating with связанным с макростабильностью и не продуцирующим давление на цены и изменения темпа инфляции.

Несколько большие трудности могут возникнуть с определением внешнего баланса. Учитывая тес — ную связь текущего баланса и баланса капитала в платёжном балансе, можно определить равновесный (equilibrium) внешний баланс как желаемый чистый поток платежей между странами при отсутствии серьёзных институциональных искривлений или государственных мер регулирования. С этой точки зрения внешний баланс представляется как межвременное размещение ресурсов между странами. В тесную взаимосвязь с этим вовлекается и выбираемый странами предпочтительный путь иностран — ных заимствований и долга.

Один из путей определения равновесия связан с нулевым балансом текущих операций и, следова — тельно, с постоянным неизменяемым взаимным уровнем чистых требований остального мира и какой — либо отдельной экономики. Но такой подход вызывает серьёзные возражения с практических позиций, так как неучитываемые тогда потоки капитала, играющие важную роль в международных отношениях (не только экономическую), элиминируются из рассмотрения. К тому же имеются многочисленные примеры стран и их блоков с постоянными ненулевыми текущими балансами. Значительные профици — ты текущего баланса России вплоть до 2010 г., также могут служить примером.

Новым представляется подход, связанный с макропеременными платёжного баланса и его частей, предлагающий учитывать данные международных платежей и движений капитала, разделяя их на пос — тоянную долгосрочную составляющую, и более изменчивую краткосрочную составляющую. Долго — срочная часть и ассоциируется с нормальным балансом, учитывая её относительно длительную ста — бильность, в то время как краткосрочная часть представляется ответственной за различные возмуще — ния и отходы от равновесия. Серьёзным недостатком подобного подхода являются значительные труд — ности подобного разделения, т. к. краткосрочная подвижная составляющая связана, в первую очередь,

с действиями международных инвесторов, основанными на весьма нечётко измеряемых предпочтени-

ях и ожиданиях.

Диаграмма, построенная автором на основе работ Кларка и др. [6] и П. Массона и др. [15], демонс — трирует связь вовлечённых в рассмотрение переменных. На вертикальной оси измеряется реальный валютный курс, на горизонтальной – реальный внутренний спрос.

Внутренний баланс представлен кривой Q*Q*, представляющей комбинации реального валютного курса и реального внутреннего спроса в условиях экономики полной занятости с максимальным уров — нем выпуска Q*. Она направлена вниз, так как при удорожании национальной валюты большая часть совокупного реального внутреннего спроса переключится с внутренних произведённых продуктов на импортные. Эффект будет усилен пониженным спросом на внутреннюю продукцию со стороны не — резидентов. Тогда только увеличение внутреннего спроса может компенсировать снижение для того же уровня выпуска Q*. Часть площади справа от графика показывает область выпуска выше потенци — ального, причём более высокий внутренний спрос удовлетворяется в верхнем квадранте внутренним выпуском, и в правом квадранте – импортом. Область слева отражает выпуск ниже потенциального с различными положениями внешнего баланса.

ЕВ*ЕВ*, определяющей Внешний баланс отражён кривой сочетания реального валютного курса и внутреннего спроса, при котором внешний баланс находится в своём равновесном состоянии ЕВ*. Восходящее направление кривой обусловлено ухудшением внешнего баланса при повышении внут — реннего спроса, который должен быть компенсирован повышением реального обменного курса (обес — ценением номинального валютного курса) для сохранения своих международных позиций. Область справа от кривой демонстрирует недооценённость реального обменного курса и отрицательное сальдо внешнего баланса, слева – область профицита.

Пересечение линий даёт равновесное значение реального обменного курса е*, связанного с внут — ренним балансом (потенциальным выпуском Q*) и оптимальным внешним балансом, находящимся в состоянии ЕВ*. Таким образом, достигается равновесие между желаемыми макроэкономическими целями-показателями и выпуском полной занятости, совместимым с темпом инфляции NAIRU, при одновременном регулировании внешнего баланса (конкретно представленного либо текущим, либо платёжным балансом).

Рассмотренная концепция общего экономического равновесия стала основой построенной автором модели, связывающей в среднесрочном периоде воедино такие важнейшие фундаментальные детер — минанты поведения валютного курса, как условия торговли, платёжный баланс, экспортно-импортные операции и потоки капитала с предпочтениями инвесторов. Данный подход нацелен на исследование условий фундаментального поведения обменного курса двух равноправных стран-контрагентов с взаи — мосвязанными экономиками (два внутренних валютных рынка которых агрегированы в один большой

верхний квадрант

где индексы CA, K, CB относятся, соответственно, к средствам, проходящим по счёту текущих опера-

ций, счёту движения капитала, счёту изменения официальных валютных резервов ЦБ.

Строительные блоки модели: реальный курс и условия торговли

Наличие диспропорций и структурные изменения в мире оказывают значительное влияние на под — вижность валютных курсов, их отклонений от равновесных значений и появление таких определяю — щих мировую торговлю факторов, как создание конкурентных преимуществ резидентов одной страны перед другими. Это происходит благодаря механизмам изменения реальных курсов, на которых бази — руются решения агентов на микроуровне и, таким образом, влияющим на мировые торговые потоки (и, опосредованно, через создание благоприятного инвестиционного климата, на потоки капитала).

Вышесказанное напрямую касается российской экономики. Многие отечественные авторы [2] при анализе валютного курса рубля выделяют условия торговли, выражающиеся в эффективности внешне — торговых операций, в один из определяющих факторов. В модели валютного курса рубля [1] также обосновано и доказано на статистических рядах экспорта и импорта России использование агентами на микроуровне в качестве основных детерминант внешнеторговых операций условий торговли, выра — женных скорректированным по уровням цен номинальным валютным курсом.

Ещё авторитетное исследование Р. Дорнбуша и П. Кругмана [7] показало значительную реакцию торгового баланса на изменения реального валютного курса, включая эффекты J-кривой и временные лаги. Исследования Б. Кемпа [11] модели векторной авторегрессии четырёх основных мировых валют привели к схожим результатам. Другие исследования выявили, что даже ожидание инвесторами смены паритета ряда европейских валют может быть объяснено в значительной мере некоторыми фундамен — тальными макропеременными, включая относительный инфляционный дифференциал и условия тор — говли, что, безусловно, должно быть учтено в построении модели.

Положительная корреляция условий торговли с торговыми потоками в мировой торговле однознач — но получила подтверждение в работе М. Бахмани-Оскоуи и Госвами [3], посвящённой исследованию экспортно-импортных операций, о чём особо будет сказано ниже.

ВесТниК Фа ♦ 5’2010

Таким образом, агрегатные индикаторы сравнительных преимуществ сигнализируют о возникно — вении на рынке давления на номинальный валютный курс. Относительные цены и затраты являют — ся важными факторами условий торговли и международных преимуществ, влияющими на тенденции к возвращению реального валютного курса к своему равновесному значению. Для России с конца 1995 г. по август 1998 г. он составлял около 1,5–1,7. Поднявшись в результате девальвации 1998–1999 гг. почти до уровня 4,5, он «навёрстывал» упущенное путём непрекращающейся ревальвации в 2000–2008 гг.

Условия торговли и баланс текущих операций в модели динамики валютного курса

На данном этапе основные допущения, используемые для рассмотрения модели, включают равно — правные двусторонние отношения двух стран-контрагентов, торгующих друг с другом в соответствии со своей международной конкурентной позицией, и совместные действия монетарных органов, осу — ществляющих жёсткое регулирование движения капитала либо законодательными мерами, либо пол — ностью удовлетворяя спрос на валюту.

Таким образом, экспортные потоки одной страны представляют импорт партнёра симметрично по отношению друг к другу: I*=E, E*=I (астериск здесь и далее будет означать величины, относящиеся к противоположной стороне), а в числителе и знаменателе на данном этапе моделирования элимини — руются два последних члена и учитываются только текущие операции:

с совершенной симметрией определения валютных курсов.

В рассматриваемой двухпериодной модели в моменты времени t, t-1 участники направляют на пот — ребление импорта в момент t часть своего дохода и производят, наряду с товарами для внутреннего потребления, продукцию за рубеж.

Объём валюты, поставленной на внутренний рынок, определяется объёмом экспорта, который на-

прямую зависит от реальных условий торговли, представленной величиной реального валютного курса

отражает факт, что экспорт является частью совокупного выпуска (по со-

ображениям, аналогичным высказанным в [1]). Здесь Qt – совокупный реальный выпуск (например, реальный ВВП), Pt – совокупный уровень цен, а индексы t, t-1 указывают на начало и конец периода, соответственно.

Предложение местной валюты симметрично определяется решениями производителей-импортёров

(напомним, что импорт страны представляет экспорт её контрагента):

По сути, именно на данном этапе возникает концептуальное различие в оценке потоков по импорт — ным операциям и последующих результатов по сравнению с моделированием по методологии «одна страна и остальной мир» [1], где импорт не зависел от реальных условий торговли, выраженных вели — чиной реального валютного курса. Симметричность и равноправие вносят коррективы и в дальнейшем позволят произвести анализ ряда важных и интересных эффектов поведения реального и номинального двусторонних валютных курсов.

Представленные зависимости в целом получили подтверждение в работе М. Бахмани-Оскоуи и Госвами [3], посвящённой исследованию экспортно-импортных операций в мировой торговле. В част — ности, они показали, что степень отклика на изменения величины реального валютного курса не равна

маТемаТичесКие меТоды В эКономиКе

единице. Обобщённая модель с такими условиями представлена ниже. Рассмотренные авторами зави — симости содержат межвременную связь величины реального валютного курса и агрегатов экспорта и импорта. Проведённые ранее исследования (в частности, на примере валютного курса рубля [1]), также показали достаточно хороший отклик данных величин на временных интервалах в один-два месяца.

изменения валютного курса прямо связаны с изменениями

внутренних цен.

Безусловно, нельзя обойти вопрос о моделировании (и таргетировании на практике) номинального валютного курса только на основе счетов баланса текущих операций без учёта счёта движения капита — ла. Несмотря на взгляды некоторых политиков (в прошлом секретарь Казначейства США Пол О’Нил, к примеру, заявил, что «баланс текущих операций – бессмысленное понятие»), этот уровень рассмот — рения представляется достаточно важным. М. Обстфельд [18] вполне обоснованно считает: «большие дисбалансы [баланса текущих операций] сигнализируют о необходимости больших, а возможно и рез — ких изменений реального валютного курса в будущем, которые будут иметь нежелательные полити- ческие и финансовые последствия, благодаря несовершенству внутренних и международных рынков активов» и «баланс текущих операций даже для развитых стран остается важным».

При этом C. Эдвардс [9] отмечает, что бедные страны страдают от неожиданных изменений баланса текущих операций чаще. Подтверждением также является работа А. Хусейна, А. Моди и К. Рогоф — фа [10], показавших существенные колебания сальдо счёта баланса текущих операций в зависимости от уровня развития экономики.

Поведение инвесторов и потоки по счетам платёжного баланса в модели динамики валютного курса

Важно отметить, что рост и повышение спроса на национальную валюту, дополненный уменьшени-

ем предложения иностранной, обусловлен следующими реальными и психологическими факторами:

– осознаваемыми и ожидаемыми эффектами импортозамещения;

– улучшением инвестиционного климата за счёт увеличения роста экономики и притока портфель-

ных и прямых инвестиций;

– опасениями инвесторов относительно повышения учётной ставки для сдерживания экономики от перегрева;

– улучшением общего психологического настроя участников рынка, связанным с положительными перспективами курса.

определённый как и (4.1) симметрично для валютных курсов вовлечённых в рассмотрение стран. Поясним, что величина притока является функцией, возрастающей по реальному совокупному

продукту (международные инвесторы и спекулянты хотят купить его часть в своих ценах по вышеука — занным причинам) и по условиям торговли. Объяснение последнему кроется в том, что при падении национальной валюты (соответственно увеличении валютного курса) улучшаются инвестиционные условия для нерезидентов, что подтвердили недавние исследования по Японии и США, а также ряду других стран.

Чтобы учесть возможные отличающиеся величины откликов на изменения реального валютного курса и совокупного производства, представим исходные зависимости в следующем виде:

Теперь можно указать экзогенные переменные в модели. В (9) и (13) ими являются уровни цен Р, Р* и совокупные продукты Q и Q* в странах данного двустороннего валютного курса. Другими важ — нейшими детерминантами поведения валютного курса являются показатели движений капитала между странами, .,определённые величинами

Изменения валютного курса прямо связаны с изменениями внутренних цен. То есть любые мероп — риятия властей по увеличению денежной массы приведут к оттоку части средств на валютный рынок и пропорциональному повышению курса. С другой стороны, при регулировании валютного курса Цент- ральным Банком целесообразно проводить изменения его в прямом соответствии с динамикой внутрен — них цен (особенно это подходит к режиму т. н. плавучей привязки). Также видно, что валюта дорожает при увеличении зарубежных цен, что отражает симметричность ситуации.

Таким образом, одним из факторов, определяющих средне — и долгосрочное движение номинального валютного курса, является дифференциал инфляции между странами

По построению показатели  и могут служить мерой международной мобильности капита — ла – большая их величина соответствует большей мобильности соответствующих межстрановых по- токов. Именно эти показатели отвечают за огромные изменения рыночных валютных курсов, происхо — дящие вследствие взрывных изменений по счёту движения капитала, выражающиеся в спекулятивной атаке на национальную валюту. Во многом это вызвано нестабильностью политической ситуации, па — ническими настроениями инвесторов и т. д. – ситуацией, характерной для посткризисной России, де- вальвировавшей свою национальную валюту в 1998–1999 гг. более чем в четыре раза, что сопоставимо с результатами девальваций Индонезии (73,8%) и Южной Кореи (48%), а также недавней, хотя и не столь серьёзной, но достаточно быстрой девальвации сентября 2008– февраля 2009 гг.

Предыдущие построения исходили из постоянства параметров. Рассмотрим временную за — висимость (причём в качестве одного изи факторов данная функция может отражать разницу в процен — тных ставках (di(t ), t ) . Аналогично рассмотренной выше, (di(t ), t ), (i(t)-i*(t)): это не столько вели — чина, отражающая мобильность капитала, сколько показывающая степень давления на национальную валюту инвесторов и спекулянтов с обеих сторон, выражающая увеличение предложения националь — ной валюты и уменьшение предложения иностранной:

При прочих равных условиях (P, P*, Q, Q* являются константами), курс e (t) будет возрастающей величиной по t, что отражает рост курса при бегстве из национальной валюты, некомпенсированном действиями Центрального Банка.

Материал взят из: Журнал «Вестник Финансовой академии» № 5 (59) 2010 год

(Visited 6 times, 1 visits today)