Исследование чешско-русских литературных взаимосвязей на современном этапе и место в них А. А. Фета

Главная » Филология » Исследование чешско-русских литературных взаимосвязей на современном этапе и место в них А. А. Фета
Филология Комментариев нет

В статье исследуется проблема изучения чешско-русских литературных взаимо — связей на современном этапе (начало XXI века) и иллюстрируется непростая судьба творческого наследия А. А. Фета в современной Чехии. Дается обзор современных кри — тических отзывов о поэте, анализируются причины игнорирования русской поэзии в современной Чехии, отсутствия современных чешских переводов А. Фета и отдельных крупных изданий о творчестве русского поэта в Чехии.

This paper deals with the problem study the Czech — Russian literary relationship at the present stage and illustrates the difficult fate of the creative heritage of A. Fet in the modern Czech Republic. It provides an overview of the modern Czech contemporary critical reviews about him, analyses the causes of ignoring Russian poetry in the modern Czech Republic and absence any selected publications about A. Fet.

Ключевые слова: чешско-русские литературные взаимосвязи XXI века, чешские и русские центры по изучению чешско-русских литературных отношений, восприятие, переводы А. Фета на чешский язык, русская литература в чешских переводах.

Key words: the Czech-Russian literary relationship of XXI century, Czech and Russian centers for the study of Czech-Russian literary relationship, perception, translation version of the poetry of Fet into Czech language, Russian literature in Czech translations.

Конец XX века представлял литературную Россию в Чехии именами, ранее не опубликованных русских авторов, которые для поколения чехов, изучавших русский язык и русскую литературу в школе в качестве обяза — тельного предмета, представляли несомненный интерес. Кроме того, в конце века в сознании как чехов, так и русских людей шло переосмысле — ние уходящей истории с ее политическими и общественными событиями, что дало право на существование литературе, посвященной культу лично — сти, биографиям известных политиков и общественных деятелей, ранее не допущенной к печати научной и псевдонаучной литературе.

Итог тому, что интересовало, что переводили и читали чехи после

знакового для чешской истории 1989 года, подводит Н. Волкова в своей статье «Заложница истории. Русская литература в Чехии», вышедшей в журнале «Знамя» в 2009 году в рамках проекта «Расширение взгляда: кого из современных русских писателей переводят в мире» [1, с. 188 – 192]. Нам она представляется наиболее подробным экскурсом в этой области.

© Корзинина А. А., 2013

Н. Волкова, являясь доктором филологических наук и работая в Карловом Университете в Праге, дает подробный обзор переводов из русской литера — туры на чешский язык, перечисляя и современных чешских переводчиков.

Восприятие русской литературы в 90-е годы складывается, как мы

уже говорили, из переводов (а переводят Б. Пастернака, М. Булгакова, В. Шаламова, А. Солженицына, А. Платонова, И. Бунина), то есть все вни — мание переводчиков обращено на ранее запрещенную режимом русскую прозу. Очевидно, что в этот период было не до переводов поэзии, что, как известно, требует высшего мастерства переводчика. Кроме того, не будем забывать и о коммерческой составляющей переводной литературы: сферу интересов читателей формируют в 90-е годы уже издательства.

При этом большое влияние приобретают интернет издания: журналы, созданные во всемирной паутине, не нуждаются в коммерческом одобре- нии издателей и обладают наибольшей свободой выбора переводческого материала. Из новейших интернет изданий, имеющих и печатные аналоги, которые занимаются вопросами взаимосвязей литератур, назовем чешские журналы Texty (главный редактор Р. Кочик) и Logr (главный редактор

М. Добрый). Создателями такого рода изданий, как правило, являются мо — лодые филологи, закончившие или заканчивающие чешские философские факультеты, испытывающие потребность писать, сравнивать, публиковаться.

Обратимся к восприятию русской поэзии в современной Чехии в це — лом: та же Н. Волкова, ссылаясь на опрос, проведенный ею среди крупных чешских издательств, говорит о катастрофическом положении переводов из русской поэзии. Можно найти переводы из И. Бродского, В. Высоцкого, Б. Окуджавы, А. Галича, Е. Евтушенко, Б. Ахмадуллиной, А. Вознесенско — го, Е. Рейна и ничего из классиков русской поэзии. На вопрос к издателям, почему не переиздают хотя бы классиков, не говоря о том, что множество современных русских поэтов не знакомы чехам, получаем ответ: поэзия – дело коммерчески проигрышное. На помощь опять приходит интернет, ко-

торый занял уже передовые позиции в области межкультурной коммуни — кации как свободно-независимый инструментарий в стирании межкультурных границ и сближении наций.

Отдельную роль в современных чешско-русских литературных отно — шениях играют учебники, хрестоматии и словари по русской литературе, издававшиеся весьма скромно и скудными тиражами, однако, все же сыг — равшие свою, теперь уже ознакомительную, роль. Так, в 2009 году издана

«Хрестоматия русской литературы» (автор С. Михлова) [9], которая заново знакомит современного чешского читателя с русской литературой. Весьма интересна подборка авторов и организация книги: авторы расположены не в хронологическом, а в алфавитном порядке (так, за Ф. Абрамовым, на — пример, следует Аввакум, а далее А. Аверченко), что создает весьма раз — нообразное (нескучное) представление о многообразии русской

литературы для чешского обывателя. Кроме того, сама подборка русских авторов должна быть весьма интересна чешскому читателю на переломе

XX – XXI веков: здесь можно познакомиться с С. Довлатовым, В. Пелеви — ным, В. Сорокиным, наравне, конечно, с А. Пушкиным и М. Лермонтовым, Ф. Достоевским и А. Чеховым, так хорошо знакомым чехам. Внимание уде — ляется русским авторам, писавшим для детей: В. Берестову, К. Чуковско — му, С. Маршаку, Б. Житкову, Д. Хармсу. Ну и, конечно, тем авторам, которые уже не одно десятилетие представляют живой интерес для чеш — ского читателя: О. Мандельштам, В. Набоков, И. Бродский, А. Битов, В. Шукшин, А. Солженицын. В хрестоматии даны, кроме кратких биогра — фических сведений об авторах, фрагменты из произведений на чешском языке, а также ссылки на интернет страницы, содержащие более подроб — ные сведения о данном авторе, что представляется наиболее ценным в ус — ловиях современной коммуникации. Таким образом, именно такого рода издания, привлекающие своей организацией и подачей материала совре — менного читателя, имеющего уже так называемое клиповое сознание, иг — рают ведущую роль в ознакомлении и продвижении русской литературы в целом и, в особенности, современной русской литературы в Чехии. Фета среди выше перечисленных авторов в составе хрестоматии мы не обнару — живаем. Несмотря на то, что автор — составитель издания – русская эмиг — рантка в Чехии, она не берет во внимание имя крупного русского поэта – классика и не представляет его чешскому читателю.

Мода среди издателей на переводную славянскую литературу в Рос — сии в начале 2000-х годов вызвала небывалую волну переводов собственно из современной чешской литературы. Самым издаваемым на русском язы — ке в этот период был М. Кундера. Однако, такой небывалый интерес к сла — вянским литературам (в этот же период, наравне с переводами М. Кундеры, например, очень много издавали переводы с сербского произ — ведений М. Павича), вызвал поток некачественных (непрофессиональных) переводов (когда, например, переводчик с чешского опускает сложные для перевода абзацы оригинального текста). А, кроме того, коммерческая вы-

года изданий переводов чешской современной литературы побудила и к изданию книг, стилизованных под чешских авторов.

Так, в начале 2000-х годов широкую литературную известность при — обрел якобы чешский автор Иржи Грошек, дебютировав на литературном поприще первым романом предполагаемой трилогии «Легкий завтрак в те — ни некрополя» (2001). Роман стал бестселлером в Чехии и был переведен на восемь европейских языков (в том числе и на русский). Выход книги вызвал небывалый отклик среди критики и журналистов, которые пыта — лись рассказать читателям, что Иржи Грошек – литературная маска, твор — ческий псевдоним и мистификация, согласно которой автор является известным чешским писателем и кинематографистом. Таким образом, этот, теперь можно сказать, успешный издательский рекламный ход вызвал не- бывалый интерес в России к литературной Чехии конца 90-х – начала

2000-х годов. Сами чехи много обсуждали Иржи Грошека как русского ав — тора, проявившего интерес к их стране [10].

Все современные издатели и переводчики, как в Чехии, так и в Рос — сии, говорят о кризисе переводческого мастерства, об элементарном отсут- ствии профессиональных переводчиков, а также, что представляется наиболее важным, редакторов и корректоров. Именно переводы стоят «на передовой» в вопросе литературных взаимосвязей, а отсутствие качествен — ных переводов или же отсутствие переводов как таковых того или иного чешского или русского автора, играют разъединяющую роль в современ — ных условиях, когда все внимание переводчиков и издателей обращено, прежде всего, на перевод и издание западной литературы.

Таким образом, для рядового читателя вопрос о современных чешско — русских литературных взаимосвязях может показаться мало перспектив- ным. Вопрос этот остается очень волнующим, так как им продолжали за — ниматься исследователи и переводчики на протяжении XX века очень активно. И сейчас, в начале XXI века, ученые работают не менее активно и в России, и в Чехии.

В России самую активную работу ведет по-прежнему Институт славя — новедения РАН (Москва), который издает единственное в стране периоди-

ческое научное издание журнал «Славяноведение», посвященный истории, культуре, литературе и языкам славянских народов. Одним из основных направлений научных исследований Института славяноведения занимается Отдел истории славянских литератур, во главе с Н. Н.Стариковой. До

2011 года он назывался «Центром истории славянских литератур до

1945 года» и возглавляла его д. ф.н. Л. Н. Будагова. Основные направления исследований Отдела – это исследование теории и истории развития лите — ратур западных и южных славян с IX до середины XX века (с акцентом на изучение специфики общего литературного процесса в западно — и южно — славянском регионе, а также отдельных литературных эпох, стилей, на — правлений). Одним из ведущих направлений является исследование литературных связей, их функции и роль в интеграции и дифференциации

литератур.

Особое место в исследовании чешско-русских и русско-чешских ли — тературных взаимосвязей принадлежит Л. Н. Будаговой. Ее научный инте — рес лежит в области изучения чешских и словацких поэтов от К. Г. Махи и Ф. Шрамека до В. Незвала и Я. Сейферта, а также особенности развития литератур западных и южных славян (конец XIX – первая половина XX в.). Будагова исследует творчество виднейших представителей европейского и чешского авангарда, изучает специфику славянского модерна и чешского сюрреализма. Она участвовала в публикации на русском языке произведе — ний многих чешских писателей в качестве автора предисловий и коммен — тариев, является инициатором проведения множества славистических конференций и редактором многочисленных трудов и сборников, а также является автором концепции трехтомного труда «История литератур за-

падных и южных славян» [4].

Другим не менее активным ученым-исследователем в области исто — рии славянских литератур и межславянских литературных связей, по-прежнему, остается д. ф.н., профессор, главный научный сотрудник Центра истории славянских литератур С. В. Никольский. Он изучает сла — вянские литературы эпохи национального Возрождения и проблемы ро — мантизма, вопросы художественной структуры в литературе XX века, поэтики, научной фантастики, сатиры, взаимодействия жанров. Значитель — ное число работ С. В. Никольского посвящено творчеству Й. Волькера, К. Чапека, Я. Гашека.

Институтом славяноведения в рамках серии «Slavica et Rossica» в

2007–2011 годах были выпущены книги «Славянский мир в глазах Рос — сии», где в отличие от большинства работ по русско-славянским связям, был рассмотрен встречный интерес России к истории и культуре родст — венных этносов; а также книга «Россия в глазах славянского мира», в ко — торой рассматривается отношение славянских народов к России от средневековья до середины XX века.

Другими крупными российскими центрами по изучению чешско-

русских литературных взаимосвязей являются кафедры славянской фило — логии в Московском университете и университете Санкт-Петербурга. В Московском университете активно ведет работу Центр по изучению сла — вянских литератур под руководством крупного специалиста профессора А. Г. Машковой, на кафедре славянской филологии Санкт-Петербургского университета в области исследования чешско-русских литературных от — ношений работают такие ученые как И. М. Порочкина (в своей научной деятельности И. М. Порочкина преимущественное внимание уделяет меж — литературным контактам, судьбам российской эмиграции в Чехословакии, связям Т. Г. Масарика с Россией; ею опубликовано в русской, чешской и сербской печати свыше 200 работ); Т. Е. Аникина, Н. К. Жакова (под ее ру — ководством ведется научная работа в секции «Андреевские чтения. Сла — вянские литературы и литературные взаимосвязи», ежегодно собирающей в рамках Международной конференции в СПбГУ как отечественных, так и зарубежных ученых, занимающихся этим вопросом; по итогам конферен — ции выходят сборники трудов участников). Активную работу ведут моло- дые преподаватели-богемисты О. Сергиенко и Н. Штакельберг, уделяя внимание современным авторам.

Очень много делает в направлении развития чешско-русских взаимо — связей в целом, и литературных взаимосвязей в частности, Общество братьев Чапеков в Москве и в Санкт-Петербурге, образованное в 1995 го — ду. Общество занимается изучением и популяризацией гуманистического творческого наследия братьев Йозефа и Карела Чапеков, а также чешской культуры в целом.

Отдельно следует отметить творческую и научную работу члена Об-

щества, кандидата филологических наук, почетного доктора Пражского университета, члена Союза писателей Санкт-Петербурга О. М. Малевича

(1924–2013). Его жизнь была связана с изучением литератур Чехии и Сло — вакии, в том числе – русской литературы, пережившей в Чехословакии ис — тинный расцвет между войнами. Итоговой работой О. Малевича над этой темой можно считать двухтомник «Поэты пражского “Cкита”» [5]. Однако прежде всего О. Малевич – литературовед-богемист и поэт-переводчик. Он учился на кафедре славянской филологии Ленинградского университета, а в 1961–1962 годах был стажером Карлова университета в Праге на кафедре чешской литературы. В 1964 году защитил кандидатскую диссертацию

«Раннее творчество Карела Чапека». В 1968 году принят в Союз писателей СССР. Постоянно занимался переводческой работой, уделяя внимание как классике, так и современной литературе [2].

В Чешской Республике работу по изучению чешско-русских взаимо-

связей осуществляют несколько центров: кафедра русистики (Институт славистики) на философском факультете университета им. Т. Г. Масарика в г. Брно, Карлов университет в Праге, кафедра славистики университета им. Палацкого в г. Оломоуц, кафедра русистики на педагогическом факультете университета г. Градец Кралове и университет в г. Ческе Будейовице. Са — мым крупным центром является Институт славистики на философском фа — культете университета им. Т. Г. Масарика, который возглавляет профессор Иво Поспишил. Он является также председателем Чешской Ассоциации славистов и Славистического общества Франка Вольмана. Область его на — учных интересов составляют, помимо прочего, теория и история русской литературы, теория и история славянских литератур, русский роман. Там же работает очень активно профессор Д. Кшицова, которая занимается чешско-русскими связями в области литературы и изобразительного ис — кусства, а также русской литературой в европейском контексте. В области теории и истории русской литературы много работает Йозеф Догнал.

Институт славистики под руководством И. Поспишила выпускает ре — цензированный научный журнал Slavica Litteraria, который публикует ли- тературоведческие статьи в области славистики. Также под редакцией

Й. Догнала, Д. Кшицовой и И. Поспишила в институте выходит сборник Litteraria Humanitas, большое внимание в котором уделено публикациям исследований в области русской литературы. Например, отдельные тома

были посвящены А. С. Пушкину, Н. В. Гоголю, А. Н. Веселовскому.

Кафедры русистики университетов в городах Оломоуц, Градец Кра — лове и Ческе Будейовице преимущественно занимаются лингвистикой, од- нако следует отметить активную работу отдельных славистов,

занимающихся чешско-русскими литературными взаимосвязями. На ка — федре русистики философского факультета г. Оломоуца под руководством профессора М. Заградки на протяжении многих лет велись работы по изу-

чению чешско-русских и русско-чешских литературных связей, особенно советского периода. Совместным трудом этого коллектива в 2008 году бы- ла выпущена знаковая для исследователей русско-чешских и чешско — русских литературных взаимосвязей книга «Словарь русско-чешских лите — ратурных отношений» (Slovník rusko-českých literárních vztahů) [14].

О. Рихтерек (университет г. Градец Кралове, педагогический факуль — тет) – ученый, занимающийся вопросами русской литературы, с 2002 года выпускает сборник трудов по материалам международных конференций

«Диалог культур». Он же является членом редакционного совета журнала

«Slavica Litteraria» в институте славистики г. Брно. В университете г. Ческе

Будейовице активно работает в области наших связей З. Матеушова.

В столичном Пражском университете после 1989 года работа на ка — федре славистики сконцентрирована преимущественно в области лингвис — тики и переводоведения, в последнее время встречаются труды, опубликованные в научных сборниках по компаративистике, где в качест — ве компонента можно встретить русский литературный след, но это, к со — жалению, лишь частные случаи. Картина того, что переводят и, что изучают, весьма разнится. Однако надо отметить, что это все старые мас — тера, а молодых больше занимает компаративистика в современном пони — мании, когда все сравнивается со всем.

Очень активную работу ведет в Праге Славянская библиотека (в со-

ставе Национальной библиотеки Чешской республики). Так, в 2003 году был проведен коллоквиум, являющийся совместной работой Славянской библиотеки и Клуба русистов Общества переводчиков, посвященный юби — лею выдающегося чешского ученого И. Гонзика. Главной темой коллок — виума являлась русская литература Серебряного века, поскольку она составляла основной научно-исследовательский интерес ученого. В

2004 году Славянской библиотекой был опубликован сборник к 80-летнему юбилею И. Гонзика «Серебряный век русской литературы» [11].

Пропагандой русской культуры занимается также Клуб русских эмиг — рантов в Моравии, который организовывался как сообщество тех, кто уе — хал из России, но продолжает отождествлять себя с русской культурой. Их работа давно перешла за рамки сообщества. Она сосредоточена на науч — ной, пропагандистской, просветительской деятельности на уровне куль — турных, литературных чешско-русских взаимосвязей.

Подводя итог, можно сказать, что чешско-русские литературные от — ношения в XX веке переживали расцвет, что было вызвано, конечно, тем фактом, что Чехословакия входила в соцлагерь и имела поддержку СССР во многих культурных, научных и литературных сферах. Развивалось в этот период очень активно преподавание чешского языка в Советском Союзе, а в самой Чехословакии русский язык был просто обязателен к изу — чению в общеобразовательных школах. Интерес ко всему русскому был, с одной стороны, насаждаем, а с другой, это был естественный процесс, ибо тяготение к большим культурам и литературам свойственно малым наро — дам. Если близость чешской литературы к немецкой понятна в XIX веке (это объясняется и тем, что Чехия была в составе государства Австро — Венгрия), то в послевоенные годы, а затем и на протяжении XX века нем- цы в сознании народа-победителя были врагами, и чехи обратились (или

были обращены) к русской культуре. В конце XX века, когда и Советский Союз распался, и Чехословакия прекратила совместное существование, весьма естественен процесс «замкнутости на себе». Каждая нация пытается разобраться в том, что привело к событиям новейшей истории, отсюда и отсутствие взаимного интереса, а как следствие, в нашем случае, отсутст — вие переводов из классической русской и чешской литературы. Большой читательский спрос имеет историческая или псевдоисторическая литера — тура о деятелях и вождях, делавших эту историю, как в Советском Союзе, так и в Чехословакии. И, конечно же, все, что было запрещено к публика — ции режимом, в этот период вызывает огромный интерес издателей и чита — телей (а это, прежде всего, западная «капиталистическая» литература и авторы, запрещенные режимом в самой стране или же соотечественники — эмигранты, публиковавшиеся на Западе).

В начале XXI века Германия, уже реабилитировавшая себя в глазах мировой общественности, опять заняла лидирующие позиции среди куль- турных, научных и литературных интересов чехов. Теперь, как это и было до советского периода в истории Чехии, все новшества, новинки научной и литературной сферы чехи получают в основном через немецкий язык и пе — реводы с немецкого. Так, в 2009 году вышла книга на немецком языке о А. А. Фете, которая заняла достойное место в каталоге Национальной биб — лиотеки в Праге, наряду с новинками, вышедшими на русском языке в России в первое десятилетие XXI века [12].

В XX веке поэзия Фета переводилась на европейские языки (немец-

кий, итальянский, английский, болгарский, чешский) достаточно активно. В начале XXI века уже существуют новейшие переводы на английский, немецкий, итальянский, испанский (с 2001 по 2012). Переводов Фета на чешский язык, изданных отдельной книгой, или же новейших переводов отдельных стихотворений нет. Последний перевод стихотворений Фета на чешский язык датируется 1996 годом [7]. При таком внимательном отно — шении в последнее время к творчеству А. Фета в России, где среди литера — туроведов и исследователей наблюдается переосмысление точек зрения на само имя русского поэта и, тем более, на его творчество, выявляется его влияние на отечественную поэзию в целом, остается открытым вопрос о таком невнимании к крупному русскому лирику со стороны чешских кол — лег, которые в разные периоды все же оставались верны русской поэтиче — ской классике. И наряду с крупными русскими поэтическими именами Пушкина и Лермонтова всегда были внимательны к творчеству других русских поэтов, переводя их отдельные стихотворения и упоминая их име — на в своих исследовательских работах. Таким образом, отсутствие новей — ших переводов лирики Фета может быть связано с тем, что все новейшие переводы А. Фета на европейские языки – это поступательная односторон — няя российская работа, поскольку все книги вышли в рамках проекта Цен-

тра книги Рудомино. Подобной чешской работы на сегодняшний день нет. Хотя об интересе к современным русским исследованиям творчества А. Фета среди чешских ученых говорит наличие русских книг, изданных в

2000-е годы, в каталоге Национальной библиотеки в Праге, что позволяет думать о том, что и для чешских исследователей эта научная ниша пред- ставляет собой большой потенциал.

Что касается исследований, то судьба А. Фета как русского классика в

Чехии начала XXI века совсем иная. В 2005 году М. Заградка в своей книге

«Русская литература XIX века в контексте европейских литератур» [13] посвящает Фету раздел в рамках разговора о русской поэзии второй половины XIX века. Это первое упоминание имени русского поэта в науч- но-исследовательской литературе Чехии в начале века после длительного игнорирования имени поэта в чешских литературоведческих трудах. А да — лее в 2008 году имя Фета вошло в состав «Словаря русско-чешских лите — ратурных отношений, где ему посвящена отдельная статья [14, с. 77 – 78]. Чешские исследователи упоминают имя Фета, говоря в целом о русской поэзии: ссылка на имя Фета была обнаружена в работе О. Рихтерека

2012 года «Русская поэзия как феномен чешского перевода» [6, с. 7], а также в лекциях по компаративистике И. Поспишила [8].

В заключение иллюстрируем новейшее восприятие чехами России, русской культуры и литературы цитатой из интервью Иво Поспишила, данного русскому литературному журналу «Парус»: «В целом, Россия ос — тается для нас во многом экзотической страной‚ страной парадоксов и аб — сурдов <…> Но вместе с тем Россия является центром особой цивилизации‚ культуры и искусства‚ который связан с Европой‚ но и отли — чается от нее историческими судьбами, а также близостью к Азии. <…> В нашем прошлом больше положительного, чем отрицательного <…> в ос — новном, несмотря на всевозможные противоречия‚ Россия у нас восприни — мается положительно: как страна специфической культуры‚ которая близка нам и интуитивно понятна. Всё это дает нам право характеризовать проблему чешского отношения к России, открытой для новых перспектив взаимного доверия» [3].

Материал взят из: Вестник Ленинградского государственного университета имени А. С. Пушкина № 4 (Том 1)-2013

(Visited 1 times, 1 visits today)