ГЕНЕЗИС ДЕТСКОГО ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО РОМАНА ФРГ*

Главная » Литература » ГЕНЕЗИС ДЕТСКОГО ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО РОМАНА ФРГ*
Литература Комментариев нет

В статье рассматривается становление и развитие современного дет — ского психологического романа ФРГ, происходившее под влиянием дет — ской литературы Скандинавских стран. Отличительными особенностями детского психологического романа ФРГ являются расширение тематики и появление новых форм повествования, его сближение с литературой для взрослых.

Ключевые слова: влияние детской литературы Скандинавских стран, негативная картина детства и образа ребенка, тематика, проблематика, от — личительные особенности детского психологического романа ФРГ, клас — сические примеры детского психологического романа ФРГ.

Как отмечают известные исследователи немецкой дет — ской литературы Г.-Г. Еверс1 и В. Штеффенс2, детский психологи — ческий роман ФРГ возник в конце 70-х годов XX в. и достиг апогея своего развития в 80–90-е годы XX в. Его генезис восходит к дет — ской литературе Скандинавских стран, в частности к норвежской литературе. Основоположником детского психологического романа признан норвежский писатель Тормод Хауген, оказавший большое влияние на писателей ФРГ. Традиция психологического детско — го романа была продолжена такими известными писателями ФРГ, как Петер Хертлинг, Кирстен Бойе, Гудрун Мебс, и другими. В их произведениях подробно описывается внутренний мир ребенка, его психическое состояние, размышления, переживания; особое внимание писатели обращают на процессы, связанные с формированием личности ребенка.

Классиком детского психологического романа в Норвегии при- знан Тормод Хауген, написавший в 1975 г. известный психологиче — ский роман «Die Nachtvögel» («Ночные птицы»), за который он в

1976 г. был удостоен Норвежской литературной премии и в 1979 г. Немецкой литературной премии. Кроме того, в 1990 г. ему была присуждена международная литературная премия имени Ганса Кристиана Андерсена за выдающиеся достижения в области дет — ской литературы.

Судя по оценке жюри, роман Т. Хаугена стал интересен, прежде всего, не освещенной в детской литературе темой страха и его пре- одоления3.

В романе «Ночные птицы» две сюжетные линии, раскрывающие

тему страха. Первая сюжетная линия изображает страхи ребенка, связанные с проблемами в семье, в частности с отцом. Отец Йоахи — ма имеет проблемы личностного характера. Он – слабая личность, не умеющая преодолеть психологические проблемы профессии учителя и испытывающая страх перед ней. Вторая сюжетная линия изображает страхи ребенка, возникающие из-за общения с детьми, в основном из неблагополучных семей, поведение которых отличает — ся агрессией и жестокостью. Писатель описывает внутренние пере — живания ребенка, его стремление побороть страх, а также процесс его становления как личности.

В романе изображена безрадостная картина детства. Образ ре — бенка скорее негативен. Дети – жестоки и агрессивны. Они испы — тывают страх перед проблемами взрослых, школой и сверстника — ми. Психика детей травмирована. Они одиноки и не имеют друзей. Кроме того, дети совершают криминальные поступки. С точки зре — ния психологии дети испытывают синдром эмоционального дефи — цита, который, как правило, имеет компенсаторные возможности. Не получая достаточного внимания и любви в семье, дети становят- ся агрессивными и жестокими (Роджер и его сестра Сара, Юлия и ее подруга Тора).

Освещая психологические проблемы детей, Т. Хауген намеренно сгущает краски. Тем самым он хочет подчеркнуть, что современные дети живут не в каком-то изолированном детском мире, а в одном мире со взрослыми. Поэтому они вынуждены вплотную сталкивать — ся с проблемами взрослых. Но поскольку взрослые не всегда могут найти выход из сложных жизненных ситуаций, детям не приходит — ся ждать от них помощи, а решать свои проблемы самостоятельно, то есть взрослеть намного раньше, чем это могло бы быть.

240

Генезис детского психологического романа ФРГ

Главный герой романа – восьмилетний Йоахим Мо, чувстви- тельный ребенок с неустойчивой психикой, вследствие чего он подвержен страхам. Уже в первой главе романа описывается больное воображение Йоахима. Возвращаясь из школы и входя в подъезд своего дома, он испытывает страх перед банальными си — туациями. Например, перед темным пятном на лестнице. Проходя мимо него, мальчик проговаривает заклинание «Lorum, lirum, rei, ich bin frei!» («Lorum, lirum, rei, я свободен»), чтобы подавить чув — ство страха4.

Следующим психологическим препятствием для него оказы-

вается квартира Фрау Андерсен. Перед ней Йоахим всегда съежи — вается, так как глазок на двери ее квартиры похож на глаз ведьмы, наблюдающий за всеми проходящими. Миновав квартиру «ведь — мы», Йоахим пробегает мимо квартиры Карлсена. Его он тоже бо — ится из-за сросшихся бровей, похожих на щетку, и грубого голоса. Рядом с Карлсеном находится квартира с табличкой «Skogli». Йоа — хим никогда не видел, чтобы из этой квартиры кто-то когда-нибудь выходил. За дверью всегда было тихо. Йоахиму казалось, что за дверью живет что-то огромное, черное и опасное с огромными раз — вевающимися ушами: «Etwas Großes, Schwarzes und Gefährliches mit riesigen Flatterohren»5. Быстро приложив ухо к двери, он бежал на

следующий этаж, где находилась его квартира, на которой висела

табличка с надписью «Tor Erik, Linda und Joachim Mo». Преодолев все «препятствия» на пути домой, Йоахим пытается бороться с чув — ством страха, которое постоянно его сопровождает.

Центральная тема романа – страх и его преодоление – раскры — вается в тринадцатой главе и в последующих главах. В ней описы — ваются галлюцинации Йоахима, вызванные его страхом перед тем — нотой. Вечером, когда выключается свет и он остается один в ком — нате, ему кажется, что по комнате летают огромные черные птицы с открытыми клювами, которые вот-вот его заклюют: «Näher kamen sie und näher. Tausende! Die Nacht war voll von Vögeln. Das Dunkel be — stand nur aus Vögeln. Sein Zimmer platzte vor lauter Vögeln. Sie wollten ihn erwischen»6. («Они приближались все ближе и ближе. Тысячи!

Ночь была полна птиц. Его комната трещала от птиц. Они хотели

заклевать его».)

Йоахим убежден, что ночные птицы живут в старом платяном шкафу, стоящем в его комнате. По ночам он постоянно слышит, как птицы царапают дверь шкафа или ударяются о нее. Справиться со страхом перед темнотой Йоахиму помогают любящие его родите — ли. Они оставляют свет в коридоре, привязывают колокольчик над его кроватью, не оставляют его одного в комнате перед сном, от — дают ему ключ от шкафа, чтобы он мог «запереть» ночных птиц и

241

В. П. Боголюбова

у него появилась уверенность в том, что он в безопасности. Однако родители Йоахима осознают, что основной причиной нервного со — стояния сына и его страхов являются проблемы их семьи, в част — ности отца.

Т. Хауген представляет в своем романе нетрадиционный образ отца. Вместо сильной личности перед читателем предстает отец, не справляющийся со своими собственными проблемами. Учитель по профессии Тор Эрик Мо психологически не готов преподавать в школе и испытывает страх перед учениками. Имея проблемы личностного характера, отец Йоахима не знает, как их решить. Он прибегает к самому простому решению, которое свойственно боль — ше детям, чем взрослым, – уйти от проблем. Исчезая всякий раз из дома и не предупреждая никого о том, где он находится, он перекла — дывает свои проблемы на плечи жены и маленького сына.

Автор романа обращает внимание читателя на то, что психиче — ское состояние ребенка находится в прямой зависимости от клима — та в семье. Если в семье есть проблемы, то они отрицательно ска — зываются на состоянии ребенка. И тогда нервная система ребенка дает сбои. В исследуемом романе описаны страхи ребенка, которые он испытывает перед проблемами взрослых, и как следствие – гал — люцинации по ночам: «Heute Abend waren die Vögel besonders unruhig. Sie kratzten mit ihren Krallen an der Tür. Das taten sie vermutlich, weil Papa wer weiß wo war»7. («Сегодня птицы были особенно беспокойны.

Они царапались когтями о дверь. Это они делали, вероятно, от того,

что папа был неизвестно где».) Приведенная цитата иллюстрирует нервное состояние Йоахима, причиной которого является его страх за отца. Не застав отца в доме после школы, Йоахим долго разыски — вал его, но так и не нашел.

Действие романа не растянуто во времени. Читатель становит- ся свидетелем того, как Йоахим постепенно преодолевает стра — хи, возникшие у него из-за проблем в семье и в общении с детьми. Однажды ночью он просыпается не от своих собственных галлюци — наций, а от громкого крика отца: «Plötzlich war jemand da, der noch lauter schrie als Vögel. Joachim fuhr hoch und saß hellwach im Bett. Es war Papa. Er schrie und schrie»8 («Вдруг здесь был кто-то, кто кричал еще гром-

че, чем птицы. Йоахим поднялся и сидел бодро в постели. Это был

папа. Он кричал и кричал»).

Наблюдая за поведением взрослого, который ведет себя как ре — бенок, Йоахим понимает, что ему никто не сможет помочь, что он должен сам преодолеть свой страх и ничего не бояться. На этой оптимистической ноте и заканчивается роман. У читателя возни — кает ощущение, что восьмилетний ребенок сможет поверить в себя и стать увереннее, поскольку роман закачивается обнадеживающей

242

Генезис детского психологического романа ФРГ

фразой: «Joachim schlief ein und die Nachtvögel waren still»9 («Йоа — хим заснул, и птицы вели себя тихо»).

Обращаясь к теме детства, писатели, как правило, обращаются к тем сферам жизни ребенка, в которых происходит формирование его личности. Такой средой является прежде всего школа, где ре — бенок должен научиться общению с детьми различных социальных слоев, а значит, столкнуться с их проблемами. Именно на общении и взаимоотношениях детей между собой Т. Хауген концентрирует свое внимание. В его романе речь не идет о нормальных детских взаимоотношениях, о детской дружбе и светлых детских эмоциях. Напротив, в нем изображены жестокие отношения детей 8–10 лет, для которых характерно агрессивное отношение друг к другу: «Alle wurden böse aufeinander und alle fürchteten sich von denen, die größer und stärker waren als sie. Alle hatten Angst vor Roger, auch Joachim, wenn gleich etwas weniger als die anderen»10 («Все злились друг на друга и все боя —

лись тех, кто был выше и сильнее. Все боялись Роджера, Йоахим

тоже, хотя и немного меньше, чем другие»).

Приведенная цитата иллюстрирует отношения детей между собой. Они настолько бесчеловечны, что возникает вопрос о при — чинах детской жестокости и агрессии. Обратимся к исследованиям немецкого психолога Эриха Фромма, который полагает, что дет — скую агрессию в определенном возрасте можно рассматривать как псевдоагрессию. По его мнению, между агрессией и самоутвержде — нием человека существует непосредственная связь: «Die Agression, die darauf abzielt sich durchzusetzen, <…> ist eine Grundeigenschaft, die in vielen Situationen des Lebens erforderlich ist»11. («Агрессия,

направленная на то, чтобы утвердиться, является основным свой-

ством, которое необходимо во многих жизненных ситуациях».) С Э. Фроммом нельзя не согласиться. Однако жестокое и агрессив — ное отношение детей друг к другу, описанное в романе, шокирует даже взрослого читателя.

Проанализируем теперь вторую сюжетную линию романа, свя- занную со страхами главного героя романа в общении с детьми. Йоахим испытывает сильный страх перед теми детьми, кто старше его, так как старшие дети постоянно избивают младших, издевают — ся или потешаются над ними. В романе описываются многие небла — говидные поступки отрицательных героев романа – Сары и ее брата Роджера, Юлии и ее подруги Торы, которые своим агрессивным по — ведением внушают детям страх.

Больше всего поражают криминальные поступки детей. «Лю — бимым занятием» Роджера является попрошайничество и воров — ство. Обладая определенными актерскими способностями и уме — нием перевоплощаться, он умело выпрашивает у прохожих деньги

243

В. П. Боголюбова

на сигареты или ворует их у собственной матери. Свои воровские способности он демонстрирует в магазинах сверстникам или детям младше его и заставляет их тоже воровать.

У сестры Роджера – Сары – больное воображение и потреб — ность врать. Она постоянно придумывает мистические истории про убийцу в подвале дома, «ведьму» Фрау Андерсен и другие, чем внушает Йоахиму страх и неуверенность в себе. Находясь некото — рое время под влиянием Роджера и Сары и испытывая постоянный страх перед ними, Йоахим находит в себе силы и оказывает им со — противление. Несмотря на давление, оказываемое на него Родже — ром, он отказывается воровать и обличает Сару во лжи. Таким об — разом, Йоахим преодолевает чувство страха, в результате чего гал — люцинации с черными птицами по ночам проходят и не беспокоят его больше.

Традиция психологического детского романа, заложенная Хау- геном, была продолжена такими известными писателями ФРГ, как Петер Хертлинг, Кирстен Бойе, Гудрун Мебс, и другими. Обратим — ся к некоторым произведениям немецкой детской литературы, ко — торые рассматриваются литературоведами как психологические романы.

К ним относятся ранние произведения П. Хертлинга «Oma» («Бабуля», 1975), «Ben liebt Anna» («Бен любит Анну», 1979). В романе «Бабуля» речь идет о дошкольнике по имени Калле, по — терявшего в автомобильной катастрофе своих родителей. Он живет в Мюнхене у своей бабушки Эрны Биттель, отважившейся в пожи — лом возрасте взять внука на воспитание. Оба героя романа находят — ся в непривычной для них жизненной ситуации, так как являются представителями разных поколений. Им приходится менять при — вычный образ жизни, привыкать друг к другу, проявлять внимание и терпение по отношению друг к другу.

Время повествования в романе охватывает пять лет. Автор с те — плым юмором описывает бытовые эпизоды из жизни Калле в доме бабушки и его впечатления. Мальчик постепенно привыкает к слож — ным условиям жизни с ограниченными возможностями, так как им приходится жить на маленькую пенсию бабушки. Калле познает ее уклад жизни, характер, привычки, то есть познает жизнь пожилого человека. Благодаря чему читатель знакомится с такими тематиче- скими доминантами романа, как жизнь–смерть, молодость–ста — рость. Эрна Биттель старается передать внуку свой жизненный опыт, воспитать в нем личность, напоминая ему постоянно о том, что до

100 лет она не доживет.

Роман «Бабуля» П. Хертлинга содержит два пласта повество — вания. Впечатления Калле передаются с помощью аукториального

244

Генезис детского психологического романа ФРГ

рассказчика (auktorialer Erzähler)12. Мысли, рассуждения, пережи — вания и сомнения бабушки сконцентрированы во внутреннем моно- логе (innerer Monolog). В романе «Бабуля» как бы звучат два го — лоса, что позже станет характерной композиционной особенностью психологического детского романа13. По мнению некоторых иссле — дователей немецкой детской литературы, в частности К. Ганзеля, романы П. Хертлинга «Бабуля» и «Бен любит Анну» не являются классическими образцами психологического детского романа, а но — сят только отдельные его черты14.

Классическим примером детского психологического романа является роман К. Бойе «Mit Kindern redet ja keiner» («С детьми никто не разговаривает», 2005). Благодаря необычной для детской литературы теме – самоубийству – он сразу же обратил на себя вни — мание читателей и исследователей детской литературы.

Роман состоит из двух частей. Повествование в нем ведется от лица девятилетней Шарлотты (Ich-Erzähler), рассказывающей о проблемах своей семьи, сложных взаимоотношениях родителей, болезни матери и ее попытке совершить суицид. В соответствии с законами психологического романа основное внимание в нем уде — ляется не описанию внешних событий, а анализу их последствий на психику ребенка, на его внутреннее состояние.

Композиционные особенности романа заключаются в том, что повествование ведется не в хронологическом порядке, а начинается как бы с конца, что больше характерно для детективного романа. Придя после школы домой, Шарлотта обнаруживает, что дома ни — кого нет, хотя ее обычно встречала мама.

«Als ich nach Hause gekommen bin, hat zuerst keiner aufgemacht. Ich hab geklingelt und geklingelt <…>. Da bin ich langsam böse geworden, weil man das von Mama schon erwarten kann, finde ich. Dass sie wenigstens zu Hause ist und einem die Tür aufmacht, wenn man aus der Schule kommt. Wenigstens das könnte man erwarten, wo sie schon sonst nichts tut und man sich schämen muss in der letzten Zeit»15 («Когда я пришла домой, мне

никто не открыл. Я звонила и звонила <…>. Тут я разозлилась, так

как это можно ожидать от мамы, подумала я. То, что она, по крайней мере, дома, и откроет дверь, когда приходишь из школы. Хотя бы это можно было бы ожидать, когда она вообще ничего не делает и за нее становится стыдно в последнее время»).

С этого эпизода начинается роман, все события которого восста — навливаются в воспоминаниях, мыслях и чувствах главной героини романа. Читатель постепенно узнает, что мама Шарлотты соверши — ла суицид, и реконструирует события в обратной последовательно — сти. Первая часть романа имеет рамочную структуру, так как начало первой главы и конец первой части романа абсолютно идентичны.

245

В. П. Боголюбова

Для анахронического повествования данного романа характерно наличие реминисценций (Rückblenden), в которых воспроизводят — ся все предыдущие события. Вспоминая свое когда-то счастливое детство, Шарлотта анализирует, когда мама стала нервной, забыв — чивой, неуверенной в себе; почему она стала употреблять таблетки, пить алкоголь и, наконец, хотела покончить собой. Читатель кон — статирует изменение ее отношения к матери: детская любовь пере — ходит в разочарование, страх, неприязнь и почти ненависть: «Ich war sowieso nicht mehr so gerne zu Hause»16, «Ich habe mich aber ganz steif gemacht, und dann hab ich mich losgerissen…»17, «Ich hab mich nicht getraut zu fragen, was denn eigentlich mit Mama los war, dass sie fremd geworden ist und so unheimlich»18, «“Mörder!”, und ich hab sie geschlagen und geschlagen…»19 («Я все равно неохотно была дома»,

«Я застыла, а потом побежала…», «Я не отваживалась спросить, что, собственно, случилось с мамой, почему она стала чужой и та — кой жуткой», «“Убийцы!”, и я ее била и била…»). Подробный анализ причин случившегося позволяет назвать повествование данного ро — мана аналитическим20.

Во второй части романа анализируются причины изменения ма-

тери. Шарлотта пытается понять, почему ее мама не хотела боль — ше жить. Ей даже кажется, что она в чем-то виновата: «Ich bin doch eigentlich nicht so eine schreckliche Tochter, bestimmt nicht. Aber ir — gendwas hab ich falsch gemacht. Sonst hätte Mama das doch nicht ge — tan»21. («Я уж не такая ужасная дочь, точно нет. Но что-то я сделала

не так. Иначе бы мама этого не сделала».) Шарлотта находится в

сильном душевном потрясении, но никто из взрослых, ни ее отец, ни ее бабушка, не обсуждают с ней случившееся. И только Сабина – мама ее подруги – разъясняет Шарлотте сложившуюся ситуацию и отвечает на все ее вопросы, после чего ребенок обретает душевное равновесие. События последней главы романа разворачиваются в больнице, куда Шарлотта приходит с отцом. Но конец романа оста — ется открытым, а дальнейшая судьба героев романа неизвестна.

Ярким примером детского психологического романа является роман Г. Мебс “Sonntagskind” («Воскресный ребенок», 1983). По — вествование в нем ведется от лица главной героини – восьмилетней девочки, не имеющей родителей и живущей в интернате для сирот. У девочки нет имени. Название романа указывает на день ее рожде — ния – воскресенье. Но в названии романа заключена, на наш взгляд, основная проблематика, указывающая на социальные проблемы общества и проблемы детей-сирот.

Главная героиня романа, как и все дети интерната, мечтает об — рести «воскресную маму» или «воскресных родителей», которые забирали бы ее из интерната хотя бы на воскресенье. Из-за непри-

246

Генезис детского психологического романа ФРГ

влекательной внешности ее мечта долго не сбывается. Но однажды в интернат приходит Улла Фидлер, незамужняя молодая женщина, похожая на подростка, и забирает девочку к себе домой. Спустя не — которое время она удочеряет ее. Внешних событий в романе «Вос — кресный ребенок» немного, но все они описаны через призму вос — приятия главной героини.

Подведем итоги. Итак, отличительными особенностями дет — ского психологического романа ФРГ являются расширение тема — тики и новые формы повествования. По сравнению с социально — критическими романами в психологических романах освещаются кризисные и конфликтные ситуации, в которых оказываются дети: развод родителей, смерть родственников, потери друзей, тяжелые болезни, усыновление, различные формы насилия22. Указанная те-

матика является инновационной для немецкой детской литературы

и позволяет сделать вывод о том, что в тематическом отношении психологический детский роман становится шире и сложнее, чем немецкая детская литература прежних этапов развития, и по своей сложности ничем не отличается от литературы для взрослых. Для психологического детского романа характерны такие техники по — вествования как внутренний монолог, часто переходящий в поток сознания; несобственно-прямая речь (erlebte Rede), частая смена места повествования, реминисценции (Rückblenden), быстрая сме — на времени повествования (В. Штеффенс, K. Ганзель).

Материал взят из: Научный журнал Серия «Филологические науки. Литературоведение и фольклористика» № 7(69)/11

(Visited 1 times, 1 visits today)