ФИЛОСОФИЯ НИЦШЕ В ИДЕОЛОГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА

Главная » История » ФИЛОСОФИЯ НИЦШЕ В ИДЕОЛОГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА
История Комментариев нет

Работы, анализирующие фашизм, и то влияние, какое оказал на него Фридрих Ницше, ведутся с момента самого его возникновения. Первые труды по данной проблеме были написаны ещё в 20-х годах ХХ в. Из советских историков – это Н. В. устрялов «Итальянский фашизм»[22], «германский национал-социализм»[21], написавший свои работы ещё в 1924 и 1934 годах соответственно. А. С. Бланк в работе «Из истории раннего фашизма в германии»[3] приходит к выводу, что идеи Ницше, в подправленном и приспособленном виде, были взяты на вооружение фашизмом. однако при добро — совестном и непредвзятом прочтении его трудов, пишет Бланк, становится ясно, что некоторые по — ложения из его наследия несовместимы с фашизмом. Например, Ницше высоко оценивал интеллек — туальные качества евреев, в отличие от фашистов. А. А. галкин в работе: «германский фашизм»[4], не считая Ницше выразителем стремлений фашизма, указывает на такие стороны философии Ницше, как антидемократизм, презрение к слабым, восхваление войны, и заключает, что Ницше способство — вал формированию атмосферы, благоприятной для фашизма. П. Ю. Рахшмир в работе «Происхож — дение фашизма»[18] пишет о Ницше как о «глашатае войны», воспевающего ценность войны, как создающей «элиту», которую Ницше противопоставляет «массе». П. Ю. Рахшмир считает, что Ницше не принадлежит первенство в этих вопросах, так как «теории, противопоставляющие элиту толпе, имеют древнее происхождение», обосновывая его кажущееся первенство в данных вопросах лишь

«литературным блеском» его работ. С. Ф. одуев в работе «Тропами Заратустры»[16] пишет о Ницше как о философе, оказавшем мощнейшее влияние на духовную и политическую жизнь германии, на — чиная с 1890-х гг., отразившем в своих трудах «кризис буржуазного духа», чьей философией умело воспользовался фашизм. Б. м. Бернадинер в работе «Философия Ницше и фашизм»[2] указывает на совпадение философии Ницше с идеологией фашизма по нескольким пунктам: расовые вопросы, го — сударственное устройство, культ войны и милитаризма, отношение к христианству, приходя к выводу о тождестве их конечных целей. Из западных историков – Й. Фест в работе «Адольф гитлер»[23] пи —

© горшков Ю. Е., 2011.

шет, что гитлер буквально не расставался с про — изведениями Ницше и мог цитировать большие отрывки из его произведений. отсюда Фест де — лает вывод о несомненном влиянии идей Ницше на духовный мир фюрера германского фашиз — ма. Вернер мазер в работе «Адольф гитлер»[9], напротив, приходит к выводу о поверхностном знакомстве фашистских лидеров с философией Ницше, слишком произвольном её толковании фашистами и фальсификации. Э. Нольте в труде

«Фашизм в его эпохе» считает, что Ницше пер — воначально трактовал своего «сверхчеловека» не как биологический вид, а как творца новой куль — туры, создающего новые ценности, но затем фи — лософ сознательно пришёл к «белокурой бестии» и расовому превосходству. Автор делает, на наш взгляд, правильный вывод, что «Ницше первый выразил ту духовную сущность, к которой дол — жен притягиваться любой фашизм» [15, 452].

Различия в трактовке некоторых сторон фашизма выражаются в разноплановости рас — смотрения данного феномена, его структурных компонентов и также нечёткости теоретических конструкций. об этом упоминают муссолини:

«Фашизм не был во власти заранее за столом вы — работанной доктрины» [10, 3] и Кодряну: «Дру — гой характеристикой нашего начинания, поми — мо прочего, явилось отсутствие программы» [8,

214]. отсутствие чёткой программы говорит о том, что фашизм не был выработан за столом, как политическая конъюнктура, ответ на требование сиюминутной политической обстановки, а поя — вился ранее, созданный развитием философской мысли второй половины XIX в. Что же касается германского фашизма, то его программа была слишком неопределённа и размыта, к тому же она была построена лишь на отрицании современной ему реальности, отрицании Версальского мира, отрицании установленных границ, отрицании либерально-демократических государственных институтов, антисемитизме и расизме. Подобная программа сама по себе не могла стать двигате — лем, способным перестроить немецкое общество, и позже в самой партии были попытки внести в программу значительные изменения [25, 90-101]. Также фашизм включал в себя элементы нацио — нализма и традиционализма, свойственные каж — дому конкретному государству, соответственно, имея схожесть в общих чертах, он обладал на — бором исключительных, национальных качеств, имеющихся у одних и не присущих другим. Не просто выявить и степень влияния ницшеанс —

тва на фашизм, на отношение фашизма к целому комплексу морально-нравственных, социальных, религиозных, политических вопросов, которые поднимал Ницше в своих работах, так как многие его высказывания зачастую изложены в повест- вовательно-притчевой форме эпоса.

Фашистская идеология состояла из элементов реакционной, консервативной мысли предшес- твующих времён. Враждебное отношение части европейской интеллигенции к демократическим институтам являлось результатом разочарования в деятельности прогрессивных сил, связанное с их структурными проблемами. Вторая половина XIX в. отмечена тенденцией появления идей, ко — торые в будущем будут питать фашизм. Х. С. Чем — берлен в «Die Grundlagen Des XIX Jahrhundrts» [27] прямо указывает на европейца как на со — здателя высшей культуры, призванного повеле — вать. Те же мысли можно найти и у Ю. Лангбена,

«Rembrandt als Erziehler» [29]. у П. де’Лагарда в его «Deutsche Schriften» [28] уже встречается тер — мин «раса господ». Ж. А. гобино в своём «опыт о неравенстве человеческих рас»[5] указывает на превосходство «белой расы» над другими, здесь же звучит и прямой запрет на расовое смешение. Т. Карлейль в «герои, почитание героев и герои — ческое в истории»[7] пишет о «новой аристокра — тии», о вождях, способных повелевать, указыва — ет на демократические принципы как на самое худшее: «Никто из нас не мог бы сказать, какая организация была бы самой лучшей. Но если вы спросите, какая самая худшая, то я отвечу: та, ко — торую мы имеем теперь, вот эта поистине самая худшая»[7, 169]. Труд г. Лебона «La psychologie des foules» [30] – прямое пособие вождю по управле — нию толпой. Ж. Сорель в «Размышления о наси — лии»[19] прославляет войну и насилие как «под — линную энергию жизни». Таким образом, самой философской мыслью второй половины XIX в., всем ходом развития реакционной общественно — политической мысли в конце XIX – начале XX вв. была подготовлена теоретическая база фашист — ского мировоззрения, а также отказ от общече — ловеческих прав и свобод в пользу тоталитарной тенденции переустройства общества.

Фридрих Ницше как философ новых ценнос — тей провозглашает мораль, основанную на силе, свободную от христианского Бога, подчиняя всё созданию завтрашнего «сверхчеловека» как фак — тору, всё оправдывающему. Процесс назреваю — щих перемен, в которых Ницше видит потерю правящей буржуазией своего господствующего

положения в государстве, Ницше характеризу — ет, как вырождение и измельчание человечест — ва, напрямую связывая его с выбранным путём развития общества: «Прогресс есть лишь сов — ременная идея, иначе говоря, фальшивая идея» [14, 271]. общемировые процессы установле — ния либерально-демократических институтов и всеобщего равенства определены Ницше как упадочные (decadence), он утверждает, «что все ценности, к которым в настоящее время чело — вечество стремится, как к наивысшим, – суть ценности decadence» [14, 272]. Подобный рег — ресс человечества Ницше связывает с формами государства, по его мнению, не способными со — здать условия для величия духа господ и появ — лению из их среды «сверхчеловека», способного захватить господство в государстве и удержать его силой. один из идеологов фашизма А. Бой — млер пишет, что: «Ключом к пониманию всех конкретных требований и целей Ницше явля — ется его представление о государстве» [26, 88]. Свой общеизвестный антидемократизм Ницше основывает на представлении о демократии как о неизменном спутнике духовного обнищания и измельчания человека: «мы – люди другой веры, для которых демократическое движение не толь — ко форма упадка политической организации, но и симптом измельчания человека, понижения его ценности. Куда же нам обратить наши надежды? [13, 137]. Свои надежды Ницше уже обратил на греческое государство как идеал государствен — ного устройства общества, считая его эталоном организации общества и необходимым условием для появления «сверхчеловека», и на греческую культуру как подлинную культуру жизни, проти — вопоставляя её демократическим ценностям как ценностям умирающих, потерявших жизненную энергию народов. Действительно, рабовладель — ческое общество античных греческих полисов, освобождая часть граждан от физического труда, обеспечивало высокий уровень культуры и ис — кусств. А. Боймлер пишет: «Идеалом Ницше были греческие государства. На примере греческих го — сударств мы должны учиться тому, чем должно быть государство. оно не должно быть самоце — лью. Против последнего всегда выступал Ницше. греческие государства были для нас образцом потому, что их главная цель состояла в создании отдельных высших людей, для них существовала и была направлена вся жизнь того общества» [26,

88]. Фашизм, обращаясь к идеальному государс — тву, считает таковым Спарту, военное, строго

иерархическое государство Древней греции, ос — новой которого служит военный союз мужчин. м. Баррес писал: «Вот одна из точек земного шара (имеется в виду Спарта), где попытались сконструировать высшее человечество» [20, 178]. Ницше считает, что греческая культура – культу- ра лишь немногих привилегированных, опираю — щихся на массы рабов. «По самому своему сущес — тву триумфальное шествие культуры полезно лишь невероятно незначительному меньшинству счастливцев, наоборот, рабство большей части есть необходимость. Раз культура действительно должна развиться до истинной радости зарож — дения искусства» [13, 148]. Здесь и осуждение принципа равенства, и гимн эксплуатации сла — бого сильным. «И если должно быть правильно, что греки погибли благодаря существовавшему у них рабству, то другое ещё более верно, мы по — гибнем от недостатка рабства» [13, 153]. Рабс — тво видится Ницше цементирующим элементом всякой истинной культуры, а идея равенства и одинаковых прав для всех должна вести к разру — шению подлинной культуры. По Ницше, к появ — лению демократических институтов в обществе приводит рабская мораль и отсутствие сильных личностей. Прямолинейность Ницше зачастую просто шокирует: «мы подозреваем, что твёр — дость, жестокость, рабство, опасность на улице и в сердце, скрытность, стоицизм, искусство иску — шения и дьяволизма всякого рода, что всё злое, ужасное, тираническое и змеиное в человеке так же успешно ведёт к возникновению вида «чело — век» как и его противоположность» [13, 65]. Ниц — ше поднимает вопрос на страницах своих произ — ведений: «Новая проблема: нельзя ли воспитать часть человечества и создать из неё высшую расу, ценой другой части» [13, 121]. отсюда понятно и раздражение, с которым Ницше набрасывался на буржуазию: «Как может стать когда-нибудь чистой кровь того, чья душа была всегда денеж — ным мешком, чьё счастье составляли грязные бу — маги?» [13, 345]. Надо понимать здесь, что свои нападки Ницше направляет не на буржуазию в целом, а лишь на среднюю её часть, на её неспо — собность выработать из своей среды сильных лю- дей, способных силой оружия, удержать власть, или, лучше сказать, господство, обеспечив себе привилегированное, доминирующее положение в государстве. Для Ницше мелкий буржуа явля — ет собой точно такой же низший, предназначен — ный для повиновения тип, как и любой рабочий. Ницше обращается лишь к так называемым «аку —

лам» буржуазии, тем, кто может превзойти уже выработанную буржуазией собственную мораль. учение Ницше о государстве усваивает фашизм как государственное устройство, полностью ос — новывающееся на эксплуатации заключённых концентрационных лагерей, принудительном труде как военнопленных, так и политических противников режима.

Ницше определяет цель и смысл человечес — кой жизни как самую важную задачу, которую необходимо решить. «Самая важная задача че — ловечества заключается в том, чтобы измерить ценность жизни и определить смысл её» [13, 13]. Предвидя приход нигилизма, Ницше формулиру — ет его в тезисе: «Бог – умер», тем самым допуская возможность новой переоценки существующих ценностей, что должно положить начало «сверх — человеку», который займёт место Бога. Поэтому Ницше относится к кризису даже положительно, он приветствует его, считая, что кризис призван сыграть свою положительную роль, приведя к

«нулевой точке», пройдя которую, можно создать новые духовные ценности. Ницше выводит, с его точки зрения, моральный идеал человека, этот идеал шире, чем просто обоснование биологичес — кого превосходства, так как Ницше разрабатыва — ет не расовую теорию, а философскую систему.

«Сверхчеловек» – это обозначение наивысшего культурного, этического и морального идеала, дающего смысл и цену жизни, но с примесью биологии. Но не только; что более важно, Ницше определяет также средства, необходимые для его достижения и принцип его оценки. То есть здесь мы подходим к главному – поиску средств избав — ления от подобного недуга, для этого нужно от — ветить на вопрос, при каких условиях возможно обновление? Ницше видит в милитаризме, то есть в войне – «средство лечения» или, правильнее было бы сказать, «средство создания» нового че — ловека [11, 47]. он пишет: «Прежде всего, война. Война была всегда великим благоразумием слиш — ком ушедших в себя, ставших слишком глубоки — ми умов; даже полученная рана заключает в себе целебную силу» [12, 751]. Фашизм, видя в войне основу своей внутренней сути, подчёркивает своё положительное к ней отношение: «Фашизм не верит ни в возможность, ни в пользу вечно — го мира. Поэтому он отвергает пацифизм, отказ от борьбы – ничтожество перед лицом жертвен — ности. Только война ведёт к максимуму напря — жения всей человеческой энергии и даёт печать благородства народам, которые имели доблесть

смело смотреть ей в глаза. Все другие испытания, которые не ставят человека перед самим собой в альтернативе жизни и смерти, стоят ниже. В силу этого всякое учение, исходящее из предваритель — ного постулирования мира, чуждо фашизму» [2, 103]. Фашизм полностью и без каких-либо оговорок принимает учение Ницше о войне:

«Фашисты считают необходимым выработать у человека те качества, которые, прежде всего, не — обходимы воину. Вся этика фашизма проникну — та этим солдатским духом, стремлением создать из людей храбрых, самоотверженных, а главное не рассуждающих воинов, готовых исполнить любое приказание. В этом отношении фашисты также обращаются к Ницше, ища у него основа — ние для «нового» этического учения» [2, 108]. Для многих немцев новая германия видится, прежде всего, в военной мощи армии и флота и в уста — новлении жёсткой, централизованной власти. Вот как оценивают сложившуюся ситуацию офи — церы рейхсвера: «Правительство, привязанное к нынешней конституции и парламенту, не может осуществить мероприятия, ставшие необходи — мыми для нашего спасения. Это может сделать лишь диктатура…» [24, 194]. обнаруживаются тенденции вновь возродить культурные и духов — ные ценности народа, которые основывались бы на милитаризме, войне, и принципе силы.

Философия ценностей у Ницше сочетается с биологическим натурализмом «сверхчеловека» и видения смысла жизни в воле к могуществу. Также она отражает социальные процессы, про — исходившие в то время в европейском обществе, где промышленный кризис начала века, разорив массу слабых предприятий, ускорил процесс концентрации промышленного производства. С. Ф. одуев в работе «Тропами Заратустры» при — ходит к подобному выводу, исходя из оценки об — щефилософских тенденций: «Если определение философии как совести эпохи не метафора, не крылатое изречение, то можно, не греша против истины, сказать, что ницшеанство, сложившее — ся на переходном рубеже развития капитализма как идейное отражение прогрессирующего кри — зиса буржуазной культуры и духа, действитель — но является совестью этой переходной эпохи…» [16, 141].

Духовные, политические и идеологические совпадения между Ницше и фашизмом, одинако — вый подход к устройству общества, политической жизни, ненависть к одним и тем же социальным процессам, отвращение к парламентаризму, жес —

токость к противнику, одинаково положительная оценка войны как духовно облагораживающего действия, позволяют фашизму с поразительной лёгкостью принять философию Ницше почти полностью. Ницшеанского «Заратустру» называ — ют первым «сверхчеловеком» и первым фашис — том. отражая характерные черты философии Ницше, фашизм, конечно же, смог выработать свой собственный подход к пониманию челове — ка, но ницшеанство становится официальной государственной философией в Третьем Рейхе.

«Воля к власти» Фридриха Ницше призывает к действию и осуществлению устремлений любой ценой, поэтому она получает отчётливый и яс — ный отклик в фашизме как вере в действие. Ниц — ше указывает на индивида, способного к макси — мальному действию, представителя человеческой элиты, хозяина, на этом и основывается фашизм: вождь и группа, окружающая вождя. Военная концепция жизни должна будет привести к но- вому осмыслению социальной и политической солидарности, должна будет выстроить обще — ство в «боевой клин», осуществив на практике принцип фюрерства. мы можем сделать вывод, что Ницше, заложивший краеугольный камень германского фашизма, его духовный отец, про — ницательный философ, чувствуя назревающие перемены, предвидел приход фашизма и пытался подготовить к нему общество.

Материал взят из: Вестник МГОУ «История и политические науки» № 3-2011

(Visited 79 times, 1 visits today)