ФАКТОР КУЛЬТУРЫ В ОБОСНОВАНИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРИОРИТЕТОВ РОССИИ В ЕВРАЗИЙСКОМ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Главная » История » ФАКТОР КУЛЬТУРЫ В ОБОСНОВАНИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРИОРИТЕТОВ РОССИИ В ЕВРАЗИЙСКОМ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
История Комментариев нет

29 марта 1994 г. в МГУ им. М. В. Ломоносова Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев впервые выступил с инициативой евразийской реинтеграции, заключающейся в создании совершенно нового объединения стран-участниц СНГ, и предложил назвать новообразова — ние Евразийским союзом – ЕАС. В своем проекте Н. Назарбаев предложил идею евразийства в качестве конструктивной геополитической доктрины, предусматривающей новый страте — гический механизм политической и экономической интеграции стран – участниц СНГ [2,

32].

С этого момента следует отсчитывать новую эпоху, эпоху, в которой евразийство стало служить не только теорией, но и конкретной политической практикой. Споры о том, соот — ветствует ли эта доктрина коренным интересам народов, живущих на территории СНГ, или нет, продолжаются по сей день. Одни видят в ЕАС потенциального соперника Европейского

© Ковалева О. С., 2011.

союза и сильного геополитического субъек — та мировой политики, другие воспринимают ЕАС лишь как попытку возрождения Совет — ского Союза. Тем не менее Россия, что нельзя не признать, имеет стратегические интересы в данном регионе, и насколько активно она будет участвовать в процессе создания ЕАС, зависит от ряда факторов, среди которых не — маловажным является культурный фактор.

Следует определить степень влияния культурной составляющей на формирова — ние политических приоритетов России на евразийском геополитическом пространс — тве. В связи с этим необходимо рассмотреть концепцию культуры в рамках классической доктрины евразийства, охарактеризовать степень востребованности идеи культуры в современной политике, выявить культурную составляющую концепции сотрудничества на постсоветском пространстве.

С помощью сложной культурологической интерпретации политические и обществен — ные деятели пытались и пытаются решить вполне конкретные геополитические про — блемы возрождения того ареала, который ев- разийцы считали «месторазвитием» особого типа государственности — «России-Евра- зии». Евразийство для современной России является политической платформой, предла- гающей реальную альтернативу либерально — демократическому проекту модернизации постсоветской государственности.

Впрочем, новая и оригинальная доктрина имеет главным образом терминологическую связь с доктринами классиков евразийства и с современными евразийскими доктринами, выдвигаемыми в России.

Само понятие «евразийства» как опре — деленной идейно-политической и геопо — литической концепции появилось в среде русской эмиграции. Основные утверждения евразийцев сводились к немногим основным положениям. Россия – это не Европа и не Азия, а Евразия, и поэтому она имеет особый путь развития. Авторы пытались по-ново — му осмыслить проблему взаимоотношений России и Запада, декларировали «возврат к себе, намерение жить, не отрываясь от своих

корней», пытались осознать процессы, про — исходящие в СССР, через трактовку русской революции как знака рождения новой Рос — сии. Вскоре от евразийцев отошел Г. В. Фло — ровский, который стал богословом и подверг евразийцев резкой критике. Евразийские теории развивал философ Л. П. Карсавин. Евразийское учение о государстве разраба — тывал специалист в области философии и права Н. Н. Алексеев. Участвовали в разви — тии идеологии евразийства Д. П. Святополк — Мирский, С. Я. Эфрон, П. Арапов.

Евразийское учение основывалось на че — тырёх идеях: 1) Россия – это Евразия, идущая особым путём развития; 2) человечество, культуры и нации являются симфонически — ми личностями; 3) все идеалы утверждаются на началах Православия; 4) идеальным явля — ется идеократическое государство.

С самого начала своего возникновения евразийство выступает как определенная историческая концепция, имеющая свои философские корни. Вся многоплановая те — оретическая деятельность евразийцев была подчинена одной цели – показать своеобра — зие «культурной личности» России, точнее, Евразии, как особого «материка», занима — ющего срединное положение между циви- лизациями Старого Света, не похожего ни на Европу, ни на Азию, хотя и испытавшего культурное воздействие и Запада, и Востока.

«Россия, – писал П. Н. Савицкий, – занима — ет основное пространство земель “Евразии”. Тот вывод, что земли ее не распадаются меж — ду двумя материками, но составляют скорее некоторый третий и самостоятельный мате- рик, имеет не только географическое значе — ние. Поскольку мы приписываем понятиям “Европы” и “Азии” также некоторое куль — турно-историческое содержание, мыслим как нечто конкретное, круг “европейских” и “азиатско-азийских” культур, обозначе — ние “Евразии” приобретает значение сжатой культурно-исторической характеристики. Обозначение это указывает, что в культур — ное бытие России, в соизмеримых между со — бою долях, вошли элементы различнейших культур» [7, 162].

Определяя русскую культуру как «евра — зийскую», евразийцы заявили, что они «вы — ступают как осознаватели русского культур — ного своеобразия» [3, 456]. Вместе с тем в их работах отмечается, что это осознание они обосновывают некоторой общей концеп — цией культуры и делают из этой концепции конкретные выводы для истолкования ныне происходящего. Очевидно, что идея свое — образия, самобытности русской культуры в евразийстве тесно связана с их учением о культуре [4, 201].

В евразийстве концепция культуры зани — мает особое место. Однако представители евразийского движения не создали каких-то специальных объемных культурологических произведений. Культурологические пред — ставления евразийцев, как правило, при — сутствуют в работах, которые прямо и непос- редственно не посвящены проблемам общей концепции культуры.

Из российских интеллектуалов, которые развивали в последние двадцать лет концеп — цию «неоевразийства», наиболее известный и авторитетный – Александр Дугин. Он по — пытался переосмыслить геополитические теории ХХ в. и построить или обосновать некую новую российскую геополитическую доктрину [2, 75].

Евразийские идеи активно вовлекаются в политический процесс и выполняют функ — ции мировоззренческого обоснования поли — тических приоритетов России в евразийском геополитическом пространстве. В этой связи отдельные аспекты евразийства, а в частнос — ти идеи культуры, становятся востребован- ными самыми различными политическими партиями и движениями в России.

Одной из наиболее последовательных форм институализации евразийской пара — дигмы в политическом процессе постсовет — ской России стало создание в 2002 г. партии

«Евразия», которая с момента учреждения позиционировала себя исключительно как общественно-политическая структура по распространению и пропаганде евразийских идей, подготовке квалифицированного евра — зийского кадрового резерва и оказанию эф-

фективного влияния на современную поли — тическую элиту в евразийском ключе [9, 22].

Формирование идейной платформы Ком — мунистической партии Российской Феде — рации происходило также под влиянием особой идеологии, которую точнее всего оп — ределить как «неоевразийство» [1, 583].

Идеи культуры, самобытности, уникаль — ности и особой исторической миссии России можно увидеть и в программе Либерально- демократической партии России.

В последние годы все усиленнее ведется теоретическая работа по осмыслению кон — цепции Евразийского проекта. Речь идет о таком модернизированном изложении евра — зийской концепции, которое могло бы стать идеологической основой Евразийского сою — за как более тесного сообщества государств, развивающегося рядом с Европейским сою — зом и другими межгосударственными объ — единениями.

Главное объяснение популярности евра — зийства в современном российском обще — стве заключается в том, что идея России как самодостаточного целостного культурного мира подсознательно исповедуется боль- шинством населения страны. Вряд ли воз — можно отрицать наличие на постсоветском пространстве самостоятельной, самобыт — ной культурно-цивилизационной среды, в основе которой лежит единый внутренний неантагонистический комплекс базисных представлений славянской, тюркско-мон — гольской, западноевропейской и даже визан — тийской культур. При этом именно русская культура, пополняемая элементами культур других народов Евразии, должна стать базой наднациональной, евразийской культуры [6,

224].

В современном российском обществе су — ществует понимание необходимости мак — симально эффективного использования и дальнейшего укрепления жизненно важных для государств-соседей исторически сло — жившихся культурных связей. Ведь остает — ся в значительной степени единая культура, основанная на русском языке, на ценностях весьма высокого свойства, которые неявным

образом этот язык передает всем, в том числе и русскому народу и другим народам, кото — рые взаимодействовали веками [8]. На про- тяжении десятилетий ведущие политики и ученые, говоря о создании евразийской кон — цепции сотрудничества на постсоветском пространстве, уделяли огромное внимание экономической, военно-технической, в луч — шем случае – геополитической составляю — щей. Но серьезная стратегия имеет и важную культурную составляющую. Ведь необычай — но важны такие аспекты, как социокультур — ная идентичность и социокультурная память народов, невозможно не учитывать эти осо — бенности при создании проектов будуще — го [5]. Если мы обратимся к историческому опыту, то не сможем не заметить, что именно социокультурная составляющая в обоснова — нии политических приоритетов нашей стран — ны всегда играла одну из главных ролей. Рос — сия как культурная область и цивилизация

– вольно или невольно – всегда рассчитывала на «центральное», «связующее» место в мире

– между контрастными мирами, претендова — ла на роль «цивилизационного моста» между Европой и Азией и брала на себя функцию объединения противоречивых частей едино — го целого.

Именно культура должна стать тем про — чным фундаментом, который закладывался веками и на котором Россия должна строить сотрудничество в евразийском регионе на постсоветском пространстве.

Ведь на сегодняшний день существует два аспекта, делающих Россию цетрообра — зующим звеном на данном этапе – это исто — рическая геополитическая миссия, а второй аспект – фактор русского языка, имеющий историческое преимущество.

Идея культуры, в контексте евразийства, является главным элементом сотрудничест — ва России со странами евразийского региона на современном этапе.

Материал взят из: Вестник МГОУ «История и политологическая наука» — № 4. — 2011

(Visited 1 times, 1 visits today)