Этика

Журналистика Комментариев нет

Имея разные взгляды на журналистику, старшее и молодое поколения разделяют разные ценности в профессии. Так, советские практики ценят журналистику за преимущества, которые она дает в сравнении с другими профессиями, а именно: возможность занимать позицию сверху над происходящим в обществе, что обеспечивается привилегией владеть информацией, общаться с персонами любого ранга, оказывать помощь людям, влиять на общественное мнение и формировать его, быть автономным в рабочем расписании. Воспринимая ценности как преимущества, журналисты обнаруживают, с одной стороны, намерение служить людям и обществу, а с другой стороны, стремление к власти над ними. Такая ориентация делает их похожими на профессионалов других профессий. С другой стороны, то, что среди них большинство советские практики, свидетельствует, что именно старшее поколение сохраняет советскую концепцию журналистики как инструмента власти и сохраняет желание воздействовать на общественное сознание и текущую политику.

Большинство постсоветских журналистов воспринимают ценности профессии как обязанность журналиста быть объективным и честным перед аудиторией, коллегами, перед собой, делать высококачественную работу. Однако на практике журналисты вынуждены действовать согласно политике их издания, проводимой в интересах властей и других влиятельных групп в обществе. Текущая практика навязывает журналисту другую обязанность ─ служение политической власти, экономической элите общества. Это принимается без сопротивления. Молодежь пришла в журналистику, имея прагматические персональные цели: заработать, найти лучшие жизненные перспективы, удовлетворить творческие амбиции. И поэтому она принимает те правила игры, которые существуют. Молодое поколение считает себя ответственным прежде всего перед нанимателем за те результаты, которые от него ожидаются. Часть из них считает, что в журналистской профессии нет ценностей, как таковых, а понятие морали едва ли к ней применимо.

Восприятия “грехов” в журналистике также различно. Многие советские практики больше обеспокоены журналистскими методами, которые ведут к насилию над личностью: вторжением журналиста в частную жизнь, диффамацией, неуважением чести и достоинства человека, причинением вреда здоровью, жизни и собственности. Постсоветские практики, наоборот, больше обеспокоены качеством информирования, тем, что часто в основе журналистского сообщения лежит дезинформация. То есть, молодежь “голосует” скорее за объективное освещение событий, тогда как старшее поколение “болеет” больше за этическое поведение журналиста. Однако оба поколения проявляют достаточную лояльность ко лжи. По их оценкам, ложь ─ временный и постоянный атрибут журналистской работы. Как временное явление журналисты оправдывают ложь в период выборных кампаний и в других ситуациях, требующих лжи. Как элемент профессии, ложь оправдывается творческой природой журналистики.

Журналисты высоко ценят дружбу. Они, например, никогда бы не написали негативный материал о своих друзьях. В работе они часто используют друзей и знакомых как источники информации и

публикуют материал по их просьбе или в их интересах. Это вполне адекватно тому, что сами медиа развивают приятельскую журналистику для своих политических и экономических “друзей”. Практика приятельской журналистики стала распространенной, особенно с начала 1990-х годов, когда редакции получили свободу от партийного и государственного контроля за направленностью и содержанием материалов и могли формировать повестку самостоятельно. С потерей цензуры медиа практически лишились и финансовой поддержки государства, а с началом шоковых реформ в экономике они вынуждены были искать новые источники финансирования, чтобы выжить. Практика заказных статей и выступлений стала обычным делом. С одной стороны, это была прагматическая стратегия выживания медиа и журналиста. С другой стороны, это было частью естественных неформальных связей и отношений, пронизывающих общество, чья культура остается больше коллективной, нежели индивидуальной, основанной на тесных разносторонних связях семьи, родственников, знакомых, друзей, коллег, их близких и знакомых.

Журналисты практически единогласно оправдывают коррупцию в профессиональной работе и в обществе в целом. Большинство считает продажность и профессионализм вещами одного порядка. Их главный аргумент ─ что все вокруг коррумпировано и зависимо и просто нет другого пути, чтобы выйти из бедности. Журналистика и сами журналисты стали товаром, а непрофессионала не купит никто. Время изменилось, старые прогосударственные приоритеты заменяются новыми рыночными, где во главу угла ставится получение материального достатка. Журналистика остается второй древнейшей профессией, поэтому, по мнению респондентов, нет никакой беды, что она продажна. Оба поколения идентифицируют профессионализм как техническое мастерство, не включая в эту характеристику этические нормы. Продажность─ товарность журналиста они рассматривают как оценку его профессионализма на рынке труда.

Два поколения имеют разные надежды на будущее. Советские профессионалы смотрят более пессимистически на будущее российской журналистики, поскольку они не верят, что политические и экономические условия существенно изменятся. Постсоветские практики более оптимистичны. Они надеются на новый порядок в стране, который будет способствовать укоренению западной модели журналистики.

Материал взят из: Российский журналист в контексте перемен медиа Санкт-Петербурга – Пасти С.

(Visited 1 times, 1 visits today)