ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА: ПРОТИВОРЕЧИЯ РАЗВИТИЯ

Главная » Естественные науки » ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА: ПРОТИВОРЕЧИЯ РАЗВИТИЯ
Естественные науки Комментариев нет

Постановка проблемы

Дальневосточный федеральный округ

– самый крупный экономический район Рос — сии (36,4 % территории). Численность насе — ления округа на 1 января 2011 г. составила

6440,2 тыс. чел. – это 4,5 % от общей числен — ности населения страны (из них 25% сель — ские жители). Демографический потенциал в рыночных условиях подвергся разрушению. За период с 1991 по 2011 гг. регион потерял

1,617 тыс. чел. или 25 % своего населения, в целом больше, чем число жителей Хабаровс — кого края и Магаданской области вместе взя — тых. Темпы сокращения населения Дальнего Востока значительно выше, чем по стране в целом. Слабая заселенность восточных райо — нов, депопуляция и отток населения дела — ют эти территории наиболее проблемными районами России. В ближайших зарубежных странах Северо-Восточной Азии (СВА) про — живает более 300 млн. чел., при том, что вся их территория составляет 48 % от общей пло — щади территории Дальнего Востока. В трех соседних провинциях китая проживает на — селения в 15 раз больше, чем на территории Дальнего Востока. Демографическая диспро — порция с тенденцией сокращения населения на территории региона с ростом демографи — ческого потенциала в соседних странах будет нарастать.

Экономическая специализация региона

экономика района при плановом хозяйс — тве базировалась на сырьевых отраслях спе — циализации: горнорудная промышленность и цветная металлургия, рыбная и лесная промышленность, транспорт, обслуживаю — щий региональные и внешнеторговые грузо — потоки, предприятия оборонного комплек- са. Переход к рыночной экономике привел к свертыванию темпов хозяйственного осво — ения Дальнего Востока. Тем не менее, Даль — ний Восток продолжает сохранять заметную роль в экономике России. В ряде работ (П. Я. Бакланова, В. и. ишаева, П. А. Минакира [2;

6; 7]) отмечается, что сырьевая специализа-

ция региона за годы реформирования стала еще более выраженной. На 10–15 % возросло значение природно-ресурсного потенциала. Основные морские и океанические порты и выходы в Мировой океан остались после распада СССР на Тихоокеанском побережье Дальнего Востока [2]. Добыча рыбы и мо — репродуктов на Дальнем Востоке составляет около 60 % общероссийской (в СССР – 43 %). В настоящее время объем промышленной продукции на душу населения в Республике Саха (Якутия) в 2,9 раза выше, чем в г. Моск- ва, в кАО – в 4,1, Магаданской области – в 2,4 раза [4]. Особое экономико-географическое положение Дальнего Востока, его уникаль — ность не раз отмечались в научной литера — туре [10 и др.]. Сложилась парадоксальная ситуация, при которой функционирование хозяйства региона привязано к природным ресурсам (лесу, морю, полезным ископае — мым), а выгоды экономико-географическо- го положения усугубили ситуацию и отвели региону роль дешевого сырьевого придатка Центра и соседних стран.

Оценка современной ситуации

Дальний Восток не утратил своего стра — тегического значения, а после распада СССР актуальность развития дальневосточных районов значительно возросла в связи с ак — тивно происходящими в азиатском регионе экономическими, демографическими, во — енно-политическими процессами. Список стран с высоким уровнем социально-эконо — мического развития – Япония, Австралия, Республика корея – дополняют динамично развивающиеся кНР, Таиланд, Сингапур, Малайзия, индонезия. Возрастающие темпы экономического развития государств Ази- атско-Тихоокеанского региона должны сти — мулировать более активную экономическую политику России для укрепления и развития экономики российского Дальнего Востока. Однако сравнение условий и результатов предлагаемых для экономического развития с приграничными районами китая не в поль — зу дальневосточных территорий. За прошед-

шие 16 лет г. Суйфэньхэ пережил достаточно бурный рост. Он превратился из типичного китайского поселка в крупный пригранич — ный центр торговли, носящий все признаки международного бизнес-центра, в то же вре — мя на российской территории практически не произошло никаких изменений, за исключе- нием стабилизации (или небольшого роста) числа жителей в пунктах таможенных про — пусков. У дальневосточных приграничных районов и городов отсутствует мотивация развития подобная той, которая наличест — вует у китайских приграничных провинций и городов, где распределение доходов пост-

мическим ростом территорий и продолжает выезжать (рис. 1).

По мнению ряда ученых, сырьевое направ — ление экономики повлечет за собой утрату интеллектуального потенциала, превраще — ние региона в сырьевой придаток для разви — тых стран СВА. Асимметрия экономического развития заключается в том, что в экспорте региона преобладает продукция низких тех- нологических переделов, предназначенная для промежуточного потребления, а им- портируются товары высокой степени обра — ботки потребительского назначения. китай занимает второе место в мире (после США) по первичной переработке сырой нефти. Он выступает в качестве посредника, как терри — тория переработки, транзита и реэкспорта нефтепродуктов, в противоположность это — му Россия видит китай как конечный рынок сбыта сырой нефти. Реализуемый в настоя — щее время сценарий экономического разви — тия Сахалинской области, г. Владивостока, обеспечивается интенсивным развитием не — фте — и газодобычи и строительства объектов для проведения саммита АТеС. Основное их ограничение – отсутствие каких-либо значи — мых социально-экономических изменений в жизни значительной части населения этих территорий, не участвующих непосредствен — но в этих проектах. Рост добычи углеворо — дов, например, обеспечивается незначитель — ным приростом работающих. Население не связывает рост своего благополучия с эконо-

Рис. 1. Взаимосвязь инвестиций в основной капитал Дальнего Востока и миграцией населения. Цифрами обозначены: 1 – инвестиции в основ-

ной капитал; 2 – миграционный прирост (отток)

населения.

При огромном наплыве рабочих в стро — ительство и нефтяные отрасли на Сахалине, объектов саммита АТеС во Владивостоке, исчисляемый десятками тысяч человек, чис — ленность выбывающего населения превы — шает численность закрепившихся. При этом крупные корпорации имеют свою внутри — фирменную структуру обеспечения произ — водства (труд, менеджмент, капитал, подго — товка кадров, наука). Поэтому в таких точках роста будут работать и получать высокие до — ходы в основном приезжие работники. Вы — сокая заработная плата их не будет влиять на реальный рост благосостояния постоянных жителей, хотя статистические органы будут показывать рост их благополучия [11].

В утвержденной Правительством РФ

«Стратегия социально-экономи ческого раз — вития Дальнего Востока и Байкальского ре — гиона на период до 2025 г.» появились конк- ретные проекты, выделились приоритетные направления деятельности, новые подходы к реализации федеральных программ разви — тия Дальнего Востока. Реализация федераль — ной целевой программы по развитию Даль-

него Востока и Забайкалья предусматривает выделение в ближайшие 5 лет на различные масштабные проекты значительных финан — совых средств. инвестиционный портфель Дальнего Востока до 2013 г. сформирован на реализацию крупных проектов на общую стоимость более 3 трлн. руб., а до 2025 г. бо — лее 9 трлл. руб. Обещанные перспективы позволили замедлить снижение численности населения в регионе в последние два года. В тоже время программа развития Дальнего Востока показывает, что сырьевая ориен — тация стала превалирующим подходом к разработке стратегии долгосрочного эконо — мического развития. Однако такой сдвиг в сторону развития сырьевых отраслей, осо — бенно нефтегазовой, нежелателен. Необхо — дима разработка системы преференций для обрабатывающих отраслей, способных даль — ше развивать производство продукции. При исчерпании источников инвестиционного финансирования или замедлении их нара — щивания, вопрос источника доходов в бюд- жет станет неразрешимым.

Большой потенциал развития Дальнего Востока России определяется наличием не только ресурсов (углеводороды, гидроресур — сы, лес и рыба), но и конкурентоспособных промышленных производств, сформирован — ной системой расселения, развитого инфра — структурного хозяйства, выгодным геоэко- номическим и геополитическим положением региона. Наиболее развитая южная часть ре — гиона – это зона преимущественного разви — тия не сырьевых отраслей экономики, основу которых составляет гидроэнергетика, ави — ационная промышленность, судостроение, транзитный транспорт, нефтепереработка, наука, высшее образование, современное здравоохранение. Следовательно, есть бла- гоприятные условия для развития «новой» экономики, обеспечивающей высокие тем- пы роста производительности труда и при — были. В литературе указывается целый ряд причин, по которым сырьевая ориентация со временем может затруднить социально — демографическое развитие. Чрезмерно боль — шая доля сырьевого сектора в экономике

страны зачастую приводит к диспропорции доходов, основная часть способных специа — листов предпочитает работать в таких секто — рах, ограничивая свои усилия извлечением доходов из природной ренты, пренебрегая возможностями успешной карьеры в отрас — лях, более благоприятных для инноваций. Наличие природных богатств стимулирует развитие политических и экономических институтов, которые также тяготеют к рен — тоориентированному поведению, что в еще большей степени усугубляет всю систему мотиваций в данном обществе в сторону сы — рьевых отраслей.

Для улучшения ситуации полпред Прези — дента РФ по Дальнему Востоку В. и. ишаев предложил применять особую государствен — ную политику, снять ограничения, препятс — твующие ускоренному развитию на террито — рии перерабатывающих производств, в том числе высокотехнологичных инновацион — ных производств, включая судо — и авиастро — ение, формирование космического кластера на базе космодрома «Восточный» [12]. Не — обходимость рационального использования природных ресурсов в регионе определяется их уникальностью и конкурентными пре — имуществами. В сочетании с человеческим капиталом они являются решающим фак — тором развития экономики и обеспечения высокого качества жизни населения. Сохра — нение природного потенциала для будущих поколений и обеспечение устойчивого раз — вития экономики возможно при рациональ — ном и неистощительном использовании при — родных ресурсов.

Оценка региональных преимуществ

использование постиндустриальных ис — точников развития (квалифицированная мо — бильная рабочая сила, конкурентоспособные технологии) предполагает приоритетность инвестирования в человеческий капитал. Движение по инновационному, социально ориентированному пути развития означает превращение интеллектуального потенци — ала населения в ведущий фактор экономи-

ческого роста и повышение благосостояния населения. В зарубежном опыте существуют несколько другие оценки эффективности развития предприятий с преобладанием сы — рьевой экономики. При освоении канадского севера Д. Паже называет положительные сто — роны доминирования в экономике минераль — но-сырьевого сектора [8]. Среди них, напри — мер, возможность быстрого решения острых социально-экономических проблем. Откры — тие и ввод в разработку одного крупного месторождения из стратегических полезных ископаемых (золота, алмазов, нефти, газа) сразу кардинально меняют картину в таких районах. Появляется возможность решения инфраструктурных проблем. Сооружаются дороги, аэродромы, порты и причалы, кото — рые, если бы не разработка месторождения, просто бы не строились. Появляется возмож — ность роста доходов как старожильческого, так и пришлого населения. Увеличивается привлекательность территории для развития других видов хозяйственной деятельности (в той мере, в какой это возможно, исходя из географических, климатических и прочих условий). Провинция или отдельный муни- ципалитет при освоении подобных ресурсов значительно расширяет свои возможности в отношении «управления» своим будущим социально-экономическим развитием тер — ритории. эти преимущества перекрывают отрицательные стороны при осуществлении проектов в основном в поселениях с моно — отраслевым характером экономики, отсутс — твием в них других форм занятости. крат — косрочный период высокой экономической эффективности, связанный с периодом ос — воения месторождений, неустойчивость до- ходной части региональных бюджетов из-за падения объемов добычи, проблем и допол — нительных расходов на рекультивацию при — родной среды и др. [8].

В оценке эффективности экономики Дальнего Востока не учитывается ряд обсто — ятельств. На Дальнем Востоке в производс — тво вовлекались ресурсы, крайне важные для экономики и обеспечивающие экономи — ческую окупаемость. Например, на 100 долл.

инвестиций в добычу якутских алмазов при — ходится 600 долл. прибыли при их реализа — ции. Аналогичная картина и с добычей дру — гих высокодоходных ресурсов. Но большое количество компаний ограничиваются лишь пассивным ловом рыбы и поставкой ее на экспорт. Устойчиво мнение, что из региона выгодно только транспортировать наиболее

«валютоемкую» продукцию без переработ — ки: лососевые, крабы, кальмар, икра, морс — кие гребешки. В расчетах В. Л Бабурина [1] показано, что ресурсы восточных районов России дают основную часть экспортной вы — ручки и доходов бюджета, которые концен — трируются в двух пристоличных регионах, потому снижается возможность развития восточных районов и неизбежно будет на — растать их периферийность и депрессив — ность. Региональная дифференциация ведет к межрегиональным диспропорциям в уров — не жизни, непомерно высокой дифференци- ации доходов населения, распространению и закреплению бедности, неконтролируемым миграционным процессам. В рыночной эко — номике мимо региона проходят рентные и экспортные доходы, таможенные сборы и т. д., поступающие в центр. Неравноценен об — мен интеллектуальной ренты на природную. В этом скрыта причина деградации региона

– энергетического донора с низким качест — вом региональной системы жизнеобеспече — ния. Аналогом в мировой практике являет — ся обогащение развитых стран и разорение стран – энергетических доноров. Богатые природными ресурсами страны и регионы теряют свои преимущества. Они переходят к тем, кто может эти ресурсы приобрести и использовать, туда же переходит и контроль над ресурсами.

При любом сценарии развития террито — рий болезненным остается вопрос о распре — делении и закреплении доходов за теми из них, где они были получены. как бы ни была низка эффективность государственного ре — гулирования развития дальневосточной эко- номики, государство не может быть просто внешним наблюдателем и регулятором, оно должно быть инвестором, предпринимате-

лем, т. е. необходимо вернуться к прежней модели развития, усовершенствовав ее. Ны — нешние технологии без должного подкрепле — ния человеческим капиталом и новыми тех — нологиями не дают эффективных решений. Материалы III Международной конферен — ции по развитию европейской социальной модели показали, что финансовый кризис и нерегулируемый рыночный капитализм привели к большим потерям и трудностям. В англо-американском мире доминирующей тенденцией стало потребление, а не произ- водство. На это были нацелены займы и кре — диты. Развитие большинства финансовых институтов проходило без контроля госу — дарства. Усиление инфляции способство — вало сокращению доходов среднего класса, хотя до поры это перекрывалось облегче — нием предоставления кредитов. Говорить о рынке как главном регуляторе социального государства теперь нельзя. В США крепнет убеждение, что капитализм может существо — вать, только регулируемый государством [3].

Новая региональная экономика, которая в своей основе имеет задачи по обеспечению современного экономического роста, реаль — ность современного этапа развития региона. Для обеспечения социально-экономическо — го развития Дальнего Востока необходимо решение демографической проблемы на ос- нове инновационного развития экономики региона как условие закрепления населения. Для большинства дальневосточников пред — почтительно такое состояние экономики, ко — торое связано с ростом уровня потребления. А. В. Пантин [9] определяет данное эконо — мическое развитие следующим образом: от варианта с высокой степенью экономичес — кой интеграции в мегарегион СВА до разви — тия, сопровождающегося дифференциацией единого пространства на зоны различного уровня жизни, тяготеющие экономическими связями в большей степени друг к другу, а в меньшей степени – к зарубежным странам. Перспективы развития населения региона определяются геополитическими и внешнеэ — кономическими интересами России в данном регионе. Нельзя игнорировать объективный

фактор возрастания роли Азиатско-Тихооке — анского региона, а отставание Дальнего Вос — тока в развитии приводит к потере им здесь потенциальных возможностей сохранения хотя бы нынешних позиций [5].

Нарастающая угроза региональной бе — зопасности – это снижение темпов эконо — мического и социального развития, демог — рафического потенциала и уровня жизни. Процветанию территории способствуют эко — номические институты – в первую очередь

– защита прав собственности и развитые финансовая система и инфраструктура, осо — бенно транспортная, которые и превращают богатство в капитал. Государство не должно допускать снижения жизненного уровня на — селения ниже определенного уровня, вслед за которым может наступить катастрофи — ческая потеря устойчивости социальных отношений. Население из дальневосточного региона продолжает уезжать, за 2009 г. насе — ление уменьшилось на 20 тыс. чел. к 2025 г. треть рабочих мест нужно будет замещать трудовыми мигрантами. При существова — нии резкой границы между слабозаселенным Дальним Востоком и плотно населенной со — седней провинцией китая проблема «лишне — го» населения на востоке России сразу пред- ставляется непродуманной.

Заключение

Определяя стратегическую линию демог — рафического развития, нужно ориентиро — ваться на реальную динамику численности населения в близлежащих странах с интен — сивным развитием экономики. Территори — альные претензии, предъявляемые к России государствами Азиатско-Тихоокеанcкого региона (АТР), во многом обусловлены, по — мимо экономической слабости, слабой за — селенностью Дальнего Востока, невозмож — ностью обеспечить достаточную плотность населения даже в приграничных районах. Демографическое давление на Дальний Восток будет возрастать. Причем претен — зии касаются южных, наиболее освоенных районов, с разведанными ресурсами. Через

него Россия в ближайшем будущем может с наибольшей эффективностью реализовать импульс развития от АТР. Поэтому сохра — нение и приумножение социально-эконо — мического потенциала Дальнего Востока от — вечает долговременным интересам России. Реализация любых целей, которые ставятся для Дальнего Востока, зависят от того, на — сколько успешным может быть превращение этой территории в район, где жизнь и эконо — мическая деятельность людей происходит не в экстремальных, а нормальных, сравнимых с эталонными территориями условиях, а во многом даже и лучше.

Материал взят из: Вестник МГОУ «Естественные науки» №4-2011

(Visited 4 times, 1 visits today)