ДИНАМИКА ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ РОССИЯН В ПОСТСОВЕТСКУЮ ЭПОХУ: ПОТЕРИ И ПРИОБРЕТЕНИЯ

Главная » Философия » ДИНАМИКА ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ РОССИЯН В ПОСТСОВЕТСКУЮ ЭПОХУ: ПОТЕРИ И ПРИОБРЕТЕНИЯ
Философия Комментариев нет

Отражением социально-культурных, экономических и политических процессов современного российского общества ста — ли изменения устоявшихся значений, основополагающих принци — пов, определяющих и характеризующих общественную и повсед — невную жизнь людей. Речь идет о цементирующем начале социаль — ной жизни – ценностном пространстве индивида и общества. Постижение его содержания и динамики остается важной целью исследования характера социальной реальности и социального взаимодействия. По направленности процесса трансформации ценностей можно судить об успешности или кризисности общест — венных преобразований. Понять особенности аспектов ценностно — го сознания россиян в условиях социетальных трансформаций возможно, только анализируя теоретические основания, факторы, условия и направления развития базовых ценностей.

Под ценностями обычно понимаются обобщенные представ — ления, ориентиры, стереотипы общественного и индивидуально — го сознания, функционирующие как идеальные критерии оцен — ки и ориентации, с которыми индивиды и социальные группы соотносят свои действия в общественной и личной жизни.

Когда же речь заходит об эмпирических исследованиях, то своеобразным заместителем выступают ценностные ориентации.

Ценностные ориентации – это широкая система ценностных отношений личности, поэтому они проявляются как избиратель — но-предпочтительное отношение не к отдельным предметам и явлениям, а к их совокупности, т. е. выражают общую направлен- ность индивида на те или иные виды социальных ценностей.

Социологов ценностные ориентации интересуют, прежде все — го, как определяющий фактор в регуляции социального взаимо — действия. В этом понимании ценность представляется как состав — ляющий элемент культуры, основа ценностно-нормативного ме — ханизма социального управления поведением групп и общностей.

Ценностные ориентации формируются как актуализация на — иболее предпочтительных целей, которые могут быть значимы — ми для определенной группы людей на определенном этапе их жизни.

Система устойчивых ценностных ориентаций личности яв- ляется показателем того, что можно ожидать от индивида. О со — циально-политической позиции, о духовном мире личности можно судить по тому, на достижение каких ценностей она на — правляет свои усилия, какие объекты являются для нее наиболее значимыми, т. е. ценностные ориентации выступают как обоб — щенный показатель направленности интересов, потребностей, запросов личности, социальной позиции и уровня духовного развития.

Механизмы трансформации ценностных ориентаций в ста — бильные и в «лихие» периоды развития общества различны. В рамках стабильного развития процесс трансформации ценнос — тей происходит в основном линейно, при определяющей роли социального контроля, путем коррекции отклоняющего разви — тия, с помощью специализированных групп и институтов, таких, как воспитание, образование, бюрократия [1]. В период ради — кальных перемен этот процесс происходит без заданного направ — ления.

Ценностные ориентации изменяются и закрепляются в об — ществе через когортные группы.

Практически все исследователи сходятся в неоднородности изменений ценностных ориентаций населения в период реформ, выделяя три основных периода, когда в сознании россиян доми — нировали те или иные ценности.

Первый этап – 1992–1995 гг. В этот период, несмотря на обо- стрившийся кризис, традиционные ценности преобладали. Па — радокс ценностного сознания россиян этого периода заключает- ся в том, что несмотря на потрясения 1991–1993 гг. и остроту ма — териальных проблем, крушение прежних идеалов, изменение жизненных стандартов, практически полностью сохранилось со- отношение одобряемых и отрицаемых ценностных суждений. Всероссийские исследования, проведенные Центром исследова — ния ценностей Института философии РАН «Наши ценности се — годня» в 1990 г. и «Динамика ценностей населения реформируе — мой России» в 1993–1995 гг. (рук. Н. И. Лапин), показали, что к числу одобряемых ценностей относились: самоценность жизни; свобода; забота о ближнем и слабом; взаимопонимание; равно- правный диалог; спокойная совесть. К числу отрицаемых: само — вольное лишение жизни другого человека; жизнь для себя, не

для потомков; благополучие прежде свободы; равенство доходов; борьба до победы над оппонентами; власть над другими людьми [2]. Вместе с тем наметились отличия ценностных ориентаций различных социальных групп: среди молодежи стало нарастать стремление к материальной обеспеченности, тогда как старшее поколение все больше ориентировалось на социальную защиту.

Аналогичные тенденции зафиксированы в исследованиях РНИС и НП 1990 г. и 1994 г. – к числу ценностей-лидеров отно — сятся те из них, которые связаны с комфортностью внутреннего мира человека и его микромира: спокойная совесть, семья, инте — ресная работа. В число ценностей-аутсайдеров входили: власть, признание, успех; отмечалась также относительно небольшая значимость ценностей материального характера [4].

Преобладающая линия поведения россиян того времени –

ожидание государственных гарантий. По данным ВЦИОМ, в

1990 г. 10% опрошенных выражали готовность пойти на какие — либо жертвы ради государства, 58% требовали большей заботы государства, 23% считали, что не государство, а сами люди долж — ны были проявить инициативу и самостоятельно заботиться о себе [5].

Горизонт повседневных интересов людей представлен забо — тами о постоянном, пусть и небольшом заработке и увереннос — тью в завтрашнем дне (45% опрошенных в 1989 г. и 54% в 1994 г.) [6, с. 219]. Возможность стать собственником, открыть свое дело привлекала 45% опрошенных в 1994 г.

В исследованиях ВЦИОМ задавался вопрос об идее, которая могла бы объединить общество. Так, в 1989 г. назывались следу- ющие позиции: материальное благосостояние (40% опрошен — ных), справедливость без привилегий и льгот (30%), возрожде — ние деревни (30% опрошенных). Результаты опроса 1994 г. пока — зали, что на первые места вышли такие ценностные ориентиры, как законность и порядок (20%), стабильность (16%), достойная жизнь (10%) [6, с.225]. Таким образом, самая распространенная позиция в 1994 г. получает в два раза меньше голосов, нежели в

1989 г. В обществе не высвечиваются идеи, способные объеди — нить большую часть населения, но, как отмечает Ю. А. Левада, на первые места выдвинулись требования, не связанные с идеоло — гическими установками.

Картина ценностных ориентаций личного порядка представ — лена следующим образом. Наиболее значимые из них: крепкое здоровье, здоровье близких, материальная обеспеченность, проч — ная семья. Следующие по значимости: социальная защищен — ность, хорошая еда, любовь, интересная работа, возрождение

русского народа, создание равных возможностей для всех, рас — ширение культурного кругозора. Наконец, к наименее значимым позициям относятся: возможность высказывать свое мнение, ус — пех, религия, бизнес.

В 1994 г. произошла смена знака отношения к таким сужде — ниям, как «комфорт для себя, своей семьи» и «быть яркой инди- видуальностью», из категории отрицаемых они перешли в кате — горию одобряемых, и наоборот, суждение «жить как все» из одо — бряемого стало отрицаемым, по сравнению с результатами опроса 1990 г. [2, с. 55]. По данным исследования, проведенного РНИС и НП в 1994 г., на позицию «быть яркой индивидуально — стью» было ориентировано 47,8% опрошенных [4].

Еще одно важное обстоятельство: к середине 1990-х гг. лю — дей, считающих себя верующими, насчитывалось порядка 50% по сравнению с 15–18% в 1989 г. Это свидетельствует о том, что появляется интерес к новым установкам, символам, значениям.

Можно констатировать, что к середине 1990-х гг. ценностное сознание россиян претерпевает значительный сдвиг в сторону модернистских ориентаций при утрате части традиционных. Происходящие изменения в общественном сознании в середине

1990-х гг. вели к постепенному появлению новых эталонов пове — дения, схем взаимодействия и ценностных образцов.

На втором этапе (1996–1998 гг.) достаточно ярко проявляется резкое изменение общественного ценностного сознания. Оно приобретает новое направление движения. Ценности традициона — листские, носившие духовно-нравственный характер, начали вытесняться ценностями индивидуалистского характера, матери- альными, прагматическими. Как отмечает Н. И. Лапин: «Нет пред — заданности путей эволюции общества. Напротив… существует мно — жество возможностей выбора того или иного пути» [7, с. 80].

По данным М. К. Горшкова, если в первые годы реформ две трети населения России отдавали приоритет ценности свободы над ценностью материального благополучия, то с 1996 г. более половины населения страны стало оценивать материальное благосостояние значительно выше ценности свободы, причем радикальные изменения в предпочтении этих двух базовых жиз — ненных ценностей затронули примерно 30% россиян. Схожим образом поменялись местами ценность интересной работы с цен — ностью высокой оплаты труда. Смена этих ценностных предпо — чтений охватила также почти треть населения страны. Это вре — мя, когда люди были вынуждены выживать, осваивать новые для себя модели рыночных механизмов и законов, сосредоточились на поддержании своего существования.

Различные социальные группы, в зависимости от степени адаптации, демонстрируют процесс трансформации смыслового содержания ценностей. Например, понимание свободы как воз — можности быть самому себе хозяином, что является традициона — листской ценностью, сосуществует наряду с пониманием свобо — ды как совокупности политических прав и свобод, что ближе за — падной интерпретации.

Социологические исследования в середине 90-х показыва — ют различные ориентации у жителей разных регионов. Ориен — тация на западные ценности характерна для населения москов — ского региона. Их ценностное сознание носит преимуществен — но индивидуалистический характер, близкий западному менталитету. Жители Москвы демонстрируют ориентацию на собственные силы, неприятие жесткой авторитарной власти, придают большое значение ценности свободы, понимая ее как набор определенных политических прав, отстаивают свободу СМИ, а также, в большей степени, чем в других регионах, наст — роены на развитие страны по пути рыночной модернизации. Что касается жителей Центрально-Черноземного района, то у них сохраняются патерналистско-конформистские ориента — ции, уравнительные тенденции, установка на общество равных доходов. При этом они показывают толерантное отношение к людям, разбогатевшим за годы реформ. Возможно, это объяс — няется усилением значимости материальных факторов в цен — ностном сознании. Для жителей Центрального Черноземья до — статочно значима свобода, понимаемая как воля, как возмож — ность быть самому себе хозяином. Зато четко выражена потребность в сильном лидере, «жесткой руке». Но в целом ценностное сознание остается традиционалистским [4].

Таким образом, разные социальные группы, в зависимости от степени адаптации, демонстрируют полярно отличные ценност — ные системы. Главными дифференцирующими факторами при этом выступают возраст и место жительства. Группа молодежи (до 30 лет) последовательно выражает установку на западный путь развития, либерально-демократические ценности (равенст — во возможностей, свобода, возможность социальной дифферен — циации, поддержка реформ).

Трансформационные процессы ценностного сознания поро- дили новое соотношение традиционных и инновационных цен — ностей. Наметилась новая схема ценностных координат. Ориен — тиры на западные ценности, ценности индивидуализма, способ — ствуя успешной адаптации некоторых социальных групп к новым социально-экономическим условиям, с другой стороны

привели к распространению частнособственнической психоло — гии, разрыву связи поколений, «индивидуализировали» общест- во (З. Бауман). Оказались востребованы и поддерживаются во всех сферах жизнедеятельности презентационные ценности. Скромность как нравственное качество девальвировано. Распро — страняется преобладание целерациональных, инструментальных ценностей над ценностно-рациональными [1, с. 100].

Третий этап начался в 1998 г. Изменения, происшедшие к концу десятилетия реформ, поставили перед вопросом: грядет ли новый социальный порядок или нарастает новый кризис?

На протяжении 1990-х гг., по данным всероссийских иссле- дований, настрой, связанный с положением дел в стране, носил достаточно пессимистический характер, в отличие от ожида — ний личных (семейных) перспектив. Кроме того, как отмечает В. А. Ядов, самоидентификация в кругу близких (семья, друзья, коллеги по работе) на порядок выше идентификации с больши — ми социальными общностями. Произошла ломка идентичнос — тей: утратив чувство «мы – советские люди», россияне пришли к самоопределению «мы – это мои близкие, и государству, и об — ществу нет до нас никакого дела» и только существенно «за — тем» осознают себя как россияне, русские, еще в меньшей сте — пени православные [9, с. 387]. Российское общество становится дезинтегрированным.

Дефолт 1998 г. поставил страну в ситуацию массового страха (по данным РНИС и НП, его обнаружили 90% населения). Обо — стрилось чувство неопределенности и непрогнозируемости жиз — ни. Страх преследовал людей повсюду: боялись за будущее сво — их детей, остаться без работы, без средств к существованию, без лекарств и медицинской помощи и т. п.

В это время наблюдается возвращение ценностного созна — ния к исходной позиции начала 1990-х, и в целом к концу это — го десятилетия восстановилась картина, характерная для пери — ода начала реформ. Традиционные базовые ценности россиян, демонстрируя исключительную устойчивость, возвращаются на свое место в структуре ценностных координат. Резко возра — стает значимость спокойной совести и душевной гармонии (89,6% опрошенных по сравнению с 84,7% опрошенных в

1993 г.), усиливается ценность свободы (59,9% опрошенных), равенства возможностей (65,9%), яркой индивидуальности (46,5%), любви к родине (55,0%), интересной работы (49,6% оп — рошенных). Снижается интерес к доступу к власти, к оказанию влияния на людей. Возрастает удельный вес коллективистской модели отношений [4].

По-видимому, трансформация ценностного сознания росси — ян происходит в соответствии с определенной логикой, последо — вательно. При нарастании социальной дезинтеграции, обостре — нии аномии на фоне первичного взаимодействия с новыми цен- ностными ориентациями происходит усиление значимости традиционных ценностей. В периоды снятия остроты социаль — но-экономических проблем, в процессе социальной адаптации наблюдается популяризация и усвоение инновационных ценно — стей. Результатом этого процесса является формирование ново — го типа ценностных систем в общественном сознании россиян.

Трансформация ценностных ориентаций в эпоху перемен но — сит противоречивый, порой парадоксальный характер. Изменя — ется соотношение, состав ценностей в общественном сознании, их содержание, происходит наполнение их новым смыслом. Час — то в сознании одного человека совмещаются разные, даже проти — воположные ценности.

В настоящее время в России сосуществуют две противопо- ложные модели ценностных систем: традиционалистской россий — ской ментальности (35–40% населения) и западной индивидуали — стической ментальности (25–30% населения). Остальную часть населения – 30–40% – составляет группа с противоречивым ти — пом ценностного сознания [3, с. 363]. Эта группа является резерв — ной – из нее пополняется та часть населения, которая начинает принимать ту или иную систему ценностных ориентаций.

Р. Инглехард в панельных исследованиях ценностных ориен — таций населения разных европейских стран показал, что ценнос — ти, разделяемые нынешней молодежью, будут доминировать в массовом сознании через 15–18 лет [7, c. 390]. Ценностные ори — ентации современной молодежи представлены следующим обра — зом: главными жизненными ценностями являются семья, друзья и здоровье, затем идут интересная работа, деньги и справедли- вость (значение последней ценности в настоящее время возрас — тает). Замыкает семерку главных жизненных ценностей религи — озная вера [6]. Кроме того, массовые опросы молодежи фиксиру — ют ее конкурентоспособность, опору на собственные силы,

«инновативность», демократизм. Вместе с тем, для них достаточ — но значимы ценности коллективизма и взаимосотрудничества, что объединяет эту группу со старшими поколениями [7, с. 390].

Отсутствие общенациональной солидаризирующей идеоло — гии не позволяет создать институциональную основу для устой — чивых и благоприятных ценностных ориентаций в российском обществе. Созданию такой основы должны способствовать ста- билизация экономики, экономический рост, усиление роли госу-

дарственных структур, авторитета власти, что вполне согласует- ся с потребностью общества в «сильной руке», которую демонст — рируют приверженцы различных ценностных систем. Такое раз — витие событий позволит избежать или свести к минимуму дез- интегративные процессы: различия ценностных систем, носящих региональный характер, разрыв между богатыми и бед — ными. Возрастание значения такой ценности, как «справедли- вость», возможно, как раз связано с вероятностью преодоления дезинтеграционных тенденций путем целенаправленной госу — дарственной политики, национальной программы построения

«общества социальной справедливости».

Материал взят из: Ежемесячный научный журнал Серия «Философия. Социология» № 2–3/07

(Visited 24 times, 1 visits today)